Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2012
Евгения ВОЛЫНКИНА  11 декабря 2012

Три дороги российских ИТ

Ассоциация предприятий компьютерных и информационных технологий (АП КИТ) подготовила документ, определяющий ключевые проблемы и направления развития ИТ-отрасли на стратегическую перспективу. Отреагирует ли государство на эту инициативу не только прекраснодушными декларациями, но и конкретными делами?

Евгения ВОЛЫНКИНАПравда, история предыдущих попыток ИТ-сообщества помочь государству в развитии высоких технологий не дает больших оснований для оптимизма. Первая попытка состоялась еще при позапрошлом составе Минкомсвязи и закончилась принятием концепции развития ИТ-отрасли, о реализации которой история умалчивает. Вторая, предпринятая в 2010 г., как отмечает АП КИТ, была профильным министерством проигнорирована. И вот третий заход.

К исследовательскому проекту по разработке стратегических направлений развития ИТ-отрасли в РФ на 2012–2020 гг. АП КИТ привлекла McKinsey & Company, которая считается одним из самых авторитетных в мире консультантов по ИТ-рынку. Работа началась в январе 2012 г., анонс документа, получившего название «О мерах по развитию отрасли ИТ в Российской Федерации. Подход бизнес-сообщества» (для краткости – Стратегия), был сделан в июле, и тогда же он был направлен в Минкомсвязи, Минобрнауки, Минэкономразвития, Минпромторг и некоторые другие ведомства с предложениями о дальнейшем использовании в работе и возможной доработке с учетом их интересов. Официальное публичное представление Стратегии состоялось, по словам исполнительного директора АП КИТ Николая Комлева, в лучших традициях советских диссидентов – сначала за рубежом, на конференции Russian Innovation Week, прошедшей в конце октября с.г. в Маунтин-Вью (Калифорния, США), правда, в присутствии чисто российской аудитории.

Ориентиры и потенциал

Как отмечается в Стратегии, четыре из 14 указов нынешнего президента, подписанных им в первый день вступления в должность, для своего исполнения требуют применения информационных технологий и развития всей ИТ-отрасли. Речь там идет о 25 млн новых высокопроизводительных рабочих мест к 2020 г., повышении в 1,3 раза доли продукции высокотехнологичных и наукоемких отраслей в ВВП к 2018 г., повышении производительности труда в 1,5 раза к тому же сроку, о попадании пяти российских университетов в первую сотню ведущих мировых университетов к 2020 г., доведении проникновения электронных госуслуг до 70% к 2018 г. и пр. Так что вывод однозначен – развитие отрасли ИТ необходимо для решения ключевых задач государственной политики. С развитием ИТ связано и создание условий для повышения конкурентоспособности национальной экономики. Именно этим целенаправленно занимаются многие страны, причем не только высокотехнологичные Гонконг и Сингапур, но также Индия и Китай.

Есть примеры и в СНГ. В Казахстане еще в 2006 г. был принят закон «О государственной поддержке инновационной деятельности», предусматривающий создание спроса на продукты ИТ-отрасли со стороны государства, обеспечение квалифицированными кадрами, строительство инфраструктуры и защиту внутреннего рынка. На Украине в мае 2012 г. введен целый комплекс налоговых льгот для ИТ-индустрии, о которых наши ИТ-компании могут пока только мечтать.

Да, затраты на ИТ и разного рода проекты информатизации в России довольно быстро растут (со скоростью примерно 18% в год), но по международным стандартам они очень скромны. Если у лидеров информатизации – США, Великобритании и Гонконга – затраты на ИТ в 2011 г. составляли от 4,0 до 4,4% ВВП, то в России – всего 1% (средний показатель по миру – 2,4%). Хотя потенциал у российской ИТ-отрасли хороший: у нас немало компаний, разрабатывающих программные продукты мирового уровня, есть и компании, которые успешно конкурируют с мировыми лидерами на внутреннем рынке.

Однако роль государства в этих успехах в лучшем случае нулевая. Зачастую они достигнуты в условиях неравной конкуренции с иностранными компаниями, пользующимися поддержкой своих стран (здесь и протекционизм по отношению к собственному производителю, и налоговая система, заточенная под высокотехнологичный бизнес, и меры по поощрению выхода своих компаний на внешние рынки, экспорта и импорта новых технологий). О фискальном характере российской налоговой системы и ее дискриминационном характере по отношению к высокотехнологичным компаниям известно всем. Лишь после долгих тяжелых боев в закон «О страховых взносах...» (№ 212-ФЗ от 24.07.2009) были внесены поправки, благодаря которым некоторая часть ИТ-компаний смогла получить временные льготы, но назвать их стимулирующими развитие ИТ-отрасли в России язык не поворачивается (достаточно сравнить налоговые ставки с соседями по СНГ). Свой вклад в сдерживание внедрения новых информационных технологий вносит и Федеральная таможенная служба: сроки прохождения оборудования через российскую таможню порой находятся за гранью добра и зла, а временный ввоз оборудования существует фактически только на бумаге (наглядной иллюстрацией этой практики может служить хотя бы разница в экспозициях стендов международных вендоров на зарубежных и российских технологических выставках).

Без государства никак

К сожалению, для информатизации национальной экономики и внедрения передовых информационных технологий наличия квалифицированных специалистов, талантливых разработчиков и энергичных руководителей ИТ-компаний недостаточно. Нужна поддержка государства. Авторы Стратегии считают, что для успешного развития ИТ-отрасли в России необходимо построить целую ИТ-экосистему, которая предусматривает:

  1. Создание спроса на информационные технологии со стороны государства (система госзакупок ИТ-решений и продуктов, обеспечение конкурентоспособности экспорта ИТ-продуктов
  2. Формирование благоприятных условий для ведения бизнеса (налоговая система, таможенные процедуры, регулирование трудовых отношений).
  3. Развитие человеческого капитала (система образования и повышения квалификации, инфраструктура рынка труда).
  4. Создание благоприятных условий для финансового капитала (прямые иностранные инвестиции, венчурное финансирование, кредиты, займы, государственные субсидии).
  5. Построение инфраструктуры (не только сетевой, но также инфраструктуры для ведения бизнеса и выполнения НИОКР).

Пока по всем этим позициям, по данным World Economic Forum Global Competitiveness Report 2012, достижения у нас более чем скромные: в рейтинге из 142 стран по доступности новейших технологий мы занимаем 121-е место, по госзакупкам ИКТ – 99-е, по защите интеллектуальной собственности – 126-е, по времени, необходимому для запуска бизнеса, – 104-е, по бремени госрегулирования в ИКТ – 99-е, по качеству системы образования – 82-е, по доступности венчурного капитала – 88-е, и лишь по проникновению ШПД мы находимся выше среднего уровня – на 46-м месте.

Что делать?

В ответ на сакраментальный русский вопрос авторы Стратегии предлагают принять целую программу мер, в которой список даже самых неотложных шагов получился весьма внушительным: развитие ИТ-аутсорсинга и разработка требований к информатизации в госорганах, маркетинг России как производителя ИТ-продуктов и услуг, налоговое стимулирование внедрения ИТ, совершенствование системы государственных тендеров на ИТ-продукты и услуги, разработка системы стандартов электронного взаимодействия между государством, бизнесом и населением, ослабление фискальных требований к ИТ-стартапам, расширение льгот по налогу на прибыль и по страховым взносам для ИТ-компаний, упрощение импорта электроники и компонентов, финансовая поддержка ИТ-ориентированного высшего образования, создание программ повышения квалификации ИТ-специалистов, вовлечение ИТ-компаний в завершающие этапы образования в вузах, поддержка ИТ-предпринимателей в поиске венчурного финансирования и даже повышение гибкости процедур найма и увольнения в ИТ-отрасли.

Если сюда добавить еще более длинный список мер с приоритетом пониже, то станет ясно, что работа предстоит более чем серьезная и потребует она скоординированных усилий многих министерств и ведомств.

Услышали. Ура?

Радует то, что документ, представленный АП КИТ, госведомства не проигнорировали. По словам замминистра связи и массовых коммуникаций Марка Шмулевича, министерство надеется использовать часть положений Стратегии в своей работе, хочет продолжить диалог по тем направлениям, которые представляются спорными, и готово вместе с ИТ-сообществом работать над повышением привлекательности российской юрисдикции для ИТ-компаний и их конкурентоспособности на внешних рынках, над проблемами развития человеческого капитала, построением инфраструктуры для развития отрасли и расширением круга компаний, получающих налоговые льготы. Заинтересовалось Стратегией и Минобрнауки, но при этом, правда, попросило подготовить адаптированный вариант с пунктами, непосредственно касающимися этого ведомства. Впереди презентация Стратегии в Общественной палате и слушания в Госдуме.

Все это, конечно, замечательно, но давайте реально смотреть на вещи. В Стратегии представлены три возможных сценария дальнейшего развития ИТ-рынка России. При самом неблагоприятном сценарии, т.е. без принципиальных структурных изменений, инерционное развитие ИТ-отрасли даст к 2020 г. двукратный рост ИТ-рынка при сохранении нынешней доли ИТ в ВВП на уровне 1%. Средний вариант возможен при реализации всех вышеупомянутых самых приоритетных мер, результатом чего станет ускоренный рост сегментов ПО и ИТ-услуг, общий рост рынка в 3,5 раза и повышение доли ИТ в ВВП до 2,4% (уровень Китая и Индии). И лишь в случае полного построения ИТ-экосистемы с выполнением и самых неотложных, и менее приоритетных мер мы сможем выйти на уровень развитых стран с долей ИТ в ВВП порядка 4% (как в США и Великобритании) при 6-кратном росте объема ИТ-рынка.

  

Вы уже, конечно, догадались, какой сценарий самый реалистичный? Нет? Перечтите еще раз выделенный курсивом список главных приоритетов.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: