Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 12 2013
Евгения ВОЛЫНКИНА  10 декабря 2013

Инфообщество в ожидании всероссийского ИТ-старосты

В последнем рейтинге ООН по индексу развития электронного правительства eGov Россия заняла 27-е место, скакнув сразу на 32 строки вверх. Но зато наше государство недавно решило резко сократить количество электронных услуг, предоставляемых на портале Gosuslugi.ru.


В том, как увязываются друг с другом эти разнонаправленные факты, пытались разобраться участники Второго всероссийского форума «Инфо=ОБЩЕСТВО 2013: электронное государство нового поколения и участие граждан».

Госуслуги и рейтинги

С момента старта государственной программы «Информационное общество (2011–2020 годы)», предусматривающей в числе многих других проектов перевод в электронный вид государственных и муниципальных услуг, прошло два года. На проекты этой программы «Обеспечение перехода на предоставление государственных и муниципальных услуг в электронном виде» и «Развитие функционала Единого портала государственных и муниципальных услуг» в 2011–2013 гг. из госбюджета должны были потратить как минимум 1,15 млрд руб. В числе целевых индикаторов и показателей госпрограммы фигурировали места, которые в указанный промежуток времени должна занимать Россия в трех международных рейтингах – по индексам готовности к сетевому обществу NRI (определяется Всемирным экономическим форумом), развития информационно-коммуникационных технологий IDI (определяется Международным союзом электросвязи) и развития электронного правительства eGov (определяется ООН).

Александр Шепилов, заместитель гендиректора РАРИО Из всех этих рейтингов наименее динамичный (и потому казавшийся наиболее реалистичным) рост был запланирован для индекса eGov: в 2011 г. – не ниже 60-го места, в 2012 г. – не ниже 58-го, в 2013 г. – не ниже 57-го и в 2014 г. – не ниже 55-го. Однако результат освоения этого рейтинга оказался самым впечатляющим: 27-е (!) место уже в феврале 2012 г.  Успехом мож-но было бы гордиться, но мешает личный опыт электронного общения с государством, ведь большинство наших сограждан, если задать им вопрос об электронных госуслугах, вспомнят лишь заказ загранпаспорта, оплату штрафов за нарушение ПДД и постановку автомобиля на учет в ГИБДД. Но все равно получение загранпаспорта требует двух визитов в ФМС, да и в ГИБДД за документами на автомобиль тоже придется идти своими ногами. Поэтому закрадывается подозрение, что с индексом eGov что-то не так. Как отметил на форуме Александр Шепилов, заместитель гендиректора Российского агентства развития информационного общества (РАРИО), сейчас уже ясно, что столь высокое положение в рейтинге объясняется определенной методикой его подсчета (кстати, обычно у нас, наоборот, жалуются, что международные рейтинги «не так считают») и тем, что экспертов ООН сильно впечатлил новый (на тот момент) портал госуслуг, который тогда активно развивался. Судя по всему, углубляться в особенности работы портала, оценивать его удобство для пользователей и реальную популярность у граждан они не стали, и уж тем более остались в неведении относительно доступности электронных госуслуг в регионах и на местах.

В такой ситуации стоит оценить себя в сравнении с лидерами рейтинга eGov. Например, в занимающей первое место Южной Корее бумажного документооборота просто нет, точнее, с бумагами работают только чиновники в ранге как минимум министра. Кстати, в этой стране при внедрении электронных госуслуг в свое время далеко не все было гладко: изначально планировалось перевести в электронный вид 5 тысяч услуг, а получилось только 450. Это было расценено как провал и стало предметом глубокого анализа и поводом для серьезной работы над ошибками, которая, как видим, принесла свои плоды. Из наших соседей по бывшему Советскому Союзу выше всех в рейтинге eGov Эстония – на 20-м месте. И это неудивительно: еще в 2009 г. на Тверском социально-экономическом форуме «Информационное общество» представитель Министерства экономики и коммуникаций Эстонии рассказывал, что в его стране через интернет можно проголосовать на выборах, заполнить налоговую декларацию, зарегистрировать компанию, оформить пенсию и т.д. и т.п., а в госучреждение придется идти только за двумя документами – свидетельством о рождении ребенка и свидетельством о смерти. В 2011 г. на выборах в парламент Эстонии через интернет проголосовало больше 25% избирателей. Для нас это пока выглядит фантастикой, хотя в рейтинге наши страны разделяет всего семь позиций.

Миссия невыполнима

Из 34 тысяч услуг, упоминающихся на портале Gosuslugi.ru, в электронном виде сейчас предоставляются только 250 федеральных сервисов, причем недавно было объявлено о планах сократить их количество до 20. Минэкономразвития, которое согласно программе «Информационное общество» должно обеспечить полный переход на предоставление федеральных государственных услуг в электронном виде в 2014 г. (а сейчас их доля должна составлять 98%!), заявило о невозможности достижения этого целевого показателя и мотивировало сворачивание электронного взаимодействия государства и граждан невостребованностью электронных услуг со стороны последних и несоответствием между объемом вложенных ресурсов и полученным результатом. И эта позиция была поддержана Минкомсвязью. Конечно, проще всего обвинить несознательных и ИТ-отсталых граждан в провале электронного правительства, но понять их совсем нетрудно – электронные госуслуги российского разлива в большинстве случаев все равно требуют наличия бумажных документов, а выигрыш во времени при использовании интернета оказывается слишком мал или вовсе отсутствует. Так что если «прогрессивные» планы МЭР и Минкомсвязи будут реализованы, то предугадать направление нашего перемещения в следующей версии рейтинга eGov совсем несложно.

Причину слабой, чтобы не сказать халтурной, реализации электронного взаимодействия гражданина с государством многие специалисты видят в том, что в правительстве нет службы ИТ-директора (кто-то называет его главным технологом, кто-то – системным архитектором). Причем, как подчеркнул президент Фонда ФОСТАС Евгений Зиндер, отвечать этот всероссийский CIO должен не за системы и не за отдельные количественные показатели, а за конечный эффект в виде реальной пользы для граждан. Президент компании «Универсальная электронная карта» и вице-президент Сбербанка Алексей Попов, в свою очередь, заявил, что подобные должности есть во всех крупных коммерческих и государственных организациях, успешно внедряющих электронные сервисы в масштабах страны (в качестве примеров можно привести не только банки, но и Федеральное казначейство и Федеральную налоговую службу), а без такого федерального ИТ-департамента несоответствие между потраченными деньгами и фактическим результатом в деле предоставления электронных госуслуг будет всегда, даже при наличии мощных серверов, широких каналов связи и суперсовременных программных систем.

Останется ли все это гласом вопиющего в пустыне, пока неизвестно, но, как рассказал А. Шепилов, в недрах Минкомсвязи недавно был подготовлен документ под названием «Концепция развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде», который в случае его реализации хотя бы наполовину должен существенно повысить качество взаимодействия гражданина с государством. Причем для дополнительного стимулирования спроса предлагается установить скидки на госпошлины за получение госуслуг в электронном виде в размере до 50%. Вот последнее – точно беспроигрышный вариант.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Региональная информатизация