Rambler's Top100
 
 
Статьи
Александр ГОЛЫШКО  Виталий ШУБ   02 декабря 2016

Тоска по гармонии

По всей вероятности, пришла пора задуматься о гармонизации построения экосистемы ШПД в национальном масштабе – от баланса фиксированной и мобильной связи до развития всех отраслей экономики и обеспечения безопасности.

Не успеешь найти смысл жизни, как его уже поменяли.

                                                                       Джордж Карлин 

 

Александр Голышко, ГК «Техносерв» 
 Виталий Шуб, НТО «ИРЭ-Полюс»)

По рецептам демонополизации

…Давным-давно, 100 лет тому назад на самом краю земли, в Северо-Американских Соединенных Штатах родилась телекоммуникационная монополия и называлась она AT&T. Силы она черпала в своем технологическом подразделении Bell Laboratories, в предприимчивом менеджменте и искусном лоббировании. Следствием был неизменный рыночный успех, который не мог оставаться незамеченным. Поэтому практически вся история AT&T – это история борьбы с ней правительства США. Компанией регулярно пугали общественность, пока 1 января 1984 г. она не решила разделиться. Вернее, особо одаренные местные законодатели решили, что в духе демократических традиций рынок связи надо либерализовать и внести в него конкуренцию, для чего AT&T раздробили (разумеется, по собственному ее желанию) на девять региональных операторов местной связи (RBOCs – Regional Bell Operator Companies, или просто Baby Bells), оставив за материнской компанией (Ma Bell) только функции оператора дальней связи на демонополизированном рынке. В итоге все RBOCs довольно быстро «просели» и «слиплись» в две операторские компании – на восточном и западном побережьях, а успешно обанкротившаяся AT&T была поглощена конгломератом из компании западного побережья и сотового оператора, передав свой бренд новому национальному игроку. Другой игрок сохранил свое название Verizon. Позже, когда на них «накрутились» еще и операторы сотовой связи, кабельного ТВ и ШПД по технологии HFC/DOCSIS, рынок превратился в фактическую дуополию AT&T – Verizon.

Уже не так давно, в 90-х годах прошлого века, на другом краю земли, в Российской Федерации, уже несколько десятков лет существовала унаследованная от СССР государственная телекоммуникационная монополия – Министерство связи. И здесь нашлись не менее одаренные законодатели, которые решили, что они не глупее североамериканских коллег и надо бы скопировать разрушение телекоммуникационного рынка в США и либерализовать этот рынок в демократических традициях, привнеся в него конкуренцию. И в результате приватизации на демонополизированном рынке вместо прежде целостной отрасли, руководимой Минсвязи, появились почти 90 (если кто-то хочет уточнить – может нас поправить) локальных операторов местной связи (компаний электросвязи), плюс оператор дальней связи («Ростелеком»). Все «электросвязи» быстренько «просели» и «слиплись» в одну компанию «Связьинвест». Затем предбанкротный на тот момент «Ростелеком» слился со «Связьинвестом», передав получившемуся конгломерату свое название. Сверху на все это «накрутились» еще и «сконсолидированные» операторы кабельного ТВ и ШПД, использующие технологии HFC/DOCSIS и FTTB, а кое-где – и локальные сотовые операторы.

К чему пришли

После всех перечисленных выше действий по либерализации рынок связи превратился в джентльменский набор трех фактических олигополий – сотовой связи, дальней связи и ШПД/КТВ – из нескольких основных игроков каждая. Спорить о том, какая форма развития рынка (централизованная или децентрализованная) лучше, можно, наверное, до бесконечности. В каждой из них есть плюсы и минусы, но важен итог. А в итоге рынок ШПД в силу практически полного отсутствия на нем регулирования начал бурно развиваться. И не только регулятор не сразу осознал, во что этот рынок превратится и как ШПД преобразит всю отрасль, попросту отодвинув с первых ролей голос и предложив массу альтернатив традиционному ТВ-вещанию.

