Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2016
Александр ГОЛЫШКО  Виталий ШУБ   15 марта 2016

Гудбай, ТВ! или Полет мечты к телевидению будущего

Сможет ли цифровое эфирное ТВ-вещание тягаться в востребованности и эффективности доставки видеоконтента с высокоскоростным мобильным ШПД? Вопрос, похоже, риторический.

Александр ГОЛЫШКО, системный аналитик, ГК «Техносерв» 
Виталий ШУБ, советник президента, «Компания ТрансТелеКом» 

Поскольку давно обещанное «одно сплошное телевидение» так и не наступило, несмотря на многочисленные и хорошо проинвестированные инициативы в разных странах, мы решили написать о тех временах, когда к нам в том или ином виде придет телевидение будущего. К тому же стремительное развитие медиакоммуникационных технологий предполагает для телевидения своего рода мультидорожную карту, по которой можно пойти не только прямо, но и куда-нибудь налево.

Новому поколению – новые экраны

Казалось бы, совсем недавно появилось изображение на электронно-лучевой трубке, и вот уже сплошь и рядом на свалках валяются телевизоры с экранами, выполненными по этой самой технологии. Что такое черно-белый телевизор, если не иметь в виду дизайн корпуса, современные дети не понимают в принципе. Более того, многие из них не очень представляют, зачем вообще нужны телевизоры – разве что в качестве развлечения для старших родственников. А ведь современные дети – это будущие пользователи того, что готовит для них медиаиндустрия, интегрирующая ТВ со всеми остальными путями к глазам и сердцу граждан. Об этом часто забывают взрослые.

Разговор теперь идет не просто о телевидении, а о способах генерации, хранения, доставки и приема видеоконтента, которых немало: потенциально безграничные облачные хранилища и UHD-BlueRayDisk на 100 Гбайт, сети CDN, MetroEthernet и IPTV, потоковое видео и LTE-Broadcast, беспроводные системы Multi-Room и многочисленные реализации Smart TV в общем потоке ОТТ-сервисов, изливающихся на экраны смартфонов и планшетов с помощью все более скоростных видов ШПД. Современные телевизоры представляют собой прежде всего компьютер, обладающий среди разнообразных функций и возможностью приема ТВ-сигнала.

Вот только что китайская компания Xiaomi продемонстрировала 60-дюймовый телевизор Mi TV 3 с разрешением 4K, который состоит из сверхтонкого (11–36 мм) дисплея и колонки с динамиком, где располагается вся «умная» начинка, включая порты HDMI, USB, VGA, Ethernet и др. Работает такая колонка на ОС Android TV с фирменной оболочкой Xiaomi. Причем ее можно приобрести отдельно (всего за $140) и превратить свой старый телевизор в «умный». Таким образом, все более обоснованной делается мысль о том, что в дальнейшем телезрителям будут нужны не какие-то специализированные сети ТВ-вещания, а просто «хороший» ШПД, по которому придут и IPTV, и OTT. И чем меньшим программным ресурсом обладают эти сети ТВ-вещания, тем большим анахронизмом они выглядят в XXI веке.

В самом телевидении продолжается борьба за телезрителей между линейным и интерактивным ТВ (VoD и/или ОТТ), которую ограничивает лишь то, что в сутках по-прежнему 24 часа. Платное ТВ конкурирует с бесплатным за счет рекламы и вместе они – с ОТТ-сервисами, идущими к нам через «битовую трубу», в которой потенциально доступны не просто конкретные ТВ-программы, а все, что когда-либо где-либо на планете попало на какой-либо видеоноситель – от кинопленки до карты памяти в смартфоне. Многие пользователи вообще забывают о сервисах традиционного ТВ, обращаясь за услугами к коробочке типа Apple TV, Google TV, Tizen TV, Firefox TV и т.д. Впрочем, сама коробочка Smart TV превращается в STB-dongle, который можно воткнуть в гнездо HDMI или USB на любом компьютерном устройстве, включая, разумеется, и современный телевизор. Причем очередное наступление ОТТ-сервисов разворачивается буквально на поле противника, когда, к примеру, известный интернет-ресурс Netflix начинает предлагать UHD-TV (Ultra High Definition). К тому же интернет изначально является интерактивной средой со всеми вытекающими последствиями для потенциальных ТВ-услуг и развития платного ТВ с возможностью выбора контента, остановки и «промотки» изображения, его записи и пр.

У двух нянек…

Тем временем продолжает претворяться в жизнь ФЦП «Развитие телерадиовещания в Российской Федерации на 2009–2018 гг.», которая предусматривает цифровизацию эфирного ТВ-вещания на базе технологии DVB-T2 (первоначально – DVB-T), обещающего пользователям доставку пары десятков ТВ-каналов в SD-качестве. Станет ли это ЦЭТВ нашим будущим? Скорее нет, чем да.

