Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05-06 2016
Александра КРЫЛОВА  14 июня 2016

Политика или бизнес?

Декларацией курса на импортозамещение естественным образом пытались воспользоваться разные игроки и силы рынка. Лучше всего это удалось разработчикам ПО.

Нормативная база импортозамещения

В сфере информационных технологий драйвером разработки протекционистских мер государства выступили представители бизнес- и профессионального сообщества, которые увидели в импортозамещении новые возможности в виде гарантированных рынков для своих продуктов. Определенное влияние возымели внешние факторы: отказы ряда зарубежных вендоров в поставке своих программных продуктов или продления лицензий на них российским предприятиям из сектора ОПК, подпавшим под действие санкций. Менее чем за два года под идею импортозамещения в сфере ПО, заключавшуюся в преференциях для программных продуктов российской разработки при закупках для государственных и муниципальных нужд, была подведена прочная нормативная база в виде федерального закона, постановления правительства и приказа Минкомсвязи России*. Случай для ИТ-индустрии достаточно редкий.

Правда, поскольку эта нормативная база затрагивает исключительно ПО, вне сферы ее действия оказались разработчики и поставщики программно-аппаратных комплексов, причем даже тех, которые предназначены для рынка информационной безопасности и имеют все необходимые сертификаты ФСТЭК и ФСБ. Такие системы было решено не включать в единый реестр отечественного ПО, находящийся в ведении Минком­связи России, а передать в ведение Минпромторга, исторически занимающегося вопросами поддержки отечественных производителей. «Это ведомство задолго до объявления курса на импортозамещение поднимало уровни, связанные с использованием микро­электроники и реализации самих продуктов для рынка, – поясняет Тагир Яппаров,  председатель совета директоров ГК «АйТи», – поэтому аппаратное обеспечение попало в Минпромторг». И признает, что в результате такого разделения у ИТ-компаний возникают определенные нестыковки.

Поддержка российских предприятий телеком-отрасли и критерии статуса отечественного производителя обсуждаются не одно десятилетие. «Минпромторг и ассоциация за последние несколько лет разработали пакет мер поддержки российских разработчиков и производителей телеком-оборудования. К сожалению, эти инициативы были похоронены финансово-экономическим блоком», – констатирует Светлана Аполлонова,  председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов. Сейчас ситуация меняется. С 1 января закон № 188-ФЗ вступил в действие, Экспертный совет по российскому ПО при Минкомсвязи, в котором большинство составляют представители ИТ-компаний, активно работает над наполнением реестра отечественного ПО. По данным на начало июня, в реестре насчитывалось более 1000 программных продуктов.

Вместе с тем у ряда участников рынка есть претензии к процедуре рассмотрения и «зачисления» того или иного продукта в реестр. Так, по мнению Т. Яппарова, Экспертному совету, объединяющему представителей бизнеса, не всегда удается избежать конфликта интересов. Иногда в качестве критериев отбора используются требования, не упомянутые в нормативных правовых актах. Кроме того, в документе, регламентирующем деятельность Экспертного совета, не предусмотрена процедура обжалования его решения. Эти и некоторые другие замечания участников рынка весной 2016 г. были переданы от имени ассоциации «Руссофт» в Минкомсвязь России.

Кому – российское?

Меры господдержки производителей оборудования и программно-аппаратных комплексов будут вводиться в виде отдельных нормативных правовых актов. Согласно перечню поручений Президента РФ по итогам первого российского форума «Интернет-экономика», состоявшегося в конце декабря прошлого года, Мин­экономразвития, Минкомсвязь и Минпромторг совместно с заинтересованными федеральными органами исполнительной власти и ИРИ должны к 1 июня представить предложения по обеспечению приоритета российскому программному обеспечению и оборудованию при осуществлении закупок. Речь идет о закупках, которые регулируются Федеральным законом № 223-ФЗ**. Под его действие подпадают государственные корпорации, государственные компании, субъекты естественных монополий, а также хозяйственные общества, в уставном капитале которых доля участия РФ, субъекта РФ, муниципального образования в совокупности превышает 50%, и их дочерние организации.

Минэкономразвития свои предложения представило уже в середине апреля. Участники рынка оценили их как необычно жесткие. Ведомство пошло по пути полного запрета на использование в информационных системах иностранного проприетарного ПО и оборудования заказчиками, чья деятельность по закупкам регламентируется законами № 223-ФЗ и № 44-ФЗ***. В частности, предлагается законодательно определить понятие «корпоративная информационная система» для организаций, подпадающих под действие закона № 223-ФЗ, и запретить им использовать иностранное проприетарное ПО и оборудование. Еще одно предложение Минэкономразвития – обеспечить согласование планов информатизации государственных и муниципальных заказчиков, а также заказчиков в рамках закона № 223-ФЗ на предмет запрета закупок иностранных решений.

