Rambler's Top100
Статьи
Дмитрий БЕССОЛЬЦЕВ  25 февраля 2016

ИТ-2016 в трендах и противоречиях

На фоне политической и экономической ситуации рынок информационных технологий попал в высоко рисковую колею, которая может оказаться для бизнеса и «своей», и роковой. 

Дмитрий Бессольцев, руководитель департамента ИТ-ауторсинга и проектов ALP Group

В хитросплетении трендов

В 2015—2016 годах на ИТ-рынке наблюдается крайне тонкое и сложное взаимодействие сразу нескольких комплексных трендов. Резко изменилась мировая и российская политическая, а за ней и экономическая ситуация (рост числа военных конфликтов, падение цен на нефть, девальвация рубля, вызванный ею рост цен на большинство зарубежных ИТ-продуктов и решений как минимум в два раза). Россия взяла курс на добровольно-принудительное импортозамещение во многих сферах, включая ИТ. Госсектор, крупные государственные и коммерческие компании начали тяжело, но неуклонно поворачиваться к Open Source (годом раньше эти решения совершенно необоснованно считались «продуктами для бедных»). При этом и госкомпании, и средняя, и крупная коммерция (например фармацевтика и ритейл) начали урезать годовые бюджеты на ИТ на 10-30%, стремясь сократить расходы – кто-то по распоряжению сверху, кто-то ради сохранения маржинальности бизнеса или просто чтобы выжить.

В то же время многие компании-заказчики в прошедшем году вполне обоснованно старались удержать прежний, ставший привычным в «тучные» годы уровень ИТ-сервиса, без которого современные ИТ-системы не обеспечивают уровень надежности и стабильности работы, достаточный для поддержки основной деятельности предприятий. А многие даже стремились повысить уровень ИТ-сервиса — часто за те же деньги. Если не получалось, бизнес в вертикальных сегментах переходил к тренду «продления качества ИТ», то есть к максимально бережной эксплуатации той ИТ-инфраструктуры, что уже есть. С последним трендом никак не совпадает неуклонный рост стоимости лицензий на зарубежное оборудование и проприетарное ПО (в 2-3 раза с начала года). Поэтому популярный в прошлом слоган «успей купить сегодня» приобрел почти угрожающее звучание для любого бизнеса.

Рост одних и падение других ИТ-аутсорсинговых компаний

На взаимодействие вышеперечисленных трендов (которое по-разному происходило и происходит в разных отраслях) наложился ряд других тенденций, связанных с требованиями заказчика к ИТ-сервису: переориентация ИТ-компаний на государственные заказы и проекты полного цикла (особенно в госсекторе); уход крупных бизнес-заказчиков к средним, но более лояльными и гибким исполнителям; рост отдачи от затрат на ИТ; удобство работы с аутсорсером, способным на всей территории РФ обеспечить единый высокий уровень сервиса с жесткими количественными SLA и малой вариативностью фактических сроков реагирования и устранения инцидентов. В этом постоянно меняющемся поле каким-то компаниям удалось разобраться лучше, каким-то хуже.

Те, кто правильно оценил ситуацию и сумел соответствующим образом перенастроить свой бизнес, смогли существенно улучшить его параметры — на фоне падения большинства сегментов ИТ-рынка. Без ложной скромности скажу, что в 2015 году департамент ИТ-аутсорсинга и проектов нашей компании показал рост в 1,5 раза, а также отметил резкое увеличение числа контрактов с крупными и средними торговыми сетями (+70%), госкомпаниями (+40-50%). Такие цифры, значительно более высокие, чем средние показатели по рынку ИТ-аутсорсинга, нетипичны для средних и особенно крупных сервисных ИТ-компаний.

Так, часть крупных игроков в сегменте ИТ-аутсорсинга, напротив, ушла с рынка или из определенных регионов, еще часть средних аутсорсинговых компаний показала падение на 10-15%. И не для всех оно прошло безболезненно. Соответственно в этом сегменте ИТ-рынка освободились целые команды профессионалов и специалистов экспертного уровня. Их стоимость для работодателя, однако, упала не более чем на 10%. Поэтому экономия на ФОТ осталась системообразующей тенденцией, которая сплетается с еще более сильным, чем раньше желанием исполнителей ИТ-контрактов привлечь экспертизу для крупных и средних проектов по оптимизации стоимости владения инфраструктурой и как частный пример миграции в «облака», число которых за последний год выросло на 30-35%.