Реальность современного платного телевидения и вообще целевого телевидения состоит в том, что количество каналов в «трубе» стремится к бесконечности и уже даже спутниковые операторы бюджетного класса предоставляют своим абонентам более 100 ТВ-каналов.

Цифровое эфирное ТВ-вещание существует наравне с другими технологиями доставки ТВ-сигнала и так или иначе конкурирует с ними за абонентов. Согласно недавним исследованиям J’son & Partners Con­sulting, ЦЭТВ распространено весьма неравномерно – в Москве и Санкт-Петербурге покрытие составляет 100%, тогда как, например, в Магнитогорске и Нижнекамске – 10–12%. Однако покрытие говорит не о фактическом количестве зрителей ЦЭТВ, а лишь о наличии у населения возможности принимать цифровой сигнал. В крупных городах жители активно пользуются услугой платного телевидения, особенно если оно предоставляется в пакете double play вместе с ШПД. Это позволяет прогнозировать, что минимальное возможное в перспективе двух-трех лет количество зрителей ЦЭТВ не превысит 3%. С другой стороны, в городах с большим частным сектором, исторической неразвитостью платного ТВ или низкой финансовой обеспеченностью жителей в этой же перспективе потенциал роста количества зрителей ЦЭТВ выше – до 15% населения. Но достаточно прогуляться по российским просторам, чтобы заметить, что местами чуть ли не на каждом доме висит спутниковая тарелка, и вспомнить, что в XXI веке спутниковое ТВ давно цифровое, давно оперирует сотнями ТВ-каналов, обладает значительным радиочастотным ресурсом и даже элементами интерактивности. Его-то трудно упрекнуть в исторической неразвитости.

Поэтому, строго говоря, программа цифровизации эфирного ТВ-вещания в своем нынешнем виде нацелена скорее на сегмент очень отдаленных и очень слаборазвитых в телевизионном отношении районов, если не учитывать задачу разграничения с зарубежным сетями ЦЭТВ вдоль границ страны. Будущего же у федеральной целевой программы, судя по результатам исследований, просто нет. Пять лет назад можно было говорить о том, что благодаря ЦЭТВ в каком-то городке люди вдруг получили вместо двух ТВ-каналов целых восемь, за что были весьма благодарны. Но не нужно упускать из виду, что после того, как в рамках программы ликвидации цифрового неравенства («Информационное общество» 2011–2020 гг.) «Ростелеком» проведет по «оптике» свой ШПД вместе с IPTV во многие уголки нашей Родины, слаборазвитых районов в относительно населенных местностях практически не будет (в оставшихся можно развесить спутниковые тарелки), а ТВ-счастья, как и ТВ-каналов, будет в десятки и сотни раз больше. Получается, что две госпрограммы – цифровизации эфирного ТВ-вещания и ликвидации цифрового неравенства – нацелены на одну и ту же аудиторию, конкурируют за нее и планируют предоставлять ей сходные сервисы. То есть разные потоки госинвестиций фокусируются на том, чтобы дать гражданам одно и то же телевидение дважды – по эфиру и по оптоволокну.

Помимо этого, есть еще одно важное обстоятельство. По принятым инженерным правилам, сети ЦЭТВ в России строятся в расчете на уровень телевизионного сигнала, обеспечивающий покрытие вне, а не внутри зданий, причем с высотой подвеса антенны 10 м! На практике это означает, что при попытке приема такого сигнала зритель может оказаться вынужден решать давно забытые, но нетривиальные задачи: как и где разместить антенну, сориентировать ее, обеспечить ввод сигнала в помещение, его усиление до нужного уровня и пр. Об удобствах сотовой связи с ее покрытием внутри зданий можно забыть.

А что с бизнесом?

Сегодня практически все, что строится или планируется построить в среде эфирных беспроводных средств доставки массового вещания (за исключением сегмента VSAT), – это вчерашний день. И в сегменте ТВ-вещания с учетом высокого уровня проникновения многоканального телевидения в формате IPTV или открытого аналогового кабельного пакета, а также в формате DVB-С (цифровое кабельное ТВ) развертывание каких-либо систем, изначально имеющих ограниченную пропускную способность и ограниченную канальную емкость, – это не что иное, как анахронизм. Хотя бы потому, что в них закладывается заведомое отставание от глобального рынка, который уже давно разворачивается в сторону ШПД, в том числе мобильного.