Поскольку в отрасли не было никаких прецедентов и локальных стандартов строительства сетей ШПД/КТВ, с начала 90-х годов все кинулись строить эти сети кто во что горазд. К настоящему моменту на рынке образовалась полнейшая каша из сетей, созданных по разным, зачастую несовместимым технологиям – xDSL, FTTB, HFC/DOCSIS, FTTH/GPON и FTTH/P2P.

Помимо этого рынок ШПД/КТВ, в отличие от четко структурированных олигополий в сотовой связи («большая четверка») и дальней связи («большая пятерка»), оказался консолидирован лишь на половину – две трети. Оставшиеся 35–45% – это множество местных и региональных операторов, сети которых построены в основном по технологии FTTB/HFC. Причем принципиально разные способы доставки сигналов голоса, данных и видео по различным сетям привели к полному отсутствию каких-либо стандартов, диктующих используемые технологии, архитектуру и топологии сетей, в результате чего вопросы гарантии качества сервисов (QoS и SLA) остались целиком за операторами.

Параллельная модернизация наследованных «медных» телефонных сетей через технологии xDSL до FTTH/GPON вкупе с финансовыми трансферами «Ростелекому» от его конкурентов через фонд универсальной услуги резко ускорила темп технологической гонки на рынке ШПД/КТВ и перевела его в формат triple play: голос + данные + видео. Различные механизмы обеспечения качества сервисов в технологическом «зоопарке» (xDSL/G.Fast/Vectoring + HFC/DOCSIS + FTTB + FTTH/GPON + FTTH/P2P + PLC/BPL/G.hn) способствовали обострению конкурентной борьбы между игроками.

Физические ограничения разных технологий (предельная длина абонентского отрезка кабеля, предельные скорости передачи данных и коэффициенты ошибок в прямом и обратном каналах и пр.) привели к тому, что абоненты, атакуемые игроками рынка, не понимают, какой продукт им предлагается и каких начальных и граничных условий предоставления сервисов они могут ожидать. А ожидать они могут следующее:

• xDSL – до 100 Мбит/с (в варианте VDSL2) или до 1 Гбит/с (в варианте G.fast/Vectoring) к абоненту по выделенной медной паре; длина абонентского отрезка – десятки-сотни метров; асимметричный доступ; «вверх» от абонента – десятки-сотни мегабит в секунду.

• HFC/DOCSIS 3.1 – до 3–4 Гбит/с «вниз» на один CMTS/абонентский кластер (от десятков до тысяч абонентов); делимый ресурс; длина абонентского окончания – сотни метров; асимметричный доступ; «вверх» от абонента – десятки мегабит в секунду.

• FTTB – от 100 Мбит/с до 1 Гбит/с по одной выделенной витой паре Cat5; длина абонентского окончания – до 100 м; симметричный доступ.

• FTTH/GPON – до 2,5, 10, 32, 40 или 100 Гбит/с (в зависимости от поколения) «вниз» на одно абонентское оптическое «дерево» (от 16 до 132 абонентов); длина абонентского окончания – до 20 км; делимый ресурс; асимметричный доступ; «вверх» от абонента – десятки-сотни мегабит в секунду.

• FTTH/P2P (Active Ethernet, Optical Ethernet) – до 100 Гбит/с по одному/двум выделенным оптическим волокнам; длина абонентского окончания – до 20 км; симметричный доступ.

• PLC/BPL/G.hn – до 1 Гбит/с по локальной электропроводке; длина абонентского окончания – до 100 м; симметричный доступ.

Если для передачи голоса поверх IP технические требования оказались вполне скромными (полоса в пределах 200 кбит/с и задержки не более 10 мс), то, когда дело дошло до передачи телевизионного сигнала, особенно в цифровом формате, все оказалось сложнее. Уже линейное, вещательное IPTV нуждалось и в мегабитных скоростях передачи на один ТВ-канал, и в низком коэффициенте ошибок (не хуже 10-7) для корректного восстановления картинки. Переход к его интерактивному варианту наложил дополнительные ограничения на весь тракт, включая и обратный канал от абонента, и скорость передачи в нем. Увеличение физического разрешения ТВ-экрана до 8 и 33 Мп (4К и 8К) и вовсе поставило вопрос о гарантированных скоростях передачи к абоненту на уровне десятков и сотен мегабит в секунду. А начало предоставления игровых услуг предъявило требования к скорости реакции сети (RTT – Round Trip Time) на уровне единиц миллисекунд.

Поскольку рынок не захотел развиваться так, как того желали национальные регуляторы, а знай себе предпочитал рыночные законы, была вброшена идея принудить операторов к бесплатному пропуску по своим сетям трафика конкурентов – новых игроков из мира ОТТ. Однако операторы – владельцы физической инфраструктуры поголовно не пожелали создавать райские условия «злейшим врагам» за свой же счет, что привело к сильнейшему торможению модернизации наследованной медной инфраструктуры (в частности, в сетях операторов Евросоюза). Зачем оператору инвестировать в замену медной инфраструктуры абонентских линий оптикой, если по ней еще лучше пойдут услуги из мира ОТТ, которые и так отбирают его потенциальные доходы? Сей конфликт интересов между владельцами сетей и новыми ОТТ-игроками, начавшись с сетей передачи данных и VoIP, быстро распространился и на другие сегменты рынка, в том числе на IPTV. Все это вылилось в тихую войну между операторами IPTV и ОТТ-игроками – владельцами «сетевых кинотеатров» и пр.

Меж тем современные сети ШПД/КТВ за счет агрегации индивидуальных потоков данных десятков и сотен миллионов частных и корпоративных абонентов ШПД и IPTV/VoD/OTT стали генераторами колоссального объема магистрального трафика, передаваемого со скоростями единицы и десятки мегабит в секунду. Переход сотовых операторов к технологиям 4/4,5G привел к необходимости обеспечения каждой из десятков тысяч базовых станций IP-каналами (в подавляющем большинстве случаев – оптоволоконными) со скоростями порядка 1 Гбит/с.

В дополнение ко всему множественность сетей ШПД, выполненных по разным технологиям (HFC, FTTF, FTTH), в многоквартирных жилых домах привела к частым конфликтам между операторами, управляющими компаниями и жильцами. С одной стороны, казалось бы, необходимо обеспечить равноправный конкурентный доступ ко всем квартирам, с другой – инфраструктура многоквартирных домов просто физически не приспособлена к одновременному размещению нескольких кабельных трубостоек разных операторов и параллельной разводке проводов по всему дому. И не зря в последнее время регулятор уделяет этому вопросу повышенное внимание. Какие, собственно, варианты решения этой проблемы, помимо регуляторных, в принципе возможны?

И некоторые перспективы

Поскольку основным драйвером развития рынка ШПД теперь является телевидение во все возрастающем разрешении, требующем скоростей передачи на один ТВ-канал на уровне десятков (а в среднесрочной перспективе – сотен) мегабит в секунду, очевидно, что будущее – за теми технологиями, которые обеспечат максимально дешевое масштабирование сетей, как в плане скоростей передачи, так и в плане логической топологии. К таким технологиям можно отнести FTTB (с определенными ограничениями) и FTTH. Иными словами, целесообразно полностью перевести сети проводного ШПД на «выделенку» – FTTB 100 Мбит/c / 1 Гбит/с по витой паре Cat5+/6 и FTTH P2P/Active Ethernet/Optical Ethernet вместо тупиковых технологий делимого ресурса, таких как HFC/DOCSIS 3/3.1 и xGPON. И уже от этих сетей строить мост к будущим конвергентным сетям и топологиям.

