Rambler's Top100
Статьи ИКС № 03-04 2016
Александр ГОЛЫШКО  Виталий ШУБ   25 апреля 2016

Гудбай, ТВ! или Полет мечты к телевидению будущего. Окончание

Начало см. «ИКС» № 1-2’2016, с. 60.  У телевидения сохраняется огромный потенциал, но он никак не связан с развитием эфирного ТВ-вещания.

                                                                                                                      Экипаж прощается с вами и желает вам приятного полета….

                                                                                                                                                                                                        Михаил Жванецкий

Александр ГОЛЫШКО, системный аналитик, ГК «Техносерв» 
Виталий ШУБ, советник президента, «Компания ТрансТелеКом» 

Тернии поколения Next

В прошлый раз мы говорили об отсутствии причин дальнейшего развития цифрового эфирного ТВ-вещания в рамках соответствующей федеральной целевой программы. Также мы отметили, что эффективность использования радиоспектра в сетях мобильной связи более чем на порядок выше, чем у ЦЭТВ.

Поэтому, как представляется, далее есть два пути. Либо технологический мастодонт по имени DVB-T2 будет заморожен в нынешнем виде, т.е. в составе двух мультиплексов цифровых эфирных каналов SD-качества, либо придется, наконец, признать, что впереди тупик и целесообразно конвертировать эфирные телевизионные частоты в частоты для развития сетей мобильного triple play, в которых IPTV будет просто одним из сервисов наряду с «голосом» и интернет-доступом. А для начала стоит конвертировать второй «цифровой дивиденд» (694–790 МГц) в соответствии с решениями ВКР-2015.

Как уже говорилось, на смену DVB-T2 идет стандарт DVB-Next (T3), который должен поддерживать UHD (4К), расширенную полосу частот, высокую частоту кадров, интерактивность и персонализацию. К сожалению, Т3 потребует полной замены всех модуляторов ТВ-передатчиков и всех приемников у телезрителей. Однако интерактивностью нас завлекали еще на этапе внедрения DVB-T, и получаться она должна была либо по обратному радиоканалу от приемника (стандарт DVB-RCT (Return Channel Terrestrial), на практике так и не реализованный), либо через параллельный (проводной или беспроводной) канал доступа в интернет. Но в 2016 г. тренд совсем другой: если у вас есть ШПД со скоростью порядка десятков – сотен мегабит в секунду, то потенциально у вас есть абсолютно всё, включая все ТВ-услуги вкупе с UHD (4К/8К).

По официальным оценкам, сегодня первый мультиплекс в России доступен 89–94% населения, а количество пользователей пакета РТРС-1, по полуофициальным оценкам, варьируется от 400 до 800 тыс. абонентов. То есть первым мультиплексом в РФ охвачено порядка 130 млн человек, но при этом проникновение услуги составляет доли процента. По второму мультиплексу техническое покрытие достигает 53%, но по его проникновению, к сожалению, информации нет.

Технологическая база

С точки зрения непосредственной передачи сигналов ТВ-вещания идущий на смену AVC/H.264/MPEG-4 стандарт компрессии HEVC, он же H.265, он же MPEG-5, как раз и позволит получить ожидаемые от DVB-T3 выгоды.

Собственно, все развитие цифрового видеорынка определяется требованиями видеокодеков к полосе пропускания (см. таблицу) и размерами экрана. Эти цифры вполне реализуемы даже в современных сетях сотовой связи, и 15–30 Мбит/с для получения 4К/8К на смартфоне или планшете в сети LTE-А – не проблема.

                        Требования видеокодеков к полосе пропускания

Стандарт

Полоса пропускания 
для кодека AVC, 
Мбит/с

Полоса пропускания 
для кодека HEVC, Мбит/с

SD TV

1,5–2,5

0,8–1,5

FHD TV

6–9

3–4,5

UHD TV 4K

30–200

15–100

UHD TV 8K

65–400

30–200

При этом надо учитывать существующие на ТВ-рынке прецеденты. Для тех, кто забыл или не знал, телевизионная индустрия однажды уже находилась в ситуации, аналогичной нынешней, сложившейся вокруг FHD – UHD 4K – UHD 8K. В 2000-х годах одновременно продвигалась комбинация из четырех цифровых телевизионных стандартов – SD, HD 720p, 1080i (interlaced) и 1080p (progressive). Причем покупателей уверяли, что телевизоры с маркировкой HD Ready (720p) – это то, что нужно на долгие годы телесмотрения. Но сегодня «промежуточный» формат 720р фактически превратился в «архивный». И те, кто купил телевизоры этого стандарта, зря потратили деньги, потому что HD-вещание идет теперь в основном в 1080i, а все телевизоры в продаже – FHD 1080p или даже UHD 4K!

