Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2011
Юлия ВОЛКОВА  09 ноября 2011

Рождение сверхновой

Технология LTE пока еще не принесла широким массам российских пользователей действительно высокие скорости по-настоящему мобильного интернет-доступа, но уже спровоцировала в телекоммуникационном сообществе изменения, которые даже называют историческими.

Как странно меняются с переменой обстоятельств

тайные пружины, управляющие нашими влечениями!

Д. Дефо 

Юлия ВОЛКОВА, заместитель начальника АНО «Радиочастотный центр МО» Как-то в школе на уроке физики учительница рассказывала нам, шестиклассникам, о булате. О том, как в древности мастера, комбинируя различные сорта железа и стали, в ходе многократной перековки и закалки добивались чередования тончайших слоев металла с разными свойствами и получали материал с совершенно новыми качествами гибкости и твердости, в котором один компонент компенсировал недостатки и усиливал достоинства других.

История стремительного прихода LTE в Россию напомнила мне тот самый школьный урок. На примере продвижения проекта, который можно условно назвать «Даешь спектр для LTE», мы не только наблюдали появление в России новой технологии связи – на наших глазах родилась новая модель общения операторов с регулятором. Можно считать, что структура принятия решений «все решает чиновник» уходит в прошлое, и мы вплотную приблизились к принятой во многих странах модели, когда мнение участников рынка не отбрасывается по мотивам «у нас тут не колхоз, а государственное ведомство», а учитывается как равноправное. И главный результат применения этой модели выражается в том, что привычное нам противостояние различных компаний в борьбе за «свои» доли существующего рынка сменяется теснейшим их взаимодействием в едином стремлении создать новый рынок для всех.

От первого шага

Помнится, когда идея объединения «большая тройка плюс Ростелеком» и поручения этому объединению работ по конверсии спектра для LTE была высказана впервые, многие сочли ее неосуществимой. Бумажные и электронные СМИ сначала соревновались в предсказаниях скорой гибели самой идеи, потом наперебой зомбировали общественное мнение касаемо невозможности за полгода написать «кондиционный» отчет и прогнозировали, как минимум, перенос решения этого вопроса, а как максимум – его полный провал. С трибун многочисленных конференций и круглых столов признанные и не очень эксперты от электросвязи заявляли, что радиочастотный спектр – это вовсе не голое поле для фантазийных построек, а дремучий лес, в котором «Союзу LTE» нужен проводник – признанный отраслевой НИИ, заслуженная ассоциация операторов или пользователей и иже с ними, без которых новичка ждет на этом пути масса опасностей и хитроумных ловушек.

Но вот я держу в руках подписанное 8 сентября решение ГКРЧ №11-12-02 «Об использовании радиочастотного спектра радиоэлектронными средствами стандарта LTE и последующих его модификаций» и не очень верю своим глазам. Ведь от «первого шага», сделанного 28 декабря прошлого года, когда телекоммуникационный мир узнал о принятии решения ГКРЧ №10-10-03-02 «Об исследовании возможности и условий использования полос радиочастот 694–915 МГц, 925–960 МГц, 1710–1880 МГц, 1900–1980 МГц, 2010–2025 МГц, 2110–2170 МГц и 2500–2700 МГц для внедрения сетей мобильного широкополосного доступа перспективных радиотехнологий в Российской Федерации», до указания Роскомнадзору «провести конкурс на лицензии LTE» не прошло и года. Всего лишь девять месяцев – и даже наиболее пессимистично настроенные эксперты были вынуждены признать, что конкурирующие операторы действительно могут работать совместно и что результатом такой работы действительно может стать нечто совершенно новое.

История в ассоциациях

Для тех, кто забыл или не знает истории проникновения в Россию предыдущего стандарта сотовой связи – 3G, скажу, что для сетей третьего поколения аналогичный период занял на семь лет больше. Начался он 22 февраля 1999 г., когда ГКРЧ приняла решение № 22/6, поручившее Национальной радиоассоциации (НРА) – в ответ на ее обращение – провести исследования возможности использования частот в диапазоне 2 ГГц для сетей 3-го поколения. А завершился 23 октября 2006 г. – в эту знаменательную дату после многочисленных исследований и экспериментов было принято решение ГКРЧ № 06-17-01-001, постановившее провести конкурс на лицензии 3G. Вот так 7 лет и 8 месяцев потребовалось различным гражданским и военным НИИ, ассоциациям и союзам операторов для того, чтобы ГКРЧ дала зеленый свет технологии 3G.

Еще пару лет назад никто не мог даже себе представить, что решение о том, куда, как и когда будет развиваться связь, не готовится чиновниками и не придумывается кабинетными учеными, а формируется самими операторскими компаниями. Теми, кто не понаслышке знает, чего хочет абонент, и представляет себе, как должна и как будет работать система. И знают они это из собственного опыта, а не из теоретических изысканий и не из статей в более-менее доступной прессе. «Союз LTE», объединив ранее необъединяемое, обеспечил своевременное принятие регулятором действительно знакового решения, которое столь же уникально для нашей страны, как и сам «Союз LTE».

Учимся на ошибках регулятора

О том, что спектр у нас милитаризован до невозможности, и о том, что «конверсия спасет связь», сегодня знают даже студентки второго курса экономического факультета МТУСИ. Однако далеко не всё то конверсия, что конверсией называют. Попытки заставить военных поделиться спектром предпринимаются в нашей стране с конца 90-х гг., но лично мне известен только один пример, когда конверсия вылилась в реальный результат, – это сети GSM. И относится он вовсе не к нашему времени, когда на конверсию спектра тратятся миллиарды государевых рублей, а к концу 80-х – началу 90-х гг. прошлого века. И выполнялись тогда работы в условиях частного финансирования, а вовсе не бюджетного.