Хорошо известна история с очисткой радиоспектра в диапазоне 700 МГц от аналогового эфирного ТВ-вещания в США, обернувшаяся многомиллиардными аукционами по продаже полос радио­частот операторам мобильной связи. Впрочем, продать радиочастоты именно операторам мобильной связи никто специально не старался (их могли купить, к примеру, и ТВ-вещатели, если таковые нашлись бы). Выбор сделал сам рынок, поскольку именно сети мобильной связи демонстрируют самое эффективное использование радиоспектра, позволяющее максимально оперативно вернуть вложенные инвестиции. В результате благодаря форсированному освоению только что расчищенного диапазона 700 МГц в США буквально в течение трех лет было обеспечено покрытие сетями 4G/LTE для 97% населения. Затем грянули другие очистки «цифровых дивидендов» (в диапазонах 500–700 МГц), в том числе в других развитых странах, где начали активно строиться сети 4G/LTE с пропускной способностью 100 Мбит/с и выше на каждый сектор базовой станции.

Дело в том, что в мобильной связи, обеспечивающей высокоскоростную передачу данных практически для любых видов сервиса, бизнес-модель ясна. С другой стороны, вещание, как правило, базируется на рекламной модели, которая имеет ограниченную канальную емкость (потому что невозможно рекламные бюджеты распределить на 100, 300, 500 или даже 1000 ТВ-каналов). Поэтому становится понятной общая идея законодательных инициатив в большинстве развитых стран полностью заменить вещательное эфирное телевидение в аналоговом и цифровом формате широкополосными сетями 4G. Эти сети, кстати, в режиме eMBMS (enhanced Multimedia Broadcast Multicast Ser­vices), он же LTE-Broadcast, позволяют экономично (в части использования радиоресурса) организовать в общем потоке для абонентов многопрограммное ТВ-вещание в режиме multicast. К тому же, чем меньше частота, тем больше дальность связи, покрытие сети вне и внутри зданий, да и сама сеть во много раз дешевле. Разумеется, такой бизнес-кейс прозрачен, и есть немало инвесторов, которые стоят и будут стоять в очереди, чтобы войти в эти «золотые частоты» и их освоить в понятном для бизнес-сообщества духе и стиле. Соответственно, давление на рынок очень велико, потому что все дальнейшее развитие индустрии телемедиа, как в фиксированном, так и в мобильном вариантах, диктуется сегодня телевидением и видеоиграми.

Отдать в хорошие руки

Еще совсем недавно идея развития ЦЭТВ интегрировалась с расчисткой радиоспектра от сетей аналогового эфирного ТВ-ве­ща­ния, поскольку стандарты DVB-T/T2 позволяют одновременно передавать в одном частотном стволе от восьми до 20 ТВ-каналов в обычном SD-качестве. Таким образом, ТВ-вещатели со своими каналами двигались в одну сторону, а освободившиеся радиочастоты – в другую. Но потом, похоже, этого оказалось мало, и концепция изменилась, потому что быстро развивающимся сетям 4G все равно не хватает радио­частотных ресурсов. Это не может не нервировать ТВ-веща­те­лей, у которых буквально на глазах исчезает будущее.

Не так давно российские власти пошли навстречу телевещателям – в августе 2014 г. президент России своим указом запретил перераспределять частоты, выделенные для эфирного телевещания, «для иных целей» без предварительного согласия вещателей. Однако в свете последних трендов это означает лишь снижение потенциала для дальнейшего развития мобильного ШПД, но отнюдь не увеличение традиционной телеаудитории, которая по мере подрастания новых поколений телезрителей все активнее движется в сторону Smart TV, ОТТ и т.п. Если не верите, то попробуйте в категории «до 30» найти тех, кто, будучи обладателем какого-либо компьютерного устройства, в минувшем году хоть раз специально смотрел телевизор.

Разумеется, полная капитуляция традиционного платного ТВ перед OTT-видеосервисами еще не случилась. Так, согласно последним данным AMOV Index, в США, на самом развитом медиарынке мира, 80% времени зрителей, проведенного у экрана, пока приходится именно на привычное линейное ТВ.

Борьба за ресурс

В рамках Всемирной конференции по радиосвязи (ВКР-2015) Международный союз электросвязи принял решение о выделении очередного (второго) «цифрового дивиденда» в диапазоне радиочастот 694–790 МГц для нужд мобильной связи в Регионе 1 (Европа, Ближний Восток, Африка и Центральная Азия). Ранее этот диапазон был выделен для регионов 2 и 3 (Америки и Азиатско-Тихо­океанского региона), где, как отмечалось выше, и был с успехом использован. Иными словами, открылась еще одна «дверь» в рамках мейнстрима мобильного ШПД, в которой благодаря физике распространения радиоволн дальность связи выше, а сетевое покрытие соответственно дешевле (в условиях отсутствия отечественного оборудования это особенно актуально). Одновременно будет развиваться и терминальное «братство», работающее в том же диапазоне. Таким образом, мы говорим не о каком-то теоретическом потенциале для мобильного ШПД на территории России, а о самом реальном, подкрепленном соответствующими решениями, подписями и инвестициями. К тому же экономичное покрытие внутри помещений на уровне 95–99% как раз и требует наличия несущих, расположенных ниже 1 ГГц.

Ранее глава Минкомсвязи Николай Никифоров уже предлагал расчистить весь диапазон для строительства сетей LTE, но против этого выступили телеканалы: они опасались, что прекратится развитие эфирного ТВ, поскольку на второй «цифровой дивиденд» приходится около 30% ТВ-частот. При переходе на HD-вещание телеканалам потребуются более широкие полосы и восемь мультиплексов вместо нынешних двух – в результате выделенной сейчас для них полосы 470–694 МГц не хватит. Собственно, поэтому и появился упомянутый выше указ президента.

Получается, что вместо придания дальнейшего импульса развитию востребованного мобильного ШПД с более дешевым и эффективным покрытием (что особенно важно для такой страны, как наша), которому, по общему признанию, во всем мире крайне не хватает радиочастот, Россия должна когда-нибудь получить HD-ЦЭТВ с не очень большим количеством ТВ-каналов для все той же относительно немногочисленной категории населения, к тому же отличающейся низкой финансовой обеспеченностью. И это несмотря на то, что UHD-TV уже начинают вещать не только через спутник («Триколор-ТВ»), но и через ОТТ (Netflix), что и без HD-TV изначальные сроки программы цифровизации эфирного ТВ-вещания не выдержаны, что уже потрачены весьма большие госинвестиции, которые (в отличие от частных инвестиций в мобильный ШПД) никогда не вернутся к налогоплательщикам. С другой стороны, недалек тот час (вернее, он уже наступил), когда, соединив при желании свой мобильный телефон с телевизором, можно будет смотреть любые ТВ-каналы в разном качестве. Вот вы бы лично что выбрали?

Кстати, семь лет назад полный переход на цифровое вещание с отключением аналогового ТВ вызвал известный скандал в США, и президент страны даже назвал срыв сроков перехода на ЦЭТВ такой же роковой ошибкой, как и война в Ираке. Позже переход все же состоялся. В результате ЦЭТВ выполнило свою изначальную задачу, освободив второй «дивиденд», а Федеральная комиссия по связи США выручила на радиочастотном аукционе миллиарды долларов, продав эти частоты под мобильный ШПД. Правда, при этом несколько миллионов американцев со старыми аналоговыми телевизорами все-таки остались без обслуживания.

Физика рассудит

Впрочем, вместо споров о том, что перспективнее – цифровое эфирное ТВ-вещание или мобильный ШПД – можно обратиться к спектральной эффективности, используемой для расчета пропускной способности любых сетей и измеряемой в бит/с/Гц. Она не зависит ни от рынка, ни от желаний операторов и регуляторов и почти стопроцентно определяет перспективы развития той или иной технологии. Так вот, спектральная эффективность существующих ТВ-сетей (порядка 1– 4 бит/с/Гц) совершенно четко говорит, что эфирные вещательные технологии независимо от того, реализуются ли они через стандарты DVB-T/DVB-T2 или через любой другой, зашли в тупик. На одной цифровой эфирной телевизионной несущей в используемом в настоящее время кодеке AVC/MPEG-4/H.264 можно уместить максимум 10 каналов SD-качества, два-четыре канала Full HD-качества, один-два канала Ultra HD/4K и с трудом один «пережатый» канал SHD/8K. Но это предел. По мнению международных экспертов, даже дальнейший гипотетический переход к следующей версии DVB-T – DVB-T3, ожидаемый где-то в 2025–2030 гг., сможет увеличить емкость сетей ЦЭТВ лишь на незначительные 7–10%.

Наблюдаемое двукратное увеличение эффективности видеокодеков в среднем каждые 10 лет (так называемый закон Кена) также проблемы не решает, потому что требует полной замены всех приемников у абонентов в силу отсутствия прямой совместимости с новыми кодеками (например, приемник DVB-T c декодером MPEG-2 никогда не сможет принимать сигнал DVB-T2 с кодеком MPEG-4). Таким образом, скорость смены поколений и разрешений – от FHD до UHD 4К и далее до 8К и выше, – а также динамика увеличения скоростей передачи на телевизионных каналах окончательно и бесповоротно обогнали развитие технологий в том, что касается роста спектральной эффективности.

В то же время максимальная спектральная эффективность, заявленная для поколений сотовой связи 4G+, составляет, по спецификациям 3GPP, порядка 30–50 бит/с/Гц. Как говорится, почувствуйте разницу! 

О задаваемых этими фактами трендах – в следующем номере «ИКС».

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: