Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 03-04 2016
Максим САВВАТИН  25 апреля 2016

Российские операторы могут сыграть главную роль

На рынке B2C они должны будут учесть неудачный опыт первой попытки внедрения M2M-решений, считает Максим САВВАТИН, консультант iKS-Consulting.

Максим САВВАТИН, консультант iKS-Consulting.

За 2015 г. в России количество сим-карт, которые используются в различных устройствах, выросло на 20%, к концу года насчитывалось 8 млн активных сим-карт M2M. Правда, нужно понимать, что сотовые операторы не всегда могут выявить таких «железных абонентов», поскольку часть из них возникает по инициативе самих пользователей, вне каких-то специальных тарифов.

Около 97–98% всех cим-карт М2М приходится на сегмент B2B. Он полностью сформировался: корпоративные клиенты четко понимают, сколько средств экономят таким образом. Более половины рынка составляют услуги телематики (логистика, грузо- и пассажирские перевозки и т.д.). На втором месте по доле рынка – подключенные банкоматы, в 2015-м этот сегмент почти не рос, но после вступления в этом году в силу закона, обязывающего торгово-сервисные предприятия подключать к интернету расчетно-кассовые аппараты, мы ожидаем оживления. На третьем месте сектор ЖКХ, где уже реализуются проекты в области smart metering. Некоторые аналитики объединяют его с промышленным интернетом вещей – предприятиями, где к сети подключены станки, производственные линии и т.д. однако, на наш взгляд, индустриальный сегмент пересекается с рынком фиксированного М2М. В этом сегменте к сотовым операторам (которые давно уже стали универсальными) добавляются провайдеры проводного доступа. К примеру, «Акадо» давно развивает это направление, вся ИТ-инфраструктура «Мосводоканала» построена практически на сети этого оператора.

Мы считаем проводные решения нишевыми: они используются там, где недоступна сотовая связь или требуется «толстый» канал. А нужен он далеко не везде. Пока в России до 80% всех «умных» решений для корпоративного сегмента работают по каналу GPRS/EDGE. А решения на базе 3G и тем более 4G используют только B2B-клиенты для каких-то узкоспециальных задач, где более высокая цена таких сим-карт и чипов оправдывается.

Срок жизни «железного абонента» существенно выше, чем абонента-человека. Это объяснимо: сим-карта обычно интегрируется внутрь устройства, и для того, чтобы ее заменить, требуется полностью перенастроить решение. А средний ежемесячный доход (ARPU), который обеспечивает оператору одно подключенное устройство, в 8–10 раз меньше, чем у обычного абонента.

Поскольку все операторы «большой тройки» внедрили платформы для управления сим-картами (первым здесь был «Билайн», внедривший платформу компании Jasper, недавно приобретенной Cisco), они могут предлагать B2B-клиентам сервис управления сим-картами M2M и брать за каждое подключенное к их платформам устройство абонентскую плату. Она небольшая – около 50 руб., но за счет массовости обеспечивает операторам и их партнерам дополнительную ценность от проектов в области интернета вещей.

Массовый сегмент рынка M2M в России только начинает складываться. На сегодняшний день потребители все еще не понимают преимуществ подобных решений. Так что потенциал решений «умного дома» мы оцениваем очень высоко. Недаром сейчас практически все сотовые операторы, самостоятельно или вместе с партнерами, готовятся предложить абонентам коробочные решения, обеспечивающие дистанционный мониторинг и контроль домашних устройств – датчиков освещения, камер видеонаблюдения. Причем это уже вторая фаза таких разработок, первая пришлась на 2010–2012 гг., тогда абоненты их не приняли. Сейчас из-за кризиса цена ошибки возросла, поэтому операторы стали активнее работать с вендорами, проводить исследования.

Под вендорами подразумеваются поставщики телеком-оборудования, а не производители бытовой техники. Сотрудничать с последними операторы пробуют, пример – MTC и Redmond, но эти проекты носят пока экспериментальный характер. И в перспективе трех-четырех лет появления на прилавках розничных сетей коробочных решений «умной» бытовой техники с функцией подключения к интернету мы не ожидаем.

Перспективными мы считаем также направление «подключенных» автомобилей и телемедицины, но рост последней начнется позже. Также не стоит выпускать из вида набирающий популярность сегмент носимых устройств – часов, браслетов, фитнес-трекеров, тем более что появилась их реализация с сим-картой.

Интересно, что во всех этих случаях цепочка добавленной стоимости строится по модели B2B2C: оператор будет оптом продавать свои сим-карты интеграторам, которые будут встраивать их в решения для конечных пользователей. В сегменте Connected Cars важную роль будут играть сами автопроизводители, которые уже сегодня встраивают устройства для подключения автомобилей к сети прямо на заводах. Да и дилеры будут заинтересованы самостоятельно внедрять решения на их основе и пытаться как-то на них заработать.

В мире уже практически сформировалась экосистема интернета вещей, объединяющая поставщиков приложений, интеграторов, специализированных М2М-провайдеров, виртуальных операторов – M2M-провайдеров, и надо признать, что операторы не всегда играют в ней первую скрипку. Однако в России, где операторы изначально были драйверами новых технологий и услуг, именно они должны стать движущей силой интернета вещей, особенно в массовом сегменте, – и воспроизвести успех, достигнутый в распространении мобильного интернета.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!