Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 04 2013
Юлия ВОЛКОВА  09 апреля 2013

Как помочь LTE и не разучиться говорить по телефону

Фантастические рассказы о возможностях подвижной связи 4G пленяли население Земли практически с того самого момента, когда в телекоммуникационном сообществе созрело понимание, что скоростей и информационных объемов 3G не вполне хватает уже сегодня, а для завтрашних потребностей человека их совершенно недостаточно.

Юлия ВОЛКОВАВы помните, как долго и трудно входила Россия в 3-е поколение сотовой связи? Почти десять лет всевозможных научно-частотных исследований завершились выдачей лицензий только в 2006 г. – на шесть лет позже, чем в Европе. Но и по сей день сети UMTS (3G) обеспечивают высокоскоростную подвижную связь менее чем в 20% населенных пунктов нашей страны. Поэтому неудивительно, что уровень проникновения высокоскоростного мобильного доступа в интернет в России не стоит даже сравнивать с показателями ведущих рынков. Здесь стандарту LTЕ, можно сказать, повезло. С выдачей лицензий на сети 4-го поколения наша страна оказалась если не впереди планеты всей, то уж точно не позади. Но, как выяснилось, лицензии – условие обязательное, но далеко не достаточное. Они оказались лишь «приглашением к танцу». И, по всей видимости, перед нами разыгрываются только первые такты увертюры.

Распределение ролей

В этой игре несколько действующих лиц. Самым главным из них является абонент. Это для него предназначены новые услуги, это он будет передавать более «тяжелый» контент на более высоких скоростях, в конечном счете это он за все и заплатит. И – что самое удивительное – готов заплатить. В отличие от ситуации, которая наблюдалась с внедрением 3G, теперешние пользователи знают, чего они ждут от 4G, и многие уже присматривают для себя смартфоны и планшеты с поддержкой LTE.

Вторая главная роль, несомненно, принадлежит операторам. Получив выигранные на конкурсе лицензии, сотовики активно приступили к их реализации. Следует отметить, что регулятор обременил победу на конкурсе довольно жесткими условиями – к концу текущего года каждый из операторов должен начать предоставление услуг LTE в пяти–восьми регионах страны. Вторым условием защиты лицензии стал охват всех городов региона с населением более 50 тыс. человек и с обязательным обслуживанием всех учебных заведений. Такие жесткие сроки и требования заставляют строить сети, используя для этого все доступные возможности. А вот их-то как раз и не хватает.

Регулятор – третий участник игры. Он должен, с одной стороны, дать абонентам возможность получить требуемые услуги, а с другой – обеспечить условия для справедливой конкуренции между операторами. В разных странах мира такие противоречивые задачи решаются разными способами. США, например, выдают своим операторам лицензии на абсолютно чистый спектр, использование которого не требует никаких лишних согласований. Заплатив аукционные цены, заокеанские операторы строят сети в соответствии со своими бизнес-планами, не оглядываясь ни на необходимость согласовывать частотные планы с военными, ни на проблемы конверсии спектра. Их не заставляют заниматься рефармингом или придумывать возможности реализовать новые услуги связи, не внесенные в список, утвержденный более десяти лет назад.

Есть в игре и иные действующие лица. В частности, международное и российское телевизионные сообщества. Исторически сложилось так, что, разрабатывая частотный план для цифрового телевидения, Европа на некоторое время забыла о других радиослужбах и в 2006 г. соглашением «Женева-06» де-юре одобрила закрепление частот 470–862 МГц за ЦТВ, плотно распланировав каналы в приграничных зонах вещания. Сложно сказать, о чем думали в 2006 г. европейские государства, подписывая этот план. Но сегодня мы знаем, что многие наши соседи вовсе не собираются вести телевизионное вещание в полосах 694–862 МГц, распределенных ранее под ЦТВ. Оказались ли они дальновиднее нас и заранее предвидели такой поворот событий? Или они более оперативно отреагировали на изменение конъюнктуры рынка? Это науке неизвестно. Но факт остается фактом. Пока мы продолжаем упорствовать, назначая плановые каналы ТВ-передатчикам, соседние страны Европы внесли в Регламент радиосвязи примечание, позволяющее им безболезненно развивать в диапазоне 800 МГц мобильный доступ в интернет.

Международные организации в области связи, например МСЭ, СЕПТ, ЕСС, тоже играют свои партии в этой увлекательной пьесе. Известно, в частности, что в 2015 г. в Регламенте радиосвязи обязательно появится новое распределение частот, отдающее подвижным службам дополнительный спектр. Вопрос не в том, будет ли такое распределение. Это уже решено. Обязательно будет. Главный вопрос – на каких условиях спектр будет распределен и с какими ограничениями для других участников рынка.

ЦТВ против LTE

Важно отметить, что распределение новых частот подвижной службе не несет с собой никаких угроз для объемов телевизионного контента в цифровом эфире будущего. Ведь главной целью перехода от аналогового вещания к цифровому как раз и является высвобождение драгоценных частот дециметрового диапазона за счет в 8–12 раз более эффективного использования спектра. С каждым годом все больше стран в мире осознает, что ценность диапазона 800 МГц слишком высока для того, чтобы отдать его в полное и безраздельное владение телевизионщикам. Это утверждение становится еще более очевидным, если принять во внимание тот факт, что у последних все отчетливее проявляются проблемы с генерацией привлекательного для телезрителя наполнения огромного числа каналов.

Сколько каналов «видит» ваш ТВ-приемник? Сколько из них вы регулярно смотрите? Проблема контента возникла не сегодня. О том, что нечем «накормить» все существующие ТВ-каналы, которые бесполезно «греют эфир», говорится и пишется давно и много. Психологи рассуждают об изменении модели «телесмотрения», креативные редакторы «подсматривают» идеи у своих заграничных коллег, маркетинг пытается ответить на вопрос «чего хочет зритель?», а рекламодатель требует данных о наличии у канала целевой аудитории. И все равно наземное эфирное телевидение теряет зрителя.

В крупных городах жители смотрят кабельные каналы. Оглянитесь вокруг – на крышах домов давно нет антенн. Телевизоры в наших квартирах получают сигнал от оператора КТВ, а тот, в свою очередь, берет его вовсе не из эфира, а непосредственно с центральной станции распределения программ. В провинциальных городках и оторванных от телевизионной цивилизации деревнях смотрят «Триколор», молодежь предпочитает онлайн-вещание или смотрит программы в том же интернете, но в записи. Там и навязчивая реклама не мешает просмотру, и сетка вещания не заставляет менять планы.

Есть у наземного ЦТВ еще один конкурент – все тот же сотовый оператор. Конечно, никто пока не собирается вести полноценное вещание на сотовые трубки. Но в ряде стран дальновидные агрегаторы контента давным-давно побеспокоились о создании «мешков» мобильного контента – специальных мелкоформатных роликов, которые комфортно просматривать на экране смартфона и даже сотового телефона: забавные мультики, музыкальные клипы, коротенькие веселые сценки. Добавьте сюда и то, что в мобильном варианте во всемирной паутине представлены почти все популярные социальные сети, онлайн-игры, включая многопользовательские, и разнообразные приложения. В итоге, проводя часы в извечных дорожных пробках, абоненты теперь не теряют времени зря, а генерируют полновесный мобильный трафик, общаясь в социальных медиа, сражаясь с трехмерными монстрами, развлекая своих виртуальных питомцев. Это происходит уже сегодня, когда скоростные возможности обмена данными ограничены параметрами сетей 3-го и 2-го поколений (UMTS и GPRS). А о том, сколько времени будет проводить в сети рядовой пользователь смартфона с поддержкой LTE, мы можем только догадываться.

От перемены планов…

Вместе с тем в силу ряда обстоятельств далеко не все согласны с внесением изменений в утвержденные планы распределения частот для ТВ-каналов и активно противодействуют принятию решения о перепланировании «телевизионного» спектра. Как обычно, при этом забывают о том, что развиваться поперек прогресса еще никому не удавалось.

Вполне возможно, что стремление вещательного сообщества во что бы то ни стало сохранить статус-кво в ближайшие несколько лет не даст возможности сотовикам развивать сети так активно, как бы им хотелось. За эти годы в попытках «зафиксировать» частоты операторы ЦТВ успеют построить тысячи новых передатчиков, работающих в полосах мобильной связи. Дальше произойдет то, что и должно будет произойти. На международном уровне будут созданы новые частотные планы для ЦТВ, что вызовет необходимость корректировки плана ЦТВ для российского сегмента. Следующий шаг – рефарминг спектра, или новый виток конверсии, только на этот раз не на уровне «военные – гражданские», а на уровне «телевидение – подвижная связь».

Любое перераспределение частот – это процесс не только длительный, но и чрезвычайно дорогостоящий. Затевая такое действо, многие забывают одну простую вещь. А именно то, что в конечном итоге за все платит абонент. А кто же еще? У операторов просто нет иных источников доходов. Следовательно, намечающееся сегодня частотное противостояние двух важнейших информационных систем – цифрового телевидения и высокоскоростного доступа в интернет – не просто «борьба титанов». Это процесс, который заметно скажется и на расходах граждан, и на расходах бюджета. Чем раньше начнется учет потребностей LTE в спектре, выделенном сейчас под наземное ТВ-вещание, тем меньше ТВ-передатчиков придется переделывать через несколько лет. Следовательно, тем дешевле обойдутся оба проекта, тем меньше будет давление на бюджет со стороны ЦТВ и тем ниже окажутся тарифы для будущих абонентов LTE.

Не только частоты

Развитие новейших высокоскоростных широкополосных систем подвижной связи обусловливает не только строительство новых базовых станций и систем доступа. Для того чтобы прогнозируемые объемы контента можно было передавать на обещанных скоростях, необходимо иметь и соответствующую емкость магистральных каналов. Согласно опубликованным данным, полосы пропускания существующих магистральных линий связи, как спутниковых и радиорелейных, так и волоконно-оптических, уже сейчас не всегда в состоянии обеспечить беспроблемный обмен информационными потоками. Достаточно вспомнить сложности с пропуском магистрального трафика, возникавшие чуть больше года назад в проектах с веб-камерами на избирательных участках.

Для того чтобы примерно оценить возможные «задачи на завтра» в этом плане, достаточно взглянуть на сегодняшнюю структуру интернет-трафика. Она в последнее время быстро и заметно меняется, и крупнейшие операторы сетей этого не отрицают. Не скажу ничего нового, напомнив, что основным потребителем емкости каналов остается «тяжелый» видеоконтент. Но видео, перекачиваемое по сети вчера, и видео нынешних дней – это фактически два разных типа информации с разной структурой и разными требованиями к каналам передачи.

Если еще несколько лет назад большая часть видеотрафика всемирной паутины генерировалась десятками миллионов пользователей торрентов, то теперь главный генератор трафика – потоковое видео. Его создают видеохостинги с многомиллионной аудиторией вроде YouTube, популярные системы многосторонней видеоконференцсвязи, сервисы телеприсутствия, видеочаты и иные возможности онлайнового видеообщения. Эта тенденция в ближайшее время будет лишь укрепляться. Мало того, легко заметить, что популярность потокового видео нарастает темпами во много раз более высокими, чем несколько лет назад, когда мир узнал о возможностях torrent-видео. Заслуживает внимания и тот факт, что уже в 2010 г. объем потокового видео, передаваемого во всех сегментах в глобальной сети, превысил объемы скачиваемых видеоматериалов. На протяжении ближайших лет, как ожидается, доля видеотрафика самых разных форматов (подвижного и неподвижного, пирингового и потокового) будет уверенно составлять более 90% общего объема трафика глобальной сети.

В чем причина такой популярности видео? Не только в том, что «лучше один раз увидеть», хотя этот психологический феномен не стоит скидывать со счетов. Важным фактором роста является то, что увеличилась доступность потокового видео для конечного пользователя. Мало того что все современные компьютеры, ноутбуки, смартфоны и иные абонентские терминалы поддерживают такую возможность, сервисы с потоковым видео все чаще становятся стандартом общения для многих бизнес-систем и коммерческих сервисов. Тому, чтобы этот трафик сделал следующий шаг – перешел в мобильный вариант, – сегодня препятствует только отсутствие достаточного числа высокоскоростных широкополосных каналов подвижной связи, и эту нехватку призваны восполнить системы связи 4-го поколения.

Что в голосе тебе моем

Чего в настоящий момент нет в LTE, так это возможности передавать голос в привычном для нас формате. Вероятно, эта функция должна остаться «в ведении» систем третьего и второго поколений, которые – по крайней мере пока – никто ни закрывать, ни сворачивать не собирается. Отдавая трафик данных и передачу тяжелого «контента» в сети LTE, операторы сработают одновременно и на улучшение качества подвижной телефонной связи. Не надо быть инженером радиосвязи, чтобы осознать, что оператор, сняв с сетей GSM-900 или 1800 «непрофильную» нагрузку по передаче данных, высвободит для голосовой связи ресурсы, которые сейчас загружены тяжелым видеоконтентом. Именно поэтому вряд ли стоит спешить с открытием для LTE традиционных частот GSM и 3G. Отводя весь спектр под передачу данных, можно в скором времени вообще разучиться говорить по телефону.

Ведь разучились же мы писать письма и почти забыли, что такое почтовая марка.   

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!