Изменение роли ИТ: догоняющие и отстающие

Сжав ИТ-рынок в 2015 году, кризис оказал на него и позитивное влияние. В первую очередь это касается повышения реальной роли ИТ на предприятиях. В предыдущие 10-15 лет маркетологи ИТ-компаний только и говорили об этом, но действительность была иной: критическая зависимость основной деятельности от ИТ имела место только в некоторых отраслях. Сегодня такая зависимость стала практически универсальной. Это проявляется хотя бы в том, что дальновидные заказчики на деле начали относиться к ИТ также серьезно, как к управлению финансами, продажами, товарными линейками и отношениям с клиентами.

Причина этого вполне понятна: крупный и средний бизнес (особенно с высокой зрелостью ИТ) понял на практике, что сбои в работе ИТ-инфраструктуры и критичных сервисов обходятся слишком дорого. Это стало совершенно очевидно сегментам, скрупулезно считавшим расходы и прибыль даже в хорошие времена – например, тому же ритейлу, где четкие данные по каждой кассе в магазине и по каждый торговой точке которого просто не допускают домыслов и догадок. К сожалению, большинство внутренних ИТ-подразделений крупных и средних предприятий сегодня не могут дать системной картины, которая точно показывала бы причины сбоев и простоев. И на выходе давала бы бизнесу адекватную стоимость их устранения и предотвращения в дальнейшем.

Поиск надежных и экономичных путей выхода из ситуации, когда простои в ИТ оборачиваются убытками в десятки, а то и сотни миллионов рублей заставляет заказчиков менять свое отношение к SLA. Запрашивать более жесткий уровень параметров обслуживания, чем в среднем по рынку (ритейл, туризм, финансовый сервис и др.); требовать единого уровня SLA при обслуживании по всей России; внедрять у себя готовые ИТ-процессы (региональные аптечные сети, сети салонов связи); настаивать на проактивном предотвращении проблем (государственные корпорации и крупные компании, производственно-торговые предприятия, туристические компании среднего масштаба). Последнее выражается в появлении большого числа запросов на сервис централизованного мониторинга (в режиме реального времени). С его помощью отслеживается «здоровье» серверов и других элементов ИТ-инфраструктуры, критичных ИТ-сервисов, отдельных бизнес-приложений и целых бизнес-процессов.

Взрывной интерес к ИТ-аудитам: шаг к четкой диагностике проблем

Усталость бизнеса от отсутствия ясной картины всколыхнула его интерес к ИТ-аудитам, ориентированным на топ-менеджеров. Т.е. к аудитам, результаты которых несут ценность для бизнеса: написаны для него (не только технические показатели, иллюстрирующие неисправности и «прорехи», но и бизнес-риски, и последствия деградации ИТ-инфраструктуры на разных участках именно для бизнеса), четко показывают проблему и предлагают варианты ее преодоления. И это всё - на языке, понятном управленцу.

Особо отмечу рост интереса к каскадам микроаудитов, интегрированным в ИТ-проекты различной длительности (обычно 3-12 месяцев). В 2015 году микроаудиты и микропроекты, связанные в кластеры и гибко управляемые, массово заменяли невостребованные даже у крупных заказчиков традиционные неторопливые и монолитные проекты по внедрению тяжелых ИТ-решений (ERP, ЦОД и др.) продолжительностью в 2-4 года. Микроаудит максимально точно показывает ситуацию на автоматизируемом участке. Иногда он сфокусирован даже на отдельном её аспекте (например, на достаточности каналов связи в дальневосточном филиале компании для перехода на новую версию учетной системы). В итоге переход на связку микроаудитов и микропроектов с интегрированным управлением позволяет бизнесу сэкономить до 50% средств по сравнению с тем уровнем, который обычно закладывается исполнителями в проекты с одним большим аудитом.

Сами же проекты длительностью до года все чаще бьются на отдельные стадии с законченным бизнес-результатом для заказчика (элементы интегрированного управления ИТ-аудитами, процессами, проектами). Стоимость таких проектов сегодня, как правило, не превышает 30 млн рублей. А риски снижаются как за счет дробления проекта на мелкие этапы, так и вследствие совмещения знаний, умений и навыков из всех трех областей проектной работы («вхождение в проект», внедрение, поддержка с помощью выстроенных ИТ-процессов исполнителя и его региональных партнеров).

Требование качественного внешнего обслуживания

По ряду причин внутренние ИТ-подразделения зачастую не могут собрать специалистов достаточной квалификации для решения накопившихся ИТ-проблем. И им сложно поддерживать работу квалифицированного персонала на уровне рассмотренных выше современных требований бизнеса. Среди этих причин отмечу: дороговизну экспертов, их перегруженность рутинными задачами, невозможность полностью загрузить их задачами экспертного уровня, а также нецелесообразность сохранения их в штате в условиях сжатия бизнеса. Сильная аутсорсинговая компания, напротив, за счет работы сразу со многими заказчиками вполне может собрать сильную команду экспертов и дать им возможность полностью раскрыть свой потенциал.

