Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09 2011
Александра КРЫЛОВА  13 сентября 2011

Василий СЕЛЮМИНОВ: «Я – за бизнес face-to-face»

Наш герой утверждает, что счастливо избежал кризиса среднего возраста. Самостоятельность, склонность к анализу, креативность, а еще жизнелюбие – эти качества проявились в его характере уже в детстве. Во взрослой жизни они помогли ему преуспеть в бизнесе, стать эффективным топ-менеджером, исполнительным директором компании Landata.

Василий СЕЛЮМИНОВ, исполнительный директор компании LandataДетство, отрочество и юность

Не могу сказать, что мои родители уделяли моему воспитанию много внимания. Но так получалось, что я сам не хотел делать ничего такого, что вызвало бы их недовольство. Напротив, мне нравилось, чтобы учителя меня хвалили, плестись в хвосте было не в моем характере. Учился я в спортивной школе, которую выбрал сам. Занимался легкой атлетикой – бегал длинный спринт 400 и 800 м. Для бега на короткие дистанции требовалась другая мышечная масса, а на дальние мне, признаюсь, бегать не нравилось. Я и теперь не люблю задачи, решение которых слишком растягивается во времени: мне нравится видеть результат своей работы в обозримом будущем. Бежать 400 м тоже очень тяжело, результат дается со слезами – зато один круг, ты упал от усталости, и все – свободен... Но профессиональным спортсменом становиться я все же не собирался, на это нужно было тратить здоровье, а я готов был отдавать бегу лишь свое время.

В конце 70-х мы все увлекались электроникой, считали, что благодаря ей наша жизнь станет лучше. Проблем с математикой и физикой у меня не было, поэтому я сознательно искал вуз с максимально техническим наполнением. Остановился на Московском энергетическом институте: в МЭИ был факультет электронной техники, к тому же институт находился неподалеку от дома.

Специальность у меня была всеобъемлющая – «промышленная электроника». Нас учили всему, но больше всего меня увлекли не силовые установки, не трансформаторы, а микропроцессоры. Изучали мы и программирование на уровне алгоритмического понимания и постановки задач.

В институте я активно занимался общественной работой, с первого и до последнего курса ездил со студенческим стройотрядом в Сибирь. Мне нравилось создавать что-то на пустом месте, с нуля; наверное, тогда я понял, насколько мотивирует ощутимость результатов своего труда.

Мои университеты

2-й курс. Ступино. Картошка Как и многие выпускники нашего вуза, по распределению я попал в закрытый НИИ, где и проработал пять лет, внеся небольшую толику своего труда в общую обороноспособность нашей страны. Лаборатория занималась автоматизацией производственных процессов, я работал с ЭВМ и занимался программированием.

В те годы государственные учреждения активно закупали компьютеры «белой» (европейской или американской) и «желтой» (индийской) сборки. Первые российские капиталы делались именно на этих поставках. Автоматизированные рабочие места закупал для своего НИИ и я. Однако, в отличие от пионеров нашего бизнеса, я еще не изжил тогда веру в то, что государство сможет само себя перестроить. Серьезным ударом по ней стал 1991-й – когда зарплаты в государственном НИИ перестало хватать на то, чтобы прокормить семью.

Какое-то время я был свободным программистом, пока в 1993 г. не оказался в фирме «Партия». Начинал менеджером торгового зала, а вскоре стал отвечать за все продажи компьютерной, офисной техники. Надо сказать, что в «Партии» маркетингом как стратегией занимались мы, сами продавцы, при активном участии акционера: садились и придумывали с нуля. Эпоха дефицита продолжалась, и наш лозунг: «Неважно, сколько товар стоит, важно, что люди знают: у нас его можно купить всегда», – воспринимался покупателями с одобрением.

В условиях ненасыщенного рынка мы делали то, что до нас в России никто не пытался: продавали полки в магазинах производителям, привозили из-за рубежа дефицитные вещи и раздаривали их покупателям, разыгрывали автомобили. Мы уговаривали вендоров раскошелиться на невероятные акции – заключили соглашение с группой «Машина времени», которая должна была дать в качестве рекламной поддержки несколько концертов за год, сотрудничали с кабаре-дуэтом «Академия», покупали развороты в «Московском комсомольце», провели множество ярких и необычных на тот момент мероприятий.

«Партия» стала для меня большой школой, мы тогда сделали компанию с красивым, узнаваемым брендом. Вообще 90-е гг. были для меня счастливыми. Уходил я из «Партии» пять лет спустя с должности помощника президента.

Новая жизнь на рынке людей

Еще до кризиса 1998 г. у меня возникло желание сменить поле деятельности. В существующем бизнесе все стало ясно и понятно, не оставалось вершин, которые нужно было покорять. А мне хотелось реализовывать новые, интересные проекты, решать новые задачи. Так я оказался сначала в компании «Белый ветер», давнем конкуренте «Партии», а затем в R-Style Computers, где впервые запустил Интернет-магазин, наладил сборку компьютеров, выстроил канал сбыта – в общем, приобрел очень ценный и новый для себя опыт.

2000 г. стал важным моментом в моей карьере – меня пригласили управлять продажами в компанию Landata. По времени мой приход совпал с подписанием соглашения между Landata и Avaya. Это был именно тот момент, когда компания Landata взяла курс на проектную дистрибуцию. Мы учились продавать не просто высокотехнологичное оборудование, а комплексные решения со всем спектром необходимой поддержки. Это была действительно интересная работа, требующая максимальной отдачи и четкого знания текущей рыночной ситуации. Нашей следующей победой стало заключение соглашения с IBM. Тут мы выбрали модель продаж со склада, для которой был необходим серьезный анализ рынка, понимание продуктовой стратегии вендора, умение прогнозировать.

Вообще работа в сегменте проектной дистрибуции – непростая задача. Необходимо обрабатывать массу информации, следить за всеми тенденциями рынка. Здесь от руководителя требуется предвидеть возможные события и уметь грамотно реагировать на меняющуюся ситуацию.

F a c e - t o - f a c e  

– Какое время было более благоприятно для дела – 90-е или 2000-е?

– Здесь сложно дать однозначный ответ. С одной стороны, чем стабильнее государство, тем бизнесу легче планировать. С другой – в 90-е, когда никакой стабильности не было, высокий уровень маржи позволял пробовать несколько вариантов. Прибыль, полученная в ходе одного эксперимента, с лихвой покрывала все риски. Сейчас ситуация в корне изменилась. Цена ошибки очень велика: можно в одночасье все потерять.

– Ваши мотивы для занятий бизнесом, вот уже 20 лет?

– Однажды я был в Вене на семинаре, организованном одним из производителей. Это был мой первый выездной семинар подобного рода. И вот там от английских коллег я услышал фразу «Бизнесом нужно заниматься, чтобы появилось свободное время, которое можно будет посвятить хобби». Моим увлечением стали путешествия. И сегодня я имею возможность и активно поработать, и приятно отдохнуть. Скажу честно, мне нравятся оба этих процесса.

– Какими принципами вы руководствуетесь?

– Главное – быть честным по отношению к партнеру, обсуждать с ним проблемы по мере их возникновения. Когда-то я сказал, что для меня бизнес делается face-to-face. Я должен знать, с кем работаю, мы с партнером должны доверять друг другу. Еще один принцип: «Что ни случается, случается к лучшему», очень помогает мне двигаться вперед.

– Что для вас наиболее ценно в бизнесе?

– Мне нравится чувствовать себя комфортно. Понятие «комфорт» в моем понимании включает в себя и материальное вознаграждение, и моральное удовлетворение результатами, и атмосферу в коллективе. Наш бизнес требует живого общения с людьми, делать это через секретаря очень тяжело.

– Наверное, отсутствие кризиса среднего возраста – это заслуга семьи?

– У меня маленькая семья: жена и сын. В этом году мы отпраздновали серебряную свадьбу. Сейчас жена – домохозяйка. Впрочем, когда в 90-х было трудно, она полгода кормила семью, зарабатывая на операциях с ваучерами. С тех пор принятие решений в нашей семье – ее прерогатива.

Сын унаследовал от меня только легкость в формулировании мыслей. В остальном он совсем другой: гуманитарий с философским складом ума. В этом году он закончил  факультет государственного управления МГУ им. Ломоносова и находится в свободном поиске своего места в жизни, в который я стараюсь не вмешиваться.

– Ваши личные задачи на ближайшую пятилетку?

– Я со школьной скамьи пытаюсь выучить английский язык, несколько раз предпринимал попытки научиться говорить на бытовом уровне, но каждый раз энтузиазм постепенно угасал. Вот мой сын знает английский язык в совершенстве, а еще немного говорит по-немецки, по-французски, по-испански. Освоить язык – для меня важная задача. Решив ее, можно будет взяться за вторую – совершить с семьей путешествие по одноэтажной Америке.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!