Во второй части документа декларируется намерение установить особенности описания объектов закупок для государственных и муниципальных заказчиков при закупках ПО и оборудования, ввести требование не использовать иностранное проприетарное ПО к субподрядчикам и соисполнителям, а также размещать всю информацию об их привлечении в единой информационной системе в сфере закупок. Отдельно выделено требование о запрете на покупку проприетарного ПО и оборудования для нужд обороны и безопасности в рамках закона № 223-ФЗ. Кроме того, предлагается создать комиссию по аудиту информационных систем государственных и муниципальных заказчиков, а также организаций, регламентируемых законом № 223-ФЗ. Еще Минэкономразвития ратует за установление дополнительных требований к поставщикам при исполнении конкретных госзакупок; за принятие единых критериев определения программного обеспечения и оборудования, происходящих с территории стран – членов Евразийского экономического союза. А в завершение предлагается обеспечить единство подходов по импортозамещению программного обеспечения и оборудования на территории ЕАЭС.

Комментируя эти предложения, С. Аполлонова отметила, что они «кардинально отличаются от привычной позиции ведомства», однако поскольку для их реализации нужно внести изменения в действующее законодательство и разработать ряд подзаконных актов, даже в случае их утверждения для подготовки нормативной правовой базы потребуется время.

Активным проводником идеи перевода госзаказчиков всех типов на использование российского софта является Институт развития интернета и лично председатель Совета этой организации, советник Президента РФ Герман Клименко.  Импортозамещение – одно из восьми магистральных направлений деятельности ИРИ – «Интернет + суверенитет», действует одноименный Центр компетенции. Его директор Анна Мещерякова, президент компании Koodoo Technologies, так описала стоящие перед организацией задачи: «Мы являемся экспертным органом, который, с одной стороны, собирает пожелания производителей, а с другой стороны, ведет диалог с заказчиками и регуляторами. Покупать отечественное должно быть прежде всего выгодно. В нынешней экономической ситуации это становится всё более очевидно. Мы готовы работать с конкретными проектами, вести реестры, привлекать инвесторов, предлагая им проработанные площадки для создания совместных предприятий в России».

В конце апреля в администрации Президента РФ состоялось совещание под председательством Г. Клименко, на котором было принято решение о запуске при участии ИРИ ряда пилотных проектов по переходу на отечественное ПО (модельного базового комплекта, который планируется сформировать на базе реестра отечественного ПО) в нескольких городах и сельских поселениях Владимирской и Ярославской областей.

Голоса с рынка

Изменить ситуацию, считает его коллега по рынку софтверных ВКС Дмитрий Одинцов  из компании TrueConf, можно, если взять под контроль формирование технического задания на закупаемое оборудование, обеспечить выработку единых правил, которым оно должно соответствовать. «Любой заказчик прекрасно знает, какое оборудование он хочет купить, и формулирует техническое задание таким образом, чтобы у конкурента не было никакой возможности вмешаться в этот процесс, – поясняет он, – а сама процедура тендера очень честная, не подкопаешься».Пока же, признают многие участники рынка, государственные заказчики по-прежнему предпочитают российским продуктам зарубежные. «Им сложно отказаться от привычной и выгодной им лично схемы закупать автоматом самые дорогие иностранные бренды вместо того, чтобы выбирать качественные и менее дорогие отечественные продукты. До сих пор большинство крупных гостендеров выигрывают зарубежные поставщики», – констатирует Андрей Свириденко (председатель правления компании SPIRIT).

Голосование

Импортозамещение в России – это:

Профанация                                                                 47%

Поддержка отечественного производителя       21%

Вызов для экономики                                                13%

Заменить на трансфер технологий                          9%

Вендорозамещение                                                     6%

Вчерашний день                                                           4%

                                                                               Источник: iksmedia.ru

Вместе с тем и эти, и некоторые другие представители ИТ-сообщества отмечают, что интерес к отечественным программным продуктам со стороны гос­компаний растет, но не так быстро, как этого хотелось бы их разработчикам. «Пока мы находимся только в самом начале. Можно говорить, что больше стало обращений, больше интереса, и мы надеемся, что в ближайшее время этот интерес выразится ростом продаж», – высказывает их позицию Владимир Андреев,  президент компании «ДоксВижн». А Рустэм Хайретдинов  (ГК InfoWatch) заметил, что росту спроса на российские решения, в том числе и с использованием модулей открытого программного обеспечения, больше поспособствовали режим санкций и низкий курс рубля, чем политика импортозамещения.

Ставка на свободное ПО

Продукты на базе открытого программного кода, хоть и не являются бесплатными, но все же позволяют госзаказчикам экономить на покупке лицензий. Как показывает опыт Федеральной службы судебных приставов России, единственного ведомства, реализовавшего план государства по переводу госорганов на свободное ПО и с 2013 г. внедряющего типовой дистрибутив GosLinux на базе CentOS в масштабах всей страны, объем экономии может быть существенным. По словам Егора Васильева, заместителя начальника УИТ ФССП по вопросам инфобезопасности, затраты на разработку дистрибутива, подготовку документации для сертификации и работы по внедрению операционной системы GosLinux составили 15,4 млн руб., тогда как соответствующее количество лицензий на продукты Microsoft обошлось бы в 794 млн руб. В настоящее время эта универсальная ОС внедрена на 25% из 40 тыс. рабочих мест ФССП, и до конца года эту цифру планируется увеличить вдвое. Важно, что с 2015 г. дистрибутив GosLinux размещен в Национальном фонде алгоритмов и программ, а в ближайшее время появится и в реестре отечественного ПО.