Поэтому компетентный, качественный ИТ-аутсорсинг сегодня как никогда интересен тем государственным и коммерческим компаниям, которые поняли выгоду повышения роли ИТ и начали применять на практике открывающиеся возможности. Так, «Почта России» в 2015 году запланировала масштабирование новой ИТ-платформы для фронт-офиса (Winpost-2). Программа позволит операторам почтовой связи сократить время на предоставление услуг минимум в два раза. Очевидно, что этот масштабный проект требует изменения большого числа бизнес-процессов, не говоря уже о массовом обучении персонала.

Особо отмечу ритейл, нацеленный на сохранение наработанных позиций в сегменте и повышение дохода при одновременном снижении потерь. В 2014-2015 он начал уверенно пользоваться передовыми для себя ИТ-решениями, помогающими это сделать. Например, системами ситуативного управления с минимальным лагом на основе объективных данных, системами рекламы на видеомониторах и видеостенах (Digital Signage), а также инструментами подсчета посетителей и автоматического детального отслеживания фактического движения потоков посетителей в ТЦ и в торговых залах (с последующей оптимизацией арендных платежей и размещения товаров). Способствовать широкому распространению таких решений, основанных на инновационных сочетаниях различных уже известных и зачастую не особенно дорогих технологий, на мой взгляд, должны именно квалифицированные системные интеграторы/провайдеры внешних ИТ-услуг. В том числе, организовывая обучение своей партнерской сети в регионах работе с такими решениями (вебинары, регулярные срезы знаний, разработка инструкций и пр.).

К сожалению, остается и немало компаний, которые пока не успели или не захотели начать перестройку с опорой на ИТ. В большинстве своем они продолжают ждать конца кризиса, рассчитывая на продолжение жизни в старом мире. Не до конца понимая, что мир этот изменился навсегда.

Импортозамещение: закон и порядок

Но главный «тренд-локомотив» 2015 года в ИТ – это, бесспорно, импортозамещение. В завершившемся году правительство выпустило целый ряд принципиально важных для российского ИТ-рынка документов, регламентирующих будущее поведение главного российского потребителя ИТ (постановление Правительства РФ №1236, ФЗ № 188 от 29 июня 2015 и др.). Однако, хотя нормативная база, связанная с импортозамещением ПО, развивается быстро, она все еще продолжает носить декларативный характер. Ни для одного участника рынка до сих пор не ясно, как и какое именно ПО будет применяться, как будет идти формирование реестра. И что будет с западными поставщиками — получится ли у них найти обходные пути (зарегистрировать совместные предприятия, где российскими будут человеческие ресурсы, налоговые льготы и пр., а западными — технологии) или же иностранным компаниям действительно придется уйти с российского рынка. Сохраняется и вопрос о том, насколько методично и жестко государство будет на деле контролировать соответствие установленному порядку, насколько решительно и последовательно будет пресекать попытки его нарушить.

Причем этот порядок будет распространяться не на уже сыгранные тендеры (почти все, касающиеся крупных ИТ-проектов 2016 года), а на те, которые еще будут заявлены крупными государственными, муниципальными и коммерческими организациями во втором полугодии (и будут относиться, скорее всего, к работам в 2017 году). Но даже во втором полугодии 2016 (а возможно и дальше) мы, вероятнее всего, не увидим определяющего влияния правительственных постановлений — пока не появится реальная практика, подразумевающая целые цепочки замен ИТ-продуктов. И только тогда можно будет предметно говорить о том: по каким критериям нужно или не нужно выбирать ПО; какие функции там должны обязательно присутствовать, а какие нет; каких решений действительно хватает, а каких нет; кто это будет оценивать и контролировать, насколько эффективно пойдет процесс.

Возьмем, например, принятие решений о целесообразности использования в конкретном проекте зарубежного ПО. Если оно будет происходить по формальным признакам (заявка на импортное ПО из-за отсутствия российского аналога или каких-то важных функций в российском аналоге), мне и моим сотрудникам сложно представить, какой орган сможет принимать компетентные решения — ведь это вопрос глубоко экспертный!

Open Source как часть импортозамещения: объединенные центры компетенции

Процесс импортозамещения требует глубоко экспертного подхода. Поэтому в 2016-2017 году и дальше крупные и средние ИТ-аутсорсинговые компании, уже наработавшие экспертизу по ПО с открытым кодом и отечественному проприетарному ПО, должны будут, кооперируя усилия, создать объединенные центры компетенций (ЦК) по Open Source и импортозамещению. Цель — сделать переход на это ПО, не подразумевающий легких и «прямых» замен по принципу «один в один», наименее болезненным для заказчиков.

Например, участники рынка могут разделить наработку компетенций между собой, оперируя давно освоенными показателями качества, зашитыми в понятия «1-я, 2-я, 3-я линия поддержки». А потом начать делиться экспертизой разных уровней на условиях хорошо освоенного подряда и субподряда. Ведь гарантировать высокое качество и, одновременно, снизить риски «невзлета» огромного числа добровольно-принудительных проектов по импортозамещению, которые окончательно войдут в жизнь большого числа заказчиков и исполнителей ИТ-проектов в ближайшие 2-3 года, можно только на основе кооперации.

Пожалуй, способность ИТ-компаний быстро вступить в кооперативные отношения и создать центры компетенции нового типа, будет экзаменом всему ИТ-рынку на способность действительно настроиться на новую реальность, а не пытаться втащить в нее не вполне адекватные сегодня модели бизнеса.

Open Source как база для новых ИТ-сервисов

Несмотря на неопределенность законодательной базы и гистограмм востребованности конкретных продуктов, высокий уровень интереса крупных заказчиков к СПО сохранялся и нарастал в течение всего 2015 года. Этот тренд продолжается и сейчас. Он служит поводом для появления на рынке системной интеграции/ИТ-аутсорсинга новой услуги: анализа текущих решений на предмет предстоящей/возможной замены проприетарных решений (в форме НИОКР). Эта востребованная услуга (20%-й рост подобных запросов в 2015 по сравнению с 2014) отвечает на вопросы бизнеса: «Какой продукт или семейство продуктов выбрать?», «Что, если…» и «Какие риски?».

Сюда же хорошо ложится и проявившийся во второй половине 2015 года тренд, связанный с ростом числа переходов на PostgreSQL поставщиками «облачных» решений (+30% в нашей практике). Ведь большинство таких решений «завязаны» на базы данных. Например, для «1С» в «облаке» связка MS SQL с приложением пока более чем традиционна. Но непомерно возросшая стоимость лицензии на проприетарный продукт, составляющая до 75% стоимости сервиса для пользователей, ломает любые традиции. Тем более, что остальные 25% — это не маржа, а «грязная» прибыль поставщиков. Поэтому они намерены переломить ситуацию. И PostgreSQL для них — «продукт выбора».

Закрывая тему о новых решениях: многие средние заказчики начали заменять традиционные сетевые программно-аппаратные комплексы на VyOS. Это хороший выбор для территориально-распределенных компаний из любых отраслей, у которых есть потребность в реорганизации и удешевлении сетевой инфраструктуры и нет возможности тратить деньги на дорогие коммерческие решения.

Импортозамещение: смена ландшафта ИТ-услуг

Как для Open Source, так и для проприетарных решений, привычный ландшафт ИТ-услуг в 2016 году продолжит меняться, т.к. стандартная для ИТ-рынка система поддержки крупных и средних заказчиков для этих типов ПО перестает работать. Большинство интеграторов не может воспроизвести привычные технологии на новой основе (слом привычной схемы «вендор-внедренец-клиент» при поддержке проектов на Open Source). Это ведет к удорожанию и увеличению длительности проектов внедрения, повышению вероятности провалов, что неприемлемо. Клиентам, планирующим внедрение СПО и отечественных ИТ-решений, прежде всего, нужен тот же уровень SLA, что и для проприетарного западного софта. Его могут разработать и обеспечить только профессиональные сервисные ИТ-компании с соответствующими компетенциями, наработанными загодя.

Итого

Очевидно, что за минувший год крупные, средние и небольшие игроки вошли в переломный период развития ИТ-рынка, который усугубляется непростым взаимным влиянием трендов (сокращение бюджетов на ИТ, потребность в сохранении уровня сервиса, импортозамещение и Open Source и др.). Но траектория безопасного выхода из высоко рисковой «колеи» уже просматривается достаточно ясно. Именно на нее и стоит ориентироваться и предприятиям-заказчикам, и компаниям-поставщикам ИТ-услуг, продумывающим свою стратегию на 2016-2017 годы.

Дмитрий Бессольцев, руководитель департамента ИТ-ауторсинга и проектов ALP Group

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: