Rambler's Top100
Статьи
Наталия КИЙ  25 декабря 2013

2013-й: тренд неэффективности

Уходящий ИКТ-год, скорее, обманывал ожидания, чем резюмировал сделанное. Все больше строил хорошую мину при неважном результате.

Скоко-скоко?

Как вспоминают старожилы информатизации, которая в девичестве звалась автоматизацией, в доисторическую советскую эпоху было задумано использовать вычислительные сети не только для вычислений, но и для управления экономикой и создать ОГАС – общегосударственную автоматизированную систему учета и обработки информации. Создавать-то ее, конечно, создавали, но не создали, и в перестройку задались вопросом: а где, собственно, деньги?

Сегодня мы находимся на схожем витке жизненного цикла «внучки» автоматизации – информатизации. Госпрограмма «Информационное общество (2011-2020 годы)» признана правительством неэффективной. Электронное правительство, задумывавшееся как центр сути информационного общества, сбавило темп и готовится сбросить оковы из нескольких сотен так не начавших нормально функционировать базовых госуслуг, оставив 34 (в соответствии с новой Концепцией развития механизмов предоставления государственных и муниципальных услуг в электронном виде).

По данным ответственного ведомства, на портале госуслуг зарегистрированы 6 млн граждан, или 4% населения страны, – это при 50%-ном проникновении широкополосного доступа в интернет. Повоевав с «Ростелекомом» и попугав его неконкурентоспособными конкурентами, исполнительная власть оставила его единственным и неделимым оператором е-правительства, правда, обновив команду прорабов электронизации всей страны.

«Правильно! – одобряют эксперты планы по сокращению числа электронных госуслуг, – прекратится процесс бросания денег в топку электронизации». «В ЕС только 20 услуг (12 для граждан и 8 для бизнеса) используется для сравнения уровней информатизации стран. для рейтинга», – свидетельствует Владимир Дрожжинов, председатель правления Центра компетенций по е-правительству.

К слову, в Республике Беларусь 40 базовых госуслуг. «При формировании госуслуг исходили из перечня госфункций, чтобы был минимум. При этом оплата ЖКХ через интернет – это не услуга, это просто функция», – замечает Георгий Науменко из Института проблем информатики НАН Беларуси. Наши соседи по Союзному государству, хоть и невелики по размерам (9 млн жителей), неплохи по ИКТ-показателям: проникновение проводного ШПД – 26,7 линии на 100 жителей, мобильного – 33 на 100 человек; 95% образовательных учреждений подключено к интернету; 41-е место в рейтинге МСЭ, 61-е – в рейтинге ООН и 1-е место по коэффициенту доступности ИКТ-инфраструктуры в рейтинге Регионального содружества в области связи за 2012 г.

Так и не...

СМЭВ, о которой так долго говорила и запуск которой столько раз откладывала Минкомсвязь, так и не свершилась, – как говорят специалисты, в большой степени из-за отсутствия стыковки информационных систем федерального, регионального и муниципального уровней (на середину декабря только один регион, Новосибирская область, завершил тестирование региональных сведений для СМЭВ).

«Если бы сейчас е-правительство работало, то несколько миллионов госслужащих надо было бы уволить. Минкомсвязь сильно сократила расходы на е-правительство, и это правильно. Поначалу большие траты были оправданы. Затем деньги испортили рынок, большие компании хотели все больше. По 138 тысяч платили за «публикацию» услуги – «Ростелеком» получал деньги с регионов на первом этапе. Сегодня платежи «Ростелекому» от государства, от регионов упали кратно, – комментирует ситуацию Руслан Гаттаров, член Совета Федерации ФС РФ, председатель Временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества. – 2014-й должен стать годом р а б о т а ю щ е г о е-правительства».

Универсальной электронной картой, выдача которой началась с января 2013 г. в 875 пунктах приема, заинтересовались всего 190 тыс. наших соотечественников (столько подано заявлений), а изготовлено и находится в пользовании 147 тыс. карт. С учетом таких скромных цифр УЭК тоже трудно назвать успешным предприятием –  несмотря на упрощение с ее помощью регистрации на портале госуслуг, электронную подпись, платежное приложение и рост числа банков-участников, носительство всех видов проездных билетов, электронный полис обязательного медицинского страхования и прочая, и прочая. А ведь финансовое бремя по выпуску УЭК лежит на субъектах РФ. Педалирование невостребованной УЭК Вадим Щепинов, вице-президент Федеральной уполномоченной организации ОАО «УЭК», мотивирует тем, что карта создает инфраструктуру для применения электронного паспорта, внедрение которого одобрено правительством начиная с 2016 г. Возможно, УЭК и создает инфраструктуру, но говорящая деталь: в контактах своей организации вице-президент одноименного ОАО обходится без электронной почты и сайта – указывает почтовый адрес и телефон, он же факс.

«УЭК не работает, а электронный паспорт будет работать, так как он сменит действующий обычный паспорт. Вот увидите, наши дети не будут знать, что такое обычный паспорт», – уверен Александр Панов, гендиректор Ru-center и президент Фонда содействия развитию технологий и инфраструктуры сети интернет.

Неладно что-то

Лидером антирейтинга по информатизации наблюдатели не сговариваясь называют Минздрав. «Худшее использование средств, ужасные конкурсы, ужасное исполнение, неэффективное управление процессом, – не выбирает слов сенатор Р. Гаттаров. – 20 млрд руб. потрачено на создание электронной медицинской карты, которая не работает. Электронная запись к врачу есть, но есть и очередь». 30 млрд руб. освоило российское здравоохранение, не получив системных результатов. Больше таких денег, которые не пошли впрок, у медицины не будет.

Как свидетельствуют медики и айтишники, лодка информатизации разбивается порой не о нехватку средств, и даже не об изношенные здания больниц, где невозможно установить новое мощное оборудование, а об отсутствие квалифицированных кадров. Чтобы преодолеть пробуксовку, представители здравоохранения все чаще говорят о фигуре информатика, или на западный манер -- парамедика, человека преимущественно со средним медицинским образованием, который сочетал бы в себе умение работать с медаппаратурой, снимать первичные данные и обладал бы базовыми знаниями в области медицины.  «Мы участвуем в совместном проекте «Россия—НАТО» по созданию единой телемедицинской системы. Что меня поражает: разные страны, нет единых нормативов, разные термины, но есть фигура врача, который царь и бог, и есть фигура парамедика, который на стыке, который помогает врачу работать с прибором. Поэтому телемедицина у них более осязаема», – рассказывает Георгий Лебедев, замдиректора ЦНИИ организации и информатизации здравоохранения Минздрава России.

На кадром уровне требуется парамедик-информатик, на отраслевом – структура, ответственная за ИТ-проекты, на межотраслевом – ИТ-архитектор (и руководитель проекта, и толмач, переводчик с айтишного на общечеловеческий), на появлении которого настаивает все больше участников российской информатизации. Идеи сгущаются в воздухе и набирают критическую массу. 

Свобода по приказу

Еще одно свершившееся по форме, но не состоявшееся по сути и, пожалуй, самое громкое событие 2013 г. – переносимость номеров. Впрочем, говорено-переговорено и еще говориться будет: дело не в принципе, дело – в дате ввода услуги, взятой почти с потолка, без учета мнений участников процесса и специалистов, без серьезной подготовки и в условиях почти полугодовой задержки нормативной базы. Но так нравились слова «освобождение от мобильного рабства» (посильнее «электронной демократии» будет), что шли вперед, невзирая на объективные факторы, и объявили-таки 1 декабря Юрьевым днем российской мобильной связи (так происходило и со СМЭВ – дату ввода назначили, а дорабатывать и внедрять – потом). Немногочисленные «рабы» отважились на освобождение (мол, переждать надо, пока отработают систему, а то без связи останешься), а «помещикам» ответственность за невыполнение высочайшим указом отложили до весны.

Выручает бизнес

– создает базис с запасом прочности для общественных и политических новаций и экспериментов. В деловом секторе все посчитано, спрогнозировано и местами резервировано. Рынок телекоммуникаций, хоть и теряет в темпе, но растет – на 6% за 2013 г. (до 1 635 млрд руб.), что неплохо по сравнению с ростом ВВП в 1,3—1,4%. Проникновение сотовой связи в комментариях не нуждается, ШПД – 49%, в крупных городах 60—80%, платное ТВ – 55% с замедлением темпа прироста пользователей (все данные – iKS-consulting).

Динамика сегмента частных пользователей опережает корпоративный рынок, и на него приходится 70% доходов телекома. Главный источник роста – мобильный интернет-доступ. Все еще есть возможности для привлечения новых абонентов к услугам интернет-доступа и платного ТВ и увеличения доходности благодаря пакетированию сервисов универсальных операторов; в корпоративном секторе перспективы обусловлены предоставлением ИТ-услуг, считают аналитики iKS-consulting. Рынок ИТ, который сложнее телекома поддается суммарному исчислению, также вряд ли продемонстрирует минус, скажем, один из его быстрорастущих и успешных сегментов – рынок услуг дата-центров в 2013 г. увеличился на 28%.

Взаимодействие типа G2C и G2B все еще складывается труднее, чем на линиях В2С и В2В. Может быть, G стоит присмотреться к механизмам эффективности В и больше учитывать интересы С, почаще проверяя реальный уровень лояльности?

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: