Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09-10 2015
Игорь ШИЛКИН  10 ноября 2015

От экстренной телемедицины – к плановой

В чрезвычайной ситуации, в героическом порыве в России могут сделать многое и порой невозможное. О том, как опыт работы медиков в экстренных ситуациях может быть использован для эффективного оказания каждодневной медицинской помощи, – начальник Центра управления в кризисных ситуациях Штаба Всероссийской службы медицины катастроф Игорь ШИЛКИН.

Игорь ШИЛКИН

– Игорь Петрович, как бы вы охарактеризовали нынешний этап развития телемедицины в России?

– Полагаю, что российская телемедицина уже прошла первый этап развития, когда во главу угла ставились технические вопросы. Если 15–20 лет назад основной проблемой было оборудование, способное выполнить задачи, которые стоят перед врачами, то сейчас, на мой взгляд, этой проблемы не существует. Сегодня на первый план выходят проблемы организационно-правового характера.

– Какие технические средства телемедицины и системы телекоммуникаций актуальны для медицины катастроф?

– Мы используем все доступные на сегодняшний день виды и системы связи. Прежде всего это кабельные сети интернет-доступа федеральных и региональных провайдеров, при использовании которых применяются средства защиты информации. У нас есть также собственная система спутниковой связи и соответствующие спутниковые ресурсы. Мы работаем через три геостационарных спутника, которые покрывают практически всю территорию России и прилегающих государств. Спутниковая связь может служить резервным каналом на случай проблем с наземными каналами. Кроме того, она позволяет полноценно действовать в условиях масштабных катастроф, когда традиционная инфраструктура частично или полностью разрушена.

Используемые нами спутниковые технологии также обеспечивают функционирование мобильных средств телемедицины вдали от населенных пунктов, там, где зачастую нет даже мобильной связи, не говоря уже о широкополосном интернете. Например, недавно в совместных российско-китайских учениях по медицине катастроф мы моделировали работу в условиях масштабного землетрясения: в полевом госпитале в отсутствие стационарного электроснабжения и наземных каналов связи проводились телемедицинские консультации с одной из московских клиник.

– Какое оборудование – российское или зарубежное – превалирует в медицине катастроф?

– Совсем без зарубежного оборудования пока не обойтись, но мы, конечно, стараемся ориентироваться на отечественных поставщиков. Например, со следующего года планируем полностью перейти на отечественные спутниковые ресурсы – на ИСЗ «Ямал» и «Экспресс». Хотя в последние годы некоторые наши планы пришлось скорректировать из-за неудачных запусков российских спутников, но к настоящему моменту мы имеем достаточно отечественных спутниковых ресурсов для полного удовлетворения потребностей наших телемедицинских систем.

– По вашим наблюдениям, в каких регионах ситуация с телемедицинскими решениями не удовлетворяет потребностям ни обычного здравоохранения, ни медицины катастроф?

– Проблемы с применением телемедицинских решений есть и на Чукотке, и на Камчатке, и в ряде других районов Крайнего Севера (где люди работают в основном вахтовым методом). Там нужны новые технические решения, ориентированные именно на эти районы, – и по климатическим условиям, и по географическому расположению. Альтернативой телемедицине там является медицинская эвакуация, а она не только достаточно дорога, но и, что важнее, далеко не всегда оперативна и эффективна. Один вылет вертолета в северные районы Камчатки может стоить свыше миллиона рублей, и даже частичное сокращение необоснованных вылетов даст заметный экономический эффект. Кроме того, в этих районах нелетная погода может задержать вылет вертолета (и в прямом и в обратном направлении) на несколько дней и даже недель. Совсем другое дело, когда есть возможность за 20–30 минут дистанционно проконсультировать местного фельдшера или врача общей практики и решить вопрос о возможности лечения пациента на месте или необходимости его медицинской эвакуации в центральную больницу.

Для этих районов очень важна спутниковая связь, поскольку наземного интернет-доступа там нет. Естественно, нас интересуют технические решения, работающие в перспективном Ка-диапазоне, так как для него VSAT-станции самые компактные и можно применять антенны диаметром не более 1 м. Также для нас актуальны спутники с высокими эллиптическими орбитами с апогеем над северным полушарием. Правда, для такой системы нужны поворачивающиеся следящие антенны, но зато снимается общая проблема гео­стационарных спутников, которые в северных районах находятся почти у самого горизонта.

Крайне нужны нам и системы мобильной связи с машинами «скорой помощи», с реанимобилями, с самолетами и вертолетами санитарной авиации, работающие в движении (полете). Медицинская эвакуация пациента наземным и воздушным транспортом может продолжаться несколько часов, и в течение этого времени может требоваться консультация врача-реаниматолога и хирурга. Бывают ситуации, когда пациента сопровождает фельдшер, и конечно, квалифицированная поддержка опытного реаниматолога может буквально спасти больного и обеспечить его доставку в больницу в стабильном состоянии. К сожалению, традиционная мобильная телефония в таких ситуациях практически неприменима. Требования к пропускной способности сети для телемедицинской консультации достаточно высокие, а сети 3G, поддерживающие передачу медицинских изображений и тем более видео, есть только в центральных регионах и на федеральных трассах. В некоторых отдаленных районах мобильной связи нет даже на федеральных трассах. Например, в 50–70 км от Петропавловска-Камчатского мобильная связь есть только в поселках, а в 2–3 км от населенных пунктов ее нет.

Для выездных медицинских бригад медицины катастроф необходимы портативные и легкие быстроразворачиваемые терминалы спутниковой связи. У нас уже есть системы, позволяющие в течение 10–15 минут организовать спутниковый канал и передать информацию, но пока они весят минимум 25 кг, а рюкзак, в который они упаковываются, довольно объемный. А ведь у нас часто в медицинских бригадах работают женщины, и им физически тяжело использовать такое оборудование. Еще одна проблема – это высокая цена трафика спутникового канала. Обычно телемедицинская консультация продолжается 30–40 минут, и для нее нужен канал с минимальной пропускной способностью 512 кбит/с. А, например, минута соединения с использованием компактных спутниковых терминалов Inmarsat стоит $20, т.е. сеанс обойдется региону в несколько десятков тысяч рублей (хотя в крайних случаях, конечно, идут и на такие затраты). Так что мы очень ждем от разработчиков легких быстроразворачиваемых терминалов, а от провайдеров – не слишком дорогой спутниковый трафик.

– В 2011–2012 гг. на информатизацию здравоохранения было выделено около 30 млрд руб. Досталось ли что-то медицине катастроф?

– Да, благодаря полученному тогда финансированию нам удалось оснастить территориальные центры медицины катастроф необходимыми техническими и программными средствами, в том числе системами для проведения экстренных и плановых телемедицинских консультаций, в 54 субъектах Российской Федерации. Соответствующее оснащение имеется в ряде областных и краевых больниц. К сожалению, территориальные центры медицины катастроф 28 субъектов РФ остались неоснащенными, и пока эта проблема не решена. Теперь ею должны заниматься региональные министерства здравоохранения. Некоторые регионы успешно с этим справляются: например, в прошлом году в Пермском крае было создано свыше 40 телемедицинских консультативных пунктов и затраты регионального бюджета на этот проект составили немногим более 20 млн руб.

– Насколько опыт медицины катастроф мог бы быть полезен для федеральной телемедицины?

– Думаю, что 90% наших наработок вполне готовы для использования в федеральной телемедицинской системе, и мы их уже передали в Минздрав России. Врачам медицины катастроф обычно приходится организовывать экстренные консультации, но принципиальной разницы между экстренными и плановыми консультациями практически нет. Просто экстренная консультация проводится в ускоренном режиме (обычно в течение часа или двух) и по упрощенной схеме. Плановая консультация требует более обстоятельной подготовки и более тщательного документирования: подготовить и передать всю необходимую для телемедицинской консультации информацию можно в течение нескольких дней. Технические решения при этом задействуются одни и те же. Но для широкого внедрения телемедицины в повседневную практику работы врачей принципиально важны включение телемедицинских услуг в перечень медицинских услуг, оплачиваемых через ОМС, и определение порядка оплаты телеконсультаций и врачам-консультантам, и лечащим врачам, которые готовят материалы к телеконсультации. И конечно, важно донести до рядовых врачей, что телемедицина не подменяет их, и ее использование не означает, что они не обладают должной квалификацией. Просто телемедицина позволяет прибегнуть к богатому опыту врачей – специалистов федерального уровня и обеспечить каждому пациенту высокое качество медицинской помощи, независимо от того, где он находится.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: