Rambler's Top100
Статьи ИКС № 12 2013
Юлия ВОЛКОВА  10 декабря 2013

Поперек прогресса, или Цена особых мнений

Радиочастотный спектр – ресурс не только ограниченный, но и не признающий государственных границ. В этой сфере целесообразно принимать решения с учетом прошлого и с прицелом на будущее, а особые позиции не все одинаково полезны.


Юлия ВОЛКОВАГде-то во второй половине 1990-х воля судеб положила мне на стол протокол переговоров двух спутниковых операторов – совсем еще юной российской компании спутникового ТВ и известного европейского монстра спутниковой связи. Речь шла об аренде транспондеров. В то время про цифровое наземное телевидение знали и говорили только посвященные. А вот на непосредственное спутниковое телевещание многие в мире возлагали вполне конкретные коммерческие надежды. На тех самых переговорах Россия арендовала спутниковые каналы для телевещания на совершенно драконовских условиях.

Но удивили меня не столько условия аренды транспондеров, сколько само их количество. Было их ни много ни мало 18. Велика ли эта цифра? Давайте посчитаем. Дано: полоса пропускания одного транспондера – 33 МГц. В ТВ-канал шириной 8 МГц в зависимости от степени сжатия и желаемого качества изображения упаковывается от 6 до 12 цифровых телеканалов. Таким образом, 18 транспондеров обеспечивают емкость для вещания от 432 до 864 полноценных телепрограмм. В то время столько контента, за который абонент был бы готов платить, в стране не производилось. Судя по опубликованным данным, не менее половины запрошенной спутниковой емкости все эти годы остается пустой. Добавьте сюда «неполучившуюся» коммерцию нашего первого оператора спутникового ТВ, и картина эффективности использования арендованного спектра станет полной. Справедливости ради отмечу, что переговоры вели тогда люди, в институтах связи не обучавшиеся и гораздо лучше разбиравшиеся в тонкостях английского языка, чем в радиочастотах и технологиях телевидения. Потому подход «больше – не меньше» был в их глазах вполне оправданным.

О повторяемости истории

Эта история семнадцатилетней давности не зря вспоминается именно сейчас. И опять в связи с цифровым телевидением. На этот раз – наземным. Борьба за цифровой дивиденд в диапазоне частот 470–862 МГц, который должен высвободиться после перехода телевизионного вещания из аналогового формата в цифровой, вышла сегодня на самый высокий уровень. Главными претендентами на освобождающийся спектр являются все те же телевещатели и операторы подвижной связи в стандарте LTE. Важно отметить, что споры из-за частот гремят вовсе не в каждой стране. США, например, все проблемы давно решили, спектр расчистили и свободные частоты пять лет назад разыграли на аукционе. В Японии LTE тоже работает довольно успешно. Европа же только полтора года назад – на конференции ВКР-2012 – определилась с частью частот для 4G в диапазоне ниже 900 МГц и теперь ведет исследования с целью отыскания недостающего спектра. И чем дольше эти исследования длятся, тем непримиримее становится борьба за цифровой дивиденд.

Точно так же, как почти два десятилетия назад, в пылу борьбы техническая проблема электромагнитной совместимости и совместного использования спектра отошла на пятый план, и главной задачей для одних стало «ни шагу назад», а для вторых – получить хоть что-нибудь.

Посмотрев на проблему глазами инженера, легко провести расчеты. В дециметровом диапазоне, который сегодня задействует вещательное телевидение (470–862 МГц), имеется 49 ТВ-каналов шириной 8 МГц. С учетом возможностей цифровой компрессии, используемой в принятом у нас стандарте DVB-T2, в этой полосе можно разместить от 49 Ч 8 = 392 до 49 Ч 12 = 588 привычных нам ТВ-каналов. Заметьте, это без учета возможностей метрового диапазона (48–230 МГц), где достаточно спектра еще для 12 мультиплексов, т.е. как минимум еще 96 телепрограмм.