После этого ни один проект, связанный с необходимостью демилитаризации частот, цели своей не достигал. И причиной тому – вовсе не нехватка знаний у ученых и не отсутствие нужной техники у разработчиков. Дело в том, что в 1998 г. были приняты правила проведения конкурсов на частоты, по которым операторам стало неинтересно финансировать работы по высвобождению спектра. У них не было ровным счетом никаких гарантий того, что частоты, которые они высвободят за свой счет, достанутся именно им, а не организованной позавчера компании, какой-нибудь «Разность инвест».

Для того чтобы осознать ошибочность этих решений, потребовалось более 12 лет «смутного времени», когда конверсия формально вроде бы шла: работы заказывались, отчеты писались… Только вот результатов ее никто почему-то не видел. И лишь в конце 2010 г. регулятор принял решение, согласно которому частоты для связи новых поколений должен расчищать тот, кто этот спектр будет впоследствии использовать. И в этом своем решении ГКРЧ попала точно в унисон с президентом страны, который на экономическом форуме в Санкт-Петербурге призвал активно привлекать частные предприятия к участию в процессе модернизации.

Никто не спорит, что работы, затрагивающие спектр, который (действительно или формально) занят сегодня военными, требуют государственного внимания и обязательного участия специалистов Минобороны. Однако призывы, смысл которых сводится к слогану «утром конверсия, а вечером – лицензии», звучащие сегодня с самых разных сторон (причем вовсе не со стороны наших золотопогонных коллег), к сожалению, вызваны вовсе не заботой о прогрессе технологий. Это плохо прикрытые попытки помешать операторам получить частоты уже сегодня. Вы спросите – зачем? Ответ на поверхности. Общеизвестно, что за последние несколько лет ряд небольших компаний «то мытьем, то катаньем» получили разрешения на использование частот в диапазонах, которые 3GPP наметила для развития LTE. Причем большинство этих «пользователей частотного ресурса» вовсе не намерены предоставлять услуги связи, их цель – в недалеком будущем продать полученный практически бесплатно спектр большим операторам за немалые деньги.

Под углом зрения

ФАС

По каким-то неведомым мне причинам антимонопольщики России полагают, что оптимальным решением для LTE будет создание в каждой отдельно взятой деревне отдельно взятой сети LTE. Однако многие забывают о том, что перед регулятором в области связи стоит одна очень важная задача – обеспечивать эффективное использование ограниченного частотного ресурса. Из курса экономики нам известно, что наиболее эффективно ресурс используется в том случае, когда какое-либо иное его распределение не дает обществу заметной выгоды. Так вот, поскольку LTE – стандарт глобальный, строить отдельные местечковые сети невыгодно никому – ни абоненту, ни операторам, ни регулятору.

Мировое сообщество

То же самое говорит нам и мировой опыт. Не случайно в подавляющем большинстве стран лицензии LTE априори могут получить только операторы, имеющие опыт работы на рынке подвижной связи. Многие страны уже «обожглись», выдав новичкам частоты для сетей связи новых технологий и получив на выходе либо долгий и дорогостоящий путь вывода на рынок новых услуг, либо «вторичный рынок», на котором компании, не сумевшие построить сети, откровенно спекулировали частотами и лицензиями.

Абонент

А вот навязываемое пользователям представление «чем больше операторов, тем выше конкуренция и тем ниже цены», на мой взгляд, очень и очень спорно. Мы же не редиску на рынке продаем. Здесь ситуация в корне иная. Абонентам намного выгоднее, чтобы новые сети строили большие операторы. Ведь новичкам придется начинать с нуля: строить антенные башни и мачты, прокладывать и вводить в эксплуатацию кабельные трассы, арендовать крыши и помещения под аппаратные для базовых станций и коммутаторов, получать частоты для РРЛ (и это тоже стоит немалых денег) и т. д. и т. п. Так что для правильного ответа на вопрос, будут ли у нового оператора тарифы ниже, высшего экономического образования не требуется.

Без прогнозов

К сожалению, пока еще никто не сумел точно спрогнозировать, какими путями пойдет развитие связи завтра и послезавтра. Можно, конечно, поднять приснопамятные «Концепции…» развития сотовой и пейджинговой связи, вышедшие из-под пера министерских чиновников в 1997–1999 гг. И улыбнуться: ведь эти – вполне, кстати, официальные – документы предсказывали, что к 2015 г. проникновение сотовой связи в России достигнет аж 50% (!). Не зря говорят, что прогнозы удавались только поэтам.

Но вот одно можно уже сегодня сказать совершенно точно – настоящая (в отличие от «бумажной») конверсия спектра будет осуществлена только в условиях прямого контроля за выполнением всех работ со стороны операторов. А контроль такой станет возможным только тогда, когда и цели, и текущие задачи, и финансирование будут определяться теми, кто заинтересован не в «процессе» конверсии, а в ее результатах. И при таком сценарии развития событий реальные плоды конверсии в виде новых услуг связи, предусмотренных стандартом LTE, будут доступны абонентам задолго до того момента, когда, согласно старым концепциям, сотовые трубки должны были оказаться в карманах половины населения России.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!