Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 11 2014
Валерий СТОЛЯР   11 ноября 2014

Телемедицина: учиться, учиться и учиться

Ситуация с телемедициной в России отражает общее состояние дел с информатизацией здравоохранения: создана инфраструктура, но эффективность ее использования очень низка.

Телемедицина: учиться, учиться и учитьсяВ 2013 г. Минздрав объявил о создании в стране четырех тысяч телемедицинских центров. Действительно, во многих регионах построена хорошая инфраструктура для телемедицины. Однако если телемедицинский центр не используется два-три дня в неделю для проведения хотя бы одного видеоконсилиума или телелекции в день, значит, он работает малоэффективно. К сожалению, во многих регионах загрузка этих центров существенно ниже, и сравнительно активно работает около 400. В чем причина? Врачи не умеют правильно готовить и проводить видео-консилиумы, интерактивные телелекции и мастер-классы и зачастую слабо понимают, зачем им нужна телемедицина и как ее успешно применять для повышения эффективности лечебного процесса и обучения врачей. Этому надо учиться.

Особняком стоит ведомственная телемедицина с ее жестким контролем работы, четко сформулированными задачами, обученными кадрами и понятными конкретными результатами.

Стоит отметить, что в России до сих пор нет официально утвержденного Минздравом положения о телемедицинском центре, где определялись бы его функции, правовые аспекты работы, источники финансирования, штатное расписание (например, сейчас телемедицинский центр чаще всего входит в состав ИТ-отдела лечебного учреждения, и врач, идущий туда работать, теряет врачебный стаж).

Для телеконсультаций...

Первое широкое практическое применение телемедицины, которое у нас начало развиваться еще 15 лет назад, – это проведение дистанционных видеоконсилиумов из региональных клиник с ведущими московскими медицинскими центрами (телемедицинский проект «Москва – регионы России»). Накоплен большой опыт видеоконсилиумов сложных больных в ведущих медицинских центрах страны: Научном центре сердечно-сосудистой хирургии им. А.Н. Бакулева, НИИ нейрохирургии им. А.Н. Бурденко и др. Около 30 ведущих клиник в Москве имеют современные телемедицинские центры и проводят в год несколько тысяч видеоконсилиумов и телелекций. Но это капля в море для нашей страны. Видеоконсилиумы могут проводиться на всех этапах взаимоотношений с пациентом. На догоспитальном этапе решается вопрос о необходимости и возможности проведения операции конкретному больному. После операции и отправки пациента по месту жительства на телеконсилиуме проходит его передача «с рук на руки» врачам в регионах. Ну а через полгода-год после операции телеконсилиум устраивают для удаленного контроля состояния пациента и оценки результатов лечения.

К сожалению, приказ Минздрава «Об утверждении перечня видов высокотехнологичной медицинской помощи» (№565н, от 12.08.2013) не предусматривает обязательного проведения телеконсилиумов до госпитализации пациента и после нее, так что продвинутые медицинские центры проводят их фактически по собственной инициативе.

...учебы...

Второе практическое использование телемедицины – дистанционное интерактивное обучение врачей. Современные системы видеоконференцсвязи позволяют проводить интерактивные телесеминары с возможностью полноценной дискуссии и презентаций с обеих сторон, обеспечивая студийное качество видео и звука. Когда я читаю телелекцию слушателям из нескольких городов, находясь при этом в студии в Москве, я могу не только показать презентацию, видеофильмы, результаты медицинских исследований, но и переключаться на операционную или диагностический кабинет. Получается полноценное общение, которое фактически ничем не отличается от реального общения преподавателя и студентов в аудитории, но обходится гораздо дешевле. Врачам не надо приезжать на учебу в Москву и тратить деньги на билеты и гостиницы. И самое главное — не оголяется их участок работы в ЛПУ. Нынешний «Закон об образовании в РФ», в принципе, позволяет проводить дистанционное обучение по такой технологии, однако мы не можем дистанционно принимать зачеты и экзамены, и логических объяснений этому нет. Используемая технология видеоконференц-связи такова, что списать на экзамене или воспользоваться чьей-то помощью невозможно. Так что остается надеяться, что вопрос с легализацией дистанционных зачетов и экзаменов будет вскоре решен.

Третий важный аспект применения телемедицины – интерактивные мастер-классы ведущих хирургов или диагностов, в ходе которых врач из Якутска или Саратова может увидеть использование новых медицинских технологий и оборудования непосредственно в операционной и задавать вопросы. Конечно, новое оборудование можно увидеть и на выставках, показ будет сопровождаться заверениями производителей в том, что оно – лучшее в мире. Но доверие к признанному врачу-специалисту в профессиональном сообществе гораздо больше: если он демонстрирует эту технологию, значит, она интересна и перспективна. Сегодня мы можем передавать из операционной видео высокого разрешения, причем одновременно несколько изображений, чтобы врачи могли во всех подробностях рассмотреть ход операции. У нас есть и свои уникальные разработки, например шлем для хирурга, позволяющий передавать стереоскопическое изображение операционного поля. Эта технология позволяет увидеть все нюансы операции и делает обучение максимально эффективным.

... и мониторинга

Еще одно направление практической телемедицины – дистанционный мониторинг состояния больных в режиме домашнего стационара, или, попросту говоря, домашняя телемедицина. Его идея проста: пребывание больного в стационаре стоит больших денег, и любой главный врач мечтает побыстрее отправить пациента домой, тем более если это хронический больной. Однако нужно обеспечить качественный контроль за его состоянием и продумать организационные вопросы при необходимости госпитализации. Сделать это можно с помощью простых, удобных и надежных приборов (ведь они окажутся в руках неподготовленного пользователя), позволяющих измерять и передавать врачу данные о кровяном давлении, пульсе, уровне сахара в крови и т.п. Такие проекты активно развиваются в целом ряде европейских стран. Посчитать экономию от их внедрения совсем несложно, и, я думаю, у них в России хорошая перспектива. Конечно, придется решить не только финансовые и организационные вопросы, но и юридические проблемы. При традиционном видеоконсилиуме врач консультирует фактически врача, и вся ответственность за принятое решение лежит на лечащем враче, независимо от советов консультанта. С домашней телемедициной все сложнее: здесь врач имеет дело непосредственно с пациентом и свои рекомендации основывает на показаниях приборов и беседе с пациентом. В этой ситуации ответственность лежит и на пациенте, который, как говорит доктор Хаус, «всегда врет». Пациент мог не все сказать о своем состоянии, не сообщить о неполадках с прибором, а врач на основе полученных «показаний» рекомендовал изменить дозировку лекарства, и больному стало хуже... Формально врач должен за это отвечать, хотя здесь есть и вина пациента. В Европе такие юридические проблемы уже более-менее проработаны, а в России нет никаких регламентирующих документов для этой процедуры.

Эффект и аудит

С технической точки зрения уровень российской телемедицины достойный, однако вложенные в это направление деньги не дают эффекта, который мог бы быть. Причин несколько. Во-первых, руководство здравоохранения и главные врачи не до конца понимают, чт'о реально им может дать телемедицина. Этому надо учить и студентов старших курсов медицинских вузов, и врачей, и организаторов здравоохранения всех уровней, начиная с ЛПУ. Во-вторых, в стране нет системы подготовки кадров для телемедицинских центров. Кафедра телемедицины Московского государственного медико-стоматологического университета (МГМСУ) вместе с Российской ассоциацией телемедицины раз в год набирают по конкурсу 40-50 человек в международную школу по телемедицине (двухнедельный очный курс). За 15 лет в ней прошли обучение около 900 человек из РФ и СНГ. Это капля в море, т.к. часть ушла из телемедицины. Разумно ввести правило: если где-то создается новый телемедицинский центр, то его специалисты заранее должны пройти обучение и, например, в качестве дипломной работы защитить проект своего центра. Тогда им будет понятно, как его строить с учетом задач ЛПУ и как эффективно использовать. Сейчас к созданию телемедицинских центров обычно привлекают ИТ-компании, грамотно выбираются каналы связи и ВКС-оборудование. Однако ИТ-специалисты могут не понимать, что в составе телемедицинского центра нужно и оборудование, позволяющее правильно показать консультанту данные медицинских исследований (рентгеновские снимки, УЗИ, гистологические препараты и т.д.). Нужны знания на стыке ИТ и медицины, иначе никакого эффективного использования телемедицинского комплекса не получится.

Год назад наш университет предложил Минздраву провести аудит имеющихся в России 4000 телемедицинских центров, чтобы понять, насколько грамотно они построены и оснащены, каков уровень квалификации их персонала, какова интенсивность работы и т.д. Такой аудит позволил бы определить экономическую эффективность работы каждого центра и пути ее повышения. К сожалению, инициатива осталась без ответа. Проблема анализа «телемедицинского хозяйства» в РФ никуда не делась, и мы надеемся на активное сотрудничество в этой работе с новым руководством ИТ-департамента Минздрава.      

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!