С open source, в особенности со свободной объектно-реляционной СУБД PostgreSQL, в директорат управления репозиторием которой входят российские разработчики, связывают большие надежды и ИТ-компании, и заказчики из ведомств. Павел Рыцев  (ALP Group) отмечает, что доля свободных решений, которые эта компания использует и у крупных, и у средних заказчиков, и, конечно, у себя, растет. Причем рост популярности СУБД PostgreSQL, на которую за минувший год перешли более 30% поставщиков облачных решений, по его мнению, связан не только с импортозамещением, но и с вполне зрелым и рациональным желанием свободно комбинировать ИТ-продукты и получать от этого максимум выгоды по цене, качеству и результатам внедрения. Начали работы по поддержке открытого ПО, которое имеет наибольшие шансы стать основой национальной программной платформы, – ОС Linux и СУБД PostgreSQL – и в компании «ДоксВижн». А в продажах проекта Appercut (ГК InfoWatch) решение на СУБД PostgreSQL уже лидирует.

«Open source-продукты возникли и развивались в жесточайшей конкуренции с продуктами коммерческими. Все это время у них не было ни такого финансирования, ни такого сбыта в корпорациях, как у проприетарного ПО, – объясняет Г. Сизоненко,  генеральный директор ИВК, – т.е. они просто не могут быть плохими». Строится такое программное обеспечение по иному признаку, чем проприетарное. Каждый open source-продукт должен опираться на какие-то относительно независимые подсистемы, которые объединяют в соответствии с теми или иными задачами. Вот почему в проекте на базе СПО 30% успеха зависит от самого продукта, а остальные 70% – от качества внедрения и последующей техподдержки.

Согласно некоторым экспертным оценкам, достижения целей импортозамещения не надо ждать до 2025–2030 г.: к 2018 г. можно довести долю российского, основанного на open source, программного обеспечения у госзаказчиков на 80%, а к 2019 г. закрыть проблему как полностью решенную. Однако с такими оценками согласны не все. «Есть автоматизированная информационная система «Налог-3», обрабатывающая информацию обо всех налогоплательщиках страны. Она построена на технологиях Oracle и представляет собой программно-аппаратный комплекс с высокими требованиями к масштабированию, устойчивости, надежности. И как создать аналогичное решение на PostgreSQL, никто не понимает», – выражает свое мнение Т. Яппаров». По его убеждению, подобные задачи уникальны и в лоб не решаются. Так что, несмотря на желание госзаказчиков двигаться в сторону СПО, пока ведутся исследования и всесторонние обсуждения.

Один из…

Ежегодно в России, по оценкам экспертов, закупается ИТ-оборудования на 300 млрд руб., и 90% этой суммы уходит зарубежным поставщикам. Изменить ситуацию – значит перенаправить большую часть этих средств российским разработчикам и производителям. Вот почему важность импортозамещения для развития отечественного ИТ-рынка осознается сегодня всеми его игроками. Более того, многие выражают заинтересованность в том, чтобы государство последовательно добивалось как от органов власти всех уровней, так и от компаний и корпораций, в капитале которых участвует, выполнения правовых норм, обязывающих их закупать российские ПО и оборудование.

Вместе с тем в индустрии есть понимание, что импортозамещение это не догма, а один из инструментов их господдержки. Участники рынка готовы к более сложным моделям взаимодействия с государством. И в этом смысле для них много значат и возможность участвовать в различных партнерских программах одних глобальных вендоров в рамках локализации их продуктов в России, и способность конкурировать как на домашнем, так и на международном рынке с другими. «Родной рынок должен обеспечивать базу для тестирования новых идей и помогать доводить их до мирового уровня», – говорит Денис Захаркин (VR Concept).

Для того чтобы разработать программный продукт, вывести на рынок и дождаться его выхода на окупаемость, требуется от трех до пяти лет. Так что именно через этот срок можно ожидать результатов импортозамещения – увеличения доли отечественных «железа» и ПО в закупках органов власти и компаний с госучастием – при условии, что программа государственной поддержки российской ИТ-отрасли будет последовательно реализовываться на протяжении всего этого периода.  

*Имеются в виду Федеральный закон от 29.06.2016 № 188-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "Об информации, информационных технологиях и о защите информации" и статью 14 Федерального закона "О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», Постановление Правительства РФ от 16.11.2015 № 1236 «Об установлении запрета на допуск программного обеспечения, происходящего из иностранных государств, для целей осуществления закупок для обеспечения государственных и муниципальных нужд» и приказ Минкомсвязи России от 30.12.2015 № 615 «Об утверждении Положения об Экспертном совете по российскому программному обеспечению при Министерстве связи и массовых коммуникаций Российской Федерации».

**Федеральный закон от 18.07.2011 № 223-ФЗ «О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц».

***Федеральный закон от 05.04.2013 № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд».

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!