Одновременно необходимо будет разработать и принять технологические стандарты, обеспечивающие равные возможности входа разных операторов ШПД в многоквартирные дома и сами квартиры. Одним из возможных путей решения этой проблемы может стать переиспользование прав прохода по уже существующим коммунальным инфраструктурам в доме. Может быть, будущее – за конвергентными инфраструктурами, в которых клиенту в каждом месте поступает лучший ШПД из всех имеющихся. Стоит также учитывать и появление в перспективе мультитехнологичных сетей сотовой связи 5G. В них для подключения базовых станций, похоже, может использоваться любой ШПД, доступный в данном конкретном месте. Некоторые аналитики прогнозируют, что в течение пяти лет большинство пользователей будут подключаться к интернету через мобильные устройства, а не через настольные ПК и во многих развивающихся странах беспроводные сети станут единственным средством доступа основной массы населения к широкополосной связи. В связи с этим не стоит забывать о главенствующей роли фиксированной связи, поскольку она является фундаментом любой сети мобильной связи. Ведь собственно беспроводная связь зачастую присутствует в ней лишь на последних сотнях метров.

Сегодня операторы мобильной связи и операторы фиксированной связи все чаще сталкиваются друг с другом в борьбе за одних и тех же абонентов, которые выбирают либо скорость доступа, либо удобство доступа из любого места. По мере дальнейшего развития мобильной связи часть абонентов может даже отказаться от «дублирующего» фиксированного сервиса, но он все равно может быть востребован в сетях 5G. Поэтому всегда есть шанс оптимизировать развитие фиксированной и мобильной связи на территории страны с учетом различных аспектов. Не умаляя выдающейся роли проекта ликвидации цифрового неравенства в РФ с помощью прокладки волоконно-оптических магистралей по городам и весям, очевидно, стоит задуматься о гармонизации построения экосистемы ШПД в национальном масштабе – от баланса фиксированной и мобильной связи до развития всех отраслей экономики и обеспечения безопасности. Для этого будет нужен соответствующий план.

К примеру, в США, с которых мы начали рассказ, существует национальный план развития ШПД, состоящий из трех частей. Первая часть посвящена улучшению экосистемы ШПД не только для фиксированной, но и для подвижной связи. В ней предлагаются варианты максимизации инноваций, инвестиций и благосостояния потребителей, главным образом за счет конкуренции. Рассматриваются способы более эффективного распределения и управления ресурсами государственного регулирования или влияния, такими как частотный спектр и использование действующей инфраструктуры связи, с тем чтобы максимизировать инвестиции частного сектора и способствовать конкуренции. Вторая часть затрагивает вопросы вовлечения населения в процесс обеспечения всех граждан возможностями, которые может предоставить ШПД. Сюда же входит реформирование фонда универсальных услуг и взаимные компенсации операторов связи. Приводятся советы по улучшению ценовой приемлемости ШПД, пользовательского восприятия и компьютерной грамотности. В третьей части даются рекомендации по использованию ШПД в отношении национальных приоритетов в части реформирования законов, правил и стимулов для максимизации выигрыша от применения ШПД в тех областях, где государство играет значительную роль. Сформулированы предложения по внедрению инноваций в здравоохранении, энергетике и образовании, по работе правительства, активности граждан, профессиональному обучению, развитию экономики и в сфере общественной безопасности. В плане также описана стратегия его реализации с тем, чтобы страна выполняла указанные рекомендации и достигла всех намеченных целей*.

Очевидно, и нам есть, где и что оптимизировать, максимизировать и стимулировать на пути дальнейшего развития ШПД в национальном масштабе.

_______________

*В.Э. Веерпалу, С.Ю. Пастух, Е.Е. Володина, Е.Е. Девяткин. Особенности и перспективы развития широкополосного доступа в США. «Электросвязь», 2014, № 10, с. 12.


Александр Голышко, системный аналитик, ГК «Техносерв»

Виталий Шуб, заместитель генерального директора, бизнес-направление «Телеком», IPG Photonics Russia (НТО «ИРЭ-Полюс»)

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!