А посмотрите на крыши домов – есть ли там ТВ-антенны? В подавляющем большинстве городов их давным-давно нет. Телевидение приходит к нам в квартиры не из эфира. Его приводит кабельный оператор. Следовательно, борясь за эфирное телевидение, мы создаем услугу, практически не востребованную в крупных городах. В городах малых и деревнях этот сегмент рынка давно и прочно занят «Триколором». Его бесплатного пакета вполне хватает для удовлетворения информационных и развлекательных потребностей местных жителей, не избалованных вниманием столичных СМИ.

История с незанятыми спутниковыми транспондерами, похоже, повторяется, но на более высоком технологическом уровне. И в то время, когда международное сообщество решает, какой именно участок телевизионного спектра будет уже через год распределен системам связи 4G, Россия склоняется к тому, чтобы оставить эти частоты для телевидения, и даже готовит на этот счет свою особую позицию к следующей Всемирной конференции радиосвязи (ВКР-15).

Оборотная сторона особости

Как показывает многолетний опыт, особые мнения, записанные в международный Регламент радиосвязи, всегда приводят к тому, что через несколько лет приходится преодолевать препятствия, ими же и созданные. И цена этих «мнений» – далеко не три копейки. Например, по оценкам Минкомсвязи, озвученным летом прошлого года, операторам придется заплатить 90 млрд руб. за освобождение 30 МГц спектра для LTE. Этих трат можно было бы избежать, если бы в свое время бывший СССР не имел «особого мнения» относительно распределения частот в диапазоне 800 МГц. Как вы думаете, откуда операторы возьмут эти 90 млрд, если основным источником их доходов является оплата трафика абонентами?

Если в 2015 г. в Регламент радиосвязи будет внесена запись о том, что полоса 694–790 МГц во всем мире, включая Европу, используется для систем мобильной связи 4G, а в России здесь будет развиваться цифровое телевидение, то в скором времени мы увидим, что ТВ-передатчики этого диапазона станут стоить в разы дороже, чем аналогичные системы стандартного диапазона 470–694 МГц. Почему? Законов рынка еще никто не отменял, поэтому вряд ли стоит ждать, что зарубежные фирмы будут налаживать их массовое производство, а то, что не является массовым, всегда стоит дороже. Возможно, на рынке появится отечественное оборудование, однако его цена и сегодня – в конкурентных условиях – мало радует вещателей, а чего ждать в отсутствие конкуренции, пока можно лишь предполагать.

Проблем стало меньше

Несколько лет назад большинство выступлений на профессиональных конференциях начинались с заявлений о том, что весь мир не в состоянии решить проблемы с использованием частот для систем цифровой профессиональной радиосвязи и широкополосного доступа, что не хватает спектра для внедрения систем сотовой связи последующих поколений, что не решены задачи частотного обеспечения для цифрового телевидения и радиовещания. А еще требовался ресурс для новомодных сверхширокополосных систем и устройств малого радиуса действия, для высокоскоростных радиорелейных линий и еще полутора десятков систем.

Сегодня многие эти проблемы потеряли свою злободневность, некоторые системы конвергировали, слившись воедино, другие по ходу развития технологий перестали быть актуальными. Мало того, недавние постановления регулятора, по сути отменившие необходимость получения частных решений ГКРЧ для ряда систем связи, автоматически исключили возможность политического вмешательства в процесс согласования полос частот для каждого конкретного оператора, разрушив глобальные планы квазигосударственных агрегаторов типа «Тетрарус» и переместив центр тяжести ситуации с арены политических единоборств в область технических расчетов и измерений.

Монетизация спектра – не панацея

Десять лет назад, когда писался действующий ныне закон «О связи», многим казалось, что стоит сделать спектр платным, и все сразу встанет на свои места – операторы перестанут «брать частоты с запасом», военные освободят ненужный им спектр, все будут стремиться к эффективному «спектропользованию» и пойдут в стране один за одним частотные конкурсы-аукционы, наполняющие государеву казну звонкой монетой и расширяющие список доступных абонентам услуг связи.

Скоро уже два года, как мы живем в условиях платности спектра. Можно подвести некоторые итоги. Военные ни герца частот не освободили. Да и зачем бы им это делать? Для них – занимающих более 90% освоенных диапазонов – частоты как были бесплатными, так и остались. Самые активные операторы, конечно, оптимизировали свои потребности, но то, что было таким образом «освобождено», – это разрозненные каналы в разных географических точках. Собрать их воедино и выставить на торги невозможно ни теоретически, ни практически.

Кроме того, для проведения торгов нужен чистый спектр, который в нашей стране можно найти только в полосах не ниже примерно 50–80 ГГц. Но там он пока не востребован ввиду отсутствия технической возможности для его коммерческого применения. А все эпизоды розыгрышей частот на конкурсе или продажи их с аукциона имеют своим предметом не спектр как таковой, а право на его освобождение от существующих пользователей. Поэтому было бы странно брать сколько-нибудь значительную плату с победителей таких мероприятий. Возможно, ситуация была бы иной, если бы программы конверсии спектра, которые с 2005 г. реализуются за госбюджетные деньги, имели бы реальный выход, исчисляемый в количестве демилитаризованных мегагерц.

Лес, который за деревьями

Как видно из всего написанного выше, на частотном поле России сегодня две главные проблемы – борьба за цифровой дивиденд и застой в конверсионных процессах. Причем обе они сконцентрированы в одном и том же участке спектра. Именно к нему приковано внимание регулятора, именно эта ситуация волнует большинство операторов. И тех, кто получил заветные лицензии LTE, и тех, кто пытается оспорить результаты проведенного конкурса, и тех, кто стремится стать исполнителем конверсионных работ, и тех, кто рьяно торгуется, стремясь подороже продать так удачно полученный когда-то спектр в диапазонах LTE.

Но мне иногда кажется, что это – деревья на опушке прогресса, скрывающие от нас проложенные рельсы и поезд, который уже совсем близко и в который мы рискуем не успеть. Имя ему – white space internet. Технология позволяет вести передачу и прием информации в участках телевизионного спектра, не используемых в данном регионе. Этот инфокоммуникационный продукт – не дитя последних изысканий, специалисты слышат о нем далеко не впервые. Но именно в нынешнем году технология из теоретических новинок перешла в разряд практических решений. 4 марта 2013 г. FCC (Федеральная комиссия по связи США) позволила использовать свободные в данном географическом регионе полосы ТВ-вещания новыми радиоустройствами технологии TV white space (TVWS) без необходимости получения специальных разрешений на частоты.

На следующий день после исторического решения FCC – 5 марта 2013 г. –Google начала открытое тестирование новой системы широкополосного доступа с динамическим назначением частот, а 23 апреля 2013 г. сеть TVWS была развернута в Калифорнии. В июне всех потрясли опубликованные данные успешных испытаний и коммерческих пилот-проектов в Кейптауне и Кембридже, в Хельсинки и Кении, в Сингапуре и других регионах мира. В августе в Японии был анонсирован первый планшет TVWS с динамическим выбором рабочей частоты в телевизионных диапазонах (470–710 МГц) на базе ОС Android. А в сентябре регулятор электросвязи Великобритании Ofcom начал консультации по использованию частот 470–790 МГц для систем TV white space. Цель британского регулятора – сделать общенациональную услугу TVWS доступной к III кварталу 2014 г. В бумажных и электронных СМИ начиная с марта 2013 г.  попадаются публикации о старте систем TVWS в Словакии, Танзании, Южной Африке, Филиппинах, Австралии и т.д.

России в этом списке нет. Похоже, к перспективе выхода на рынок концептуально новой технологии у нас относятся пока так же скептически, как это уже неоднократно бывало – и в период становления систем беспроводного доступа, и на пороге появления Wi-Fi, и еще в нескольких десятках случаев. Но никому еще не удавалось долго идти поперек прогресса. Возможно, уже следующее поколение планшетов и смартфонов будет оснащено чипами TVWS, и нам придется в срочном порядке менять недавно принятые решения и планировать процедуры перераспределения спектра. 

 

Об использовании спектра TV white space системами когнитивного радио читайте также:

Пока "пробел" не стал пробелом

Сколько времени на часах LTE?

Спектру нужен государственный подход

 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!