Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05 2010
Александр ГОЛЫШКО  05 мая 2010

Регулирование 2.0. С точки зрения будущего

Вся сумма происходящих на рынке ИКТ перемен давно требует ответных изменений в регулировании. А чтобы преодолеть вечное отставание от рынка,  регулирование должно работать на опережение и исходить из трендов инфокома.

Александр ГОЛЫШКО, канд. техн. наук

«Сегодняшние приоритеты государства – создание в стране широкополосной
мультисервисной сети, новой системы регулирования,
разработка новой методологии проектирования сетей.
Наблюдаемый перенос на новые технологические или технико-экономические
решения старых методик – это от бедности, от узости кругозора,
от недостатка компетенции».
Н.С. Мардер
(на конференции NGN’2009)

Сетевая ситуация

Телекоммуникации в последнее время сталкиваются с беспрецедентными вызовами со стороны других сегментов рынка массовых коммуникаций. Дорогу этим вызовам они вымостили сами, причем, как это обычно бывает, из лучших побуждений: диверсификации сервиса, роста ARPU и увеличения прибыли, не говоря уж об ускоренном внедрении инноваций и сетевой модернизации. Назревшая необходимость перехода на более функциональные и эффективные IP-сети, для которого требуются немалые инвестиции, перетекание доходов от владельцев инфраструктуры к поставщикам сервисов, стремительное развитие конкурентной мультисервисной среды в лице Интернета, серьезное усиление роли информационного обслуживания в жизни пользователей, продолжающееся регулирование отрасли по правилам, сложившимся за 150-летнее господство телефонии, неуклонное ухудшение динамики доходов от чисто голосовой связи – вот лишь малая часть возникших проблем.

Пожалуй, сегодня трудно найти специалиста, который не был бы уверен, что в новых условиях отрасль должна получить какое-то другое регулирование, и для начала неплохо бы попытаться представить, к чему все идет. Ведь без изучения трендов и работы на упреждение регулирование опять будет отставать от действительности. Хотим мы или нет, но все дальнейшее развитие телекоммуникаций и существующих поверх них инфокоммуникаций будет определяться развитием различных интернет-технологий. Мы так мечтали о мультисервисе, но когда он пришел, не всем это понравилось. Более того, регулирование во многих странах довольно долго старалось не замечать Интернет, считая его услуги вторичными, несерьезными и некачественными.

Объективно прогресс телекоммуникаций приводит к тому, что сети связи становятся, с одной стороны, все более многофункциональными и скоростными, а с другой – все менее заметными для пользователей. По своему взаимодействию с потребителем они все больше похожи на энергетические сети или сети водоснабжения. Потребитель, нажимая выключатель или открывая кран, абсолютно не задумывается над тем, благодаря какой именно энергетической или водопроводной компании зажигается свет или наполняется джакузи. Аналогично на первый план для пользователя выходит широкополосный доступ (ШПД) и единая услуга под названием «связь», которая дает и доступ к информационным источникам, и голос, и видео, и массу других полезных приложений. И важны отнюдь не потенциальные возможности каких-то конкретных операторов, которыми они привыкли нас осчастливливать, а их умение стать полезными в повседневной жизни абонентов.

Как показал недавний MWC’2010 в Барселоне, насыщается не только рынок фиксированной связи, насыщение сотового рынка идет еще быстрее. За 20 лет мобильная связь охватила 3 млрд абонентов (в 2007 г.), рубеж в 4 млрд достигнут в 2009 г., а 5 млрд ожидается к концу 2010 г. И главный вопрос, на который отвечали производители мобильных терминалов на MWC’2010, – это не «как ты выглядишь», а «что ты можешь». Независимо от программной начинки любое современное мобильное устройство предоставляет доступ в Интернет, позволяет фотографировать, снимать и смотреть видео, слушать музыку, читать книги, получать навигационную информацию и пр. Да, чуть не забыл – еще они могут передавать голос и SMS. Тренды таковы, что к 2015 г. значительная часть человечества будет пользоваться относительно дешевыми смартфонами с недорогим мобильным ШПД. Однако все инвестировавшие в мобильную индустрию успели привыкнуть к высоким прибылям и быстрой окупаемости, и это заставляет мобильных операторов все активнее искать, на чем зарабатывать завтра.

Интернет уже создал и альтернативную коммуникативную среду, и альтернативную инфраструктуру, в результате чего развитием сетей связи ныне занимаются выходцы из компьютерной индустрии. Интернет как глобальная связность пользователей существует сразу в трех «лицах»: как вариант сети передачи данных, как распределенная база данных и как бизнес-среда. Но видно это не сразу и не всем, поэтому споры вокруг Интернета часто приобретают привкус бесконечности.

Возьмем сеть передачи данных. Принятие отраслью принципов пакетной коммутации и массовый переход на IP-протокол ознаменовали наступление эпохи так называемых сетей нового поколения (NGN), которые являются более эффективным инструментом доставки мультисервиса потребителю. Но с чисто сетевой точки зрения они имеют своей конечной целью превращение в некое подобие Интернета, поскольку постепенно приобретают все его признаки и способность передавать любые виды информации. Разве что качество обслуживания (QoS) будет лучше, поскольку изначально рассчитывалось только на «своих» абонентов. Однако со временем каждому оператору захочется дополнительно диверсифицировать сервис, снизойти до виртуальных операторов, выйти на смежные рынки и обеспечить доступ к любым источникам мультимедиа. И тогда операторам всем вместе придется решать проблемы обеспечения качества в объединенных сетях, к чему не привыкли сервис-провайдеры Интернета.

Недавно японский мобильный оператор NTT DoCoMo представил свое видение технологий ближайшего будущего. К примеру, большой экран мобильному терминалу станет не нужен, поскольку изображение будет проецироваться на любую поверхность или просто в окружающее пространство в виде голограммы. Телефон превратится в универсальное коммуникационное устройство, по совместительству – электронный ключ и электронный билет, организатор видеоконференций, автоматический голосовой переводчик, а также пульт дистанционного управления домашними роботами – от пылесоса и холодильника до горничной и повара. А подзаряжаться он будет благодаря движениям человеческого тела и изготавливаться, разумеется, из вторичного сырья. Какие же из этого следуют выводы, помимо выводов о содержимом японских свалок? – Очевидно, далеко не все вышеуказанное «втиснется» непосредственно в мобильный телефон. Поэтому еще один тренд, без которого невозможна «настоящая» мобильная связь 4G со скоростными радиоканалами, – это облачные вычисления (cloud computing). Абоненты хотят постоянно быть подсоединены к мобильному Интернету, где бы они ни находились, каким бы устройством ни пользовались, а вся сложная обработка информации должна осуществляться в «облаках». Для операторов это означает необходимость предоставить абоненту доступ к его «облаку», в котором хранятся его данные, контакты, фильмы, причем с любого устройства – мобильного телефона, компьютера, телевизора. Эти услуги не будут разрабатываться под конкретную модель телефона или ОС, их предполагается доставлять по сети и оплачивать в нужный момент. Так «встает на крыло» новая модель взаимоотношений мобильной индустрии с абонентами, базирующаяся на поставке сервиса, а не битов или байтов. И конкурировать между собой здесь будут не только сегодняшние операторы.

Современный сетевой «зоопарк» из узкоспециализированных сетей, имеющих определенную иерархию, рано или поздно превратится в плоскую ячеистую сеть All-IP, состоящую из набора равноправных узлов/маршрутизаторов, к которым подключаются и другие такие же сети (в том числе «устаревшего» вида), и базовые станции, и все источники информации, и абоненты. Почему? Потому что это просто, логично и дешево. Аналогичное преобразование, к примеру, только что продемонстрировал всему телекоммуникационному миру консорциум 3GPP при реализации концепции LTE/SAE, включающей не только радиоинтерфейс (LTE), но и базовую сеть SAE (System Architecture Evolution). В ней осталось всего два интерфейса: между базовой станцией и IP-сетью и между базовыми станциями, которые могут легко расставляться на местности и соединяться друг с другом. Вообще-то технология NGN экономически эффективна, когда построенная на ее базе IP-сеть заменяет собой все узкоспециализированные сети, а не становится всего лишь еще одной сетью в иерархическом «зоопарке», ради того чтобы, к примеру, слегка улучшить телефонию. И было бы разумно это стимулировать.

Что касается территориально привязанной телефонной нумерации, то цифровая связь может легко имитировать любую нумерацию или сетевые зоны. Может быть, пора предоставить сетям NGN возможность показать свою экономическую эффективность, когда один SoftSwitch или платформа IMS могут обслуживать всю страну, а также абонентов, разъезжающих по планете, как это делают Интернет-сервисы. Да и разве именно телефонными номерами определяется сегодня доставка мультисервиса? К примеру, более 10% абонентов фиксированной телефонной связи имеют адрес Skype. А еще есть Google и много других проектов, среди которых, кстати, пора появиться и отечественным, дабы деньги пользователей не уходили на сторону. Здесь уместно вспомнить былых ненавистников автомобильного транспорта, выдвигавших 100 лет назад законодательные требования, согласно которым впереди движущегося автомобиля должен был идти человек с флагом, предупреждающий конный транспорт о возможной опасности. Ведь лошади могут испугаться. Ну и где теперь эти лошади?

Однако базой для существования инфокома останутся сети связи, требующие не только модернизации, но и инвестиций вне зависимости от того, похожи они в чем-то на Интернет или нет. Поэтому один из важнейших вопросов, которые предстоит решать в процессе формирования нового регулирования отрасли, – как сочетать интересы государства в части построения надежной и всеохватывающей сети (включая сети спецназначения) и создания благоприятной среды для развития телекоммуникационного бизнеса? К примеру, компания Telekom Austria, решив потратить 1 млрд евро на первом этапе строительства сети NGN, заявила, что не перейдет к второму этапу, пока не получит четкого представления о будущем регулировании новых сетей.

Сервисная ситуация

Сервис бывает разный. Он охватывает как чисто сетевые услуги, связанные с выделением того или иного телеком-ресурса, так и все остальное, за что удается получить деньги. Но за последние годы ситуация здесь изменилась кардинально, поскольку поставщики сервиса сегодня готовы дать все, что захочет клиент. К примеру, недавно аналитики Gartner предсказали, что в течение следующих двух лет около половины всех компаний начнут использовать Twitter, а примерно каждая пятая компания для межличностных коммуникаций перейдет от электронной почты к социальным сетям. Skype распространил результаты исследования использования коммуникационных технологий предприятиями малого и среднего бизнеса в России и Европе: 79% опрошенных компаний в качестве замены личного общения во время командировок выбрали именно Skype. Очевидно, поэтому Skype собирается внедрить новое приложение, рассчитанное на корпоративный сектор, который пока еще во многом «кормит» фиксированную связь.

Таких примеров новых веяний можно привести массу. При этом полезно помнить, что потребителю совершенно все равно, каким именно образом ему доставляются услуги (3G, FTTx, WiMAX, xDSL и др.). Ему важно лишь отношение цена/услуга, в которое собственно и входят тарифы, договорные алгоритмы и многоликое качество – от вежливого общения и оперативности доставки до пауз в загружаемом контенте и отказов в обслуживании. И трудно не увидеть, как «чуждые» традиционному телекому интернет-технологии подбираются к его передовым рубежам.

Возьмем одну из реализаций NGN – платформу IMS. Как известно, это инструмент, дающий оператору возможность на фоне обостряющейся конкуренции удерживать абонента с помощью предоставления мультисервиса, обеспечив к тому же конвергенцию сетей и услуг. Разумеется, это «хардверно-софтверное» решение изначально недешево, но зато, как обещается, ввод третьей и последующих услуг будет для владельца IMS весьма недорогим. Однако сервисов развелось невероятно много, и почти все они доставляются через ШПД, к развитию которого приложили немало сил как раз те, кому и надо бы устанавливать на своих сетях IMS. Именно этим путем, невзирая на государственные границы, операторов и регуляторов, идут сервисы Skype, «Яндекс», Google, IBM, Microsoft и пр. Еще вчера неразвитость ШПД делала их получение проблематичным, но сегодня многие размышляют уже об HDTV поверх ШПД. И похоже, что проблемы наблюдаются лишь при доставке «тяжелого» контента в реальном времени, потому что развитие сетей не поспевает за ростом трафика.

Следует заметить, что все интернет-сервисы изначально ориентируются на неуклонно расширяющийся спрос, опираются на реально действующие бизнес-модели и часто даже бесплатны для потребителя. Разумеется, они не всегда гарантируют качество, но работают над этим. Например, Google скупила все «темное» волокно на территории США, приобрела алюминиевый завод с энергоснабжением 250 МВт, где разместила 500 тыс. серверов, и непрерывно заключает партнерские соглашения с различными поставщиками сервисов. Это альтернативный путь к универсальной доставке сервисов с помощью распределенной платформы, которая подкреплена работой с лояльной клиентской базой. Кстати, возможно, так и должно создаваться реальное «электронное» государство, населенное 140 млн «электронных» граждан и управляемое «электронным» правительством.

И пока не привыкшие к развитию дополнительных сервисов операторы раздумывают над внедрением IMS и строят стратегии внедрения третьей и четвертой услуг, их интернет-конкуренты запускают еще пару десятков сервисов вдобавок к имеющимся сотням. Теперь придется решить: чего мы хотим? Развития сетей и услуг или максимально долгого сохранения существующих правил, которые все менее действенны для интернет-компаний, извлекающих деньги из рынка связи?

  

Выводы из вышесказанного будем делать в следующий раз, дабы сформулировать вопросы, на которые предстоит ответить в процессе формирования нового регулирования инфокома.  икс 

«ИКС» о регулировании ИКТ. 2009: № 2–3, с. 6; № 12, с. 6. 2008: № 2, с. 6; № 6, с. 8; № 12, с. 68, 69. 2007: № 4, с. 76; № 9, с. 69; № 10, с. 6; № 12, с. 65, 84. 2006: № 1, с. 2; № 2, с. 68; № 3, с. 6; № 5, с. 8;  № 7, с. 74; № 8, с. 4; № 12, с. 61, 44.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!