Вещание в формате UHD 8K планируется начать в 2016 г., массовый старт этого формата ожидается в 2018 г., поэтому формат 4К может постигнуть судьба устаревшего 720р. Действительно, так как пространственное разрешение в UHD 4K всего вдвое выше, чем в 1080р, понятно, что принципиальной разницы в четкости изображения между этими двумя форматами достичь сложно, особенно на экранах малого и среднего размера, с диагоналями 32–60 дюймов, т.е. самых распространенных. Да и на больших экранах, порядка 70–100 дюймов, этот дополнительный эффект «погруженности», «иммерсивности» картинки достигается не всегда, поскольку сильно зависит от качества исходного изображения и характера сцен.По оценке Digitimes Research, доля телевизоров с разрешением 4K, которые будут поставлены на рынок в течение нынешнего года, составит около 23,7%, а это примерно на 9,3% больше, чем в 2015 г.

В то же время формат 8К с вчетверо меньшим по сравнению с 1080р расстоянием между пикселами и, соответственно, в 16 раз большей плотностью пикселов на экране телевизора может дать ощутимое улучшение качества картинки, псевдоперспективы, квазиобъемности и погруженности зрителя.

Поэтому вполне вероятен сценарий, по которому формат UHD 4К, несмотря на прогнозы быстрого его распространения по планете (от 10% в РФ до 30% в США и ЕС к 2020 г.), ждет участь промежуточного, переходного стандарта, а новой, устойчивой базой на период 2018–2020 гг. может стать именно формат UHD 8K. Выводы о применимости той или иной технологии передачи ТВ-сигнала в среднесрочной перспективе следует делать, исходя из требуемых для этого формата скоростей передачи информации.

При обеспечении же ТВ-вещания в сетях LTE нужно учитывать наличие технологий LTE-Unicast и LTE-Broadcast, сочетание которых дает возможность оптимизировать нагрузку на сеть со стороны линейного и нелинейного видео. В частности, LTE-Unicast позволяет получить 1–100 Мбит/с на абонента при наличии тысяч абонентов в соте, а LTE-Broadcast – десятки ТВ-каналов SD/FHD в MPEG-4/5 плюс массовые оповещения при ЧС, а также информацию о трафике, различные приложения и т.п. К тому же при рефарминге низкочастотных диапазонов возможна реализация многоканального ТВ-вещания нескольких мультиплексов в режиме LTE-Broadcast.

Перспективный ресурс

Согласно решениям ВКР-2015, занятый эфирным ТВ-вещанием диапазон UPH (470–694 MГц) рекомендуется применять для общего покрытия сотовой связью и М2М. В дальнейшем целесообразно сделать упор на рефарминге именно этого диапазона для мобильного ШПД как обеспечивающего наиболее эффективное покрытие на открытой местности и внутри зданий. В частности, использование выделенной части этого спектра для LTE-Broadcast позволит применять его и для услуг сотовой связи, и для ТВ-вещания на абонентские терминалы требуемого количества телеканалов в заданном качестве на базе единой инфраструктуры операторов мобильной связи.

Заметим, что предлагаемый рефарминг диапазона 470–694 MГц – пожалуй, самая серьезная часть решений ВКР-2015. Ведь если сравнить эффективный радиус покрытия базовой станции GSM-900 (35 км) с покрытием базовой станции LTE-450 (70–120 км), то разница, как говорится, видна невооруженным глазом. Тем не менее, страны, входящие согласно Регламенту радио­связи в Регион 1 (Европа + СНГ), выступают против рефарминга данного диапазона из эфирного ТВ-вещания в сотовую связь. Напротив, остальные страны (Регионы 2 и 3), согласно рекомендациям ВКР-2015, могут развивать там и вещание, и фиксированную и мобильную радиосвязь. Поэтому не исключено, что в обозримом будущем Европа вместе с Россией (вернее, РСС) может оказаться единственным пятном на карте мира с недоиспользованным потенциалом сетей 4G. Эти страны аргументируют свою позицию тем, что распределение полосы радиочастот 470–694 МГц для подвижной службы и определение ее для использования системами IMT может привести к появлению помех сетям ЦЭТВ.

Впрочем, с точки зрения покрытия Европа – это «лоскутное одеяло» из относительно небольших стран с разными языками и зонами трансляции. Там большие соты в диапазоне 500 МГц действительно чреваты трансграничными интерференциями, которые сейчас в ЦЭТВ подавлены благодаря национальному частотно-территориальному планированию. Зато для России с ее огромными территориями, неравномерной плотностью населения и языковой однородностью эти соображения не так уж важны, а важна экономика покрытия. Экономика же такова, что из-за девальвации рубля и снижения ARPU бизнес-кейсы мобильных операторов резко ухудшаются. Последним необходимо сокращать количество сайтов и базовых станций для обеспечения покрытия. Для них частоты ниже 1 ГГц – единственный способ выживания при ARPU порядка $3–4/мес. Почему бы и в этой части не подумать о национальных интересах на перспективу?

Возможно, пришло время задействовать для этих целей потенциал технологии LTE-TDD (Time Division Duplex). С учетом отсутствия требований на выделение парных частот с широкими защитными интервалами для разделения восходящих (UL) и нисходящих (DL) каналов LTE-TDD идеально подходит для переиспользования непарных частотных полос. Гибкое перераспределение ресурсов сети между UL и DL в TDD за счет переназначения тайм-слотов позволяет перенаправлять видеопотоки либо в сторону вещательных (LTE-Broadcast), либо интерактивных (LTE-Unicast) сервисов буквально на лету. Кроме того, следует учитывать растущую популярность этого варианта технологии в мире – по последним статистическим данным, уже треть абонентов LTE в мире использует TDD. Таким образом, возникает уникальная возможность развертывания сетей мобильного triple play с максимально высокими параметрами покрытия вне и внутри зданий (за счет низкой частоты несущей), емкости и гибкости предоставления услуг (за счет TDD).

Смена концепции

У телевидения сохраняется огромный потенциал, но он никак не связан с развитием эфирного ТВ-вещания. Например, глава компании Apple Тим Кук недавно высказался относительно того, что в целом вся концепция цифрового вещательного телевидения безнадежно устарела. Разумеется, это заявление он предварял неким залпом в воздух относительно планов входа Apple на телевизионный рынок и переформатирования последнего в том же духе, как это было сделано с рынком сотовых телефонов, планшетов и компьютеров. Тем не менее, к мнению одного из признанных глобальных гуру мультимедийной техники стоит прислушаться.

Сравнивать же однонаправленные вещательные телевизионные сети и двунаправленные цифровые  (будь то LTE, VSAT или любые другие сети для обеспечения ШПД) – это все равно, что сравнивать яблоки с апельсинами, потому что при переходе к развитым системам доставки контента с обратным каналом мы автоматически получаем принципиально другое качество мультимедийного сервиса. Как минимум мы получаем интерактивность, плюс к ней – надежную криптозащиту контента и, соответственно, снижение уровня видеопиратства. А когда телезритель вступает в партнерские отношения с оператором или вещателем, это радикально меняет характер телесмотрения и не менее радикально – способы потребления контента. Кстати, как сообщалось в начале октября 2015 г., компания Apple ведет переговоры с российскими онлайн-кинотеатрами и видеосервисами в лице ivi.ru, Okko, Nemo TV, «Амедиатеки», Ayyo и Megogo о возможности создания приложений для своего ТВ, доставляемого через цифровой проигрыватель Apple TV из библиотеки iTunes.

На недавней конференции по цифровому и подключенному ТВ заместитель министра связи и массовых коммуникаций РФ Алексей Волин рассказал о новой стратегии развития телерадиовещания в России до 2025 г., предусматривающей коренное изменение структуры потребления ТВ-контента. На первый план выходит многоэкранность, когда граждане потребляют контент с разных устройств (телевизоры, компьютеры, планшеты, смартфоны) и через разные каналы (эфир, кабель, спутник, интернет). Эфир уже перестал быть доминирующим способом передачи контента, констатировал замминистра: «Свыше половины населения страны сейчас принимают сигнал через кабель, спутник, пользуются IPTV- и OTT-сервисами. И эта тенденция будет нарастать, особенно с учетом того, что идет прокладка ШПД в малонаселенные пункты». При этом цифровой эфир остается обязательным элементом ТВ-вещания, потому что без него невозможно обеспечить минимальный федеральный стандарт медиапотребления. Сегодня в этот минимальный стандарт входят 10 каналов в цифровом качестве (первый мультиплекс). Начиная с 2019 г. к ним добавятся еще 10 каналов (второй мультиплекс). К тому времени, по оптимистичным (в сравнении с оценками J’son & Partners Consulting) прогнозам министерства, эфирным телевидением будет охвачено 20–30% россиян. С 2019 г. предполагается начать работы по подготовке к эфирному вещанию высокой четкости. Уже к 2021 г. необходимо обеспечить такое вещание для двух мультиплексов, что потребует дополнительных радиочастот. Поэтому крайне важно сохранить частотный диапазон, закрепленный за эфирным ТВ-вещанием. А. Волин также отметил, что в Минкомсвязи не видят экономических возможностей для запуска третьего мультиплекса. Вот, собственно, и все, чего можно ожидать от ЦЭТВ, правда, с учетом того, что у всех малообеспеченных в разных смыслах пользователей ЦЭТВ появятся HDTV-телевизоры. Было также отмечено, что более половины граждан пользуются платным ТВ через кабель, мобильные приложения, интернет, OTT, и таких граждан будет все больше. Аналоговое же ТВ-вещание специально отключать никто не собирается, однако ожидается, что начиная с 2019–2020 гг. оно начнет сворачиваться по естественным причинам.

«Новая стратегия телерадиовещания означает крутой поворот в развитии отрасли и радикально меняет бизнес-модели предоставления услуг населению, – отметил на той же конференции Владимир Лившиц (НАТ). – Отныне эфирное телевидение уже не «большой брат» среди других каналов распространения, а первый среди равных».

Стратегия контента

Кто в мультисервисной ситуации с ТВ-вещанием станет первым, будет определять потребитель. К тому же теперь, по общему признанию, на первый план выходит контент, за который граждане будут голосовать реальным рублем. Но чем меньше каналов при отсутствии возможности выбора контента, тем меньше и контента. Это объясняет то, что и раньше мало кто всерьез считал ЦЭТВ «большим братом». Хотя бы потому, что, как прогнозируют аналитики Digital TV Research, в 2014–2020 гг. мировая база подписчиков платного ТВ вырастет с 704 млн до 904 млн. Или потому, что в обозримом будущем нас ожидает приход оптоволокна либо непосредственно в квартиру, либо максимально близко к ней, на расстояние 30–100 м. В результате скорости передачи данных и от абонента, и к абоненту повысятся до 100 Мбит/с и более, и произойдет переход на гигабитные сети. Это будет означать практически полное снятие ограничений и на формат кодирования, и на разрешение. Как отмечают в Европейском вещательном союзе (ЕВС), технология 4К (8К) станет в телевидении настоящей next big thing, особенно если дополнить ее технологиями High Image Frame Rate, High Image Dynamic Range, Wide Colour Gamut и улучшенными технологиями передачи звука. EBС, кстати, критикует производителей, которые пренебрегают указанными улучшениями в погоне за «окучиванием» потребителя во вред всей индустрии. Но рынок все равно возьмет свое.

Недавно Минкомсвязь России подготовила Стратегию развития телерадиовещания в Российской Федерации до 2025 г. Документ носит рекомендательный характер, поэтому не требует обязательного одобрения на правительственном уровне. В стратегии отражены основные тенденции и направления развития рынка. Среди них – многое из того, о чем говорится в данной статье, а именно конец доминирования эфирного телевидения, рост влияния кабельных сетей, переход к многоформатному телесмотрению и мультиэкранности, полное обновление парка телевизоров (к 2025 г.), значительное увеличение доли Smart TV. Еще один ключевой пункт стратегии – отказ от третьего мультиплекса ЦЭТВ, который предназначался для региональных вещателей. К 2018 г. за государственный счет будет, наконец, построена инфраструктура ЦЭТВ, а дальше отрасль перейдет на рыночные рельсы. Выживут ли при этом телевещатели, зависящие и от телеаудитории, и от рекламных бюджетов? Регулятор считает, что телеканалы должны превратиться в фабрики по производству контента, и в этом сегменте ожидается выделение из общей массы пяти-шести основных игроков, которые будут тянуть за собой всю отрасль. На них и нужно делать ставку. Таким образом, логика развития ТВ-будущего заключается вовсе не в сетях доставки, а непосредственно в контенте. Впрочем, на ИКТ-рынке давно известно, что абоненту в целом безразлична технология доставки услуги – его интересует лишь соотношение ее качества и цены.

В сфере создания контента в глобальном масштабе также очевидна смена концепции. В частности, в соответствии с рекомендациями МСЭ-Т, исходные видео­файлы теперь должны генерироваться в 4К/8K. Начался переход индустрии контента, видеокамер консью­мерского и просьюмерского классов и сенсоров в смартфонах на UHD 4К (8 Мpix). Впрочем, в текущем году ожидается переход UGC (User-Generated Content) также на UHD 4K.

Логика целесообразности

Разумеется, тут же возникает вопрос о том, как доставлять контент потребителю. К примеру, спутниковое ТВ-вещание в UHD 4K уже начинается, а вещание в S-UHD 8K должно начаться в этом году. Большой потенциал имеют спутниковые сети Ka-VSAT, использующие технологию IPTV. Сети мобильной связи LTE-A предоставляют 600 Мбит/с, а в режиме LTE Broadcast – более 100 Mбит/с на терминал. Переход к магистральным оптоволоконным сетям NÍ100 Гбит/с и городским 10–100 Гбит/с, а также к сетям доступа FTTB и FTTH с более чем 1 Гбит/с на абонента снимает многие вопросы.

Ну а перспективы сетей мобильной связи 5G вообще будут определяться требованием гарантированного и мгновенного доступа к любому мультимедийному контенту любого формата где угодно и когда угодно. Хотя в концепции 5G не все так гладко, как расписывают ее идеологи, мейнстрим развития ТВ-вещания от этого не меняется. Если помимо последних технологических ИКТ-достижений применить методологический принцип бритвы Оккама («не умножай число сущностей без необходимости»), то вот какая логика использования радиочастотного спектра была бы целесообразна в интересах гармонизации ТВ-вещания с другими ИКТ-сервисами:

  • метровый диапазон длин волн VHF (40–230 МГц) задействовать для целей ЦЭТВ – большой радиус покрытия вне и внутри зданий облегчит и удешевит охват услугами ТВ-вещания всей обитаемой территории страны;
  • диапазон 300–400 МГц использовать для профессиональной и специальной связи (PMR – TETRA/eLTE), что и наблюдается на практике;
  • открытые для гражданских применений участки диапазона 450–4000 МГц предназначить для сотовой связи (мобильного ШПД), обеспечивающей обслуживание внутри помещений и при отсутствии прямой видимости;
  • диапазон 4–90 ГГц использовать для мобильно-фиксированного ШПД (5G сотоварищи) в условиях прямой видимости (или около того), включая и спутниковый доступ.

                                                                                                       *   *   *

Очевидно, все это произойдет не везде и не сразу. Но обязательно произойдет. Однажды кто-то подключит мобильный телефон к телевизору на даче. Будет и «одно сплошное телевидение» в мобильных и прочих сетях. Но будут и сомневающиеся. Останутся и ценители какого-нибудь «антикварного» ТВ-вещания.

Тем временем на очереди – разработка технологий объемного телевидения вплоть до создания пространственно-объемного голографического ТВ. Кстати, в «дорожных картах» развития телевидения Китая и Японии запуск голографического вещания запланирован на 2025–2030 гг. И нет сомнений в том, что такое телевидение будет создано в указанные сроки. А вот готовы ли к его появлению творцы контента, за который потребители будут платить деньги? Впрочем, это уже отдельная история.   

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!