Rambler's Top100
 
Статьи
Михаил ПЛИСС  04 ноября 2018

Частная медицина в ожидании консолидации

Догнать государственные медучреждения по уровню информатизации частные российские клиники смогут тогда, когда медицинский рынок в стране пройдет процесс консолидации.

В нашей стране на рынке медицинских услуг доля частной медицины (в денежном выражении) составляет около 4%. Самая крупная российская сеть коммерческих клиник -- «Мать и дитя» -- занимает менее 1%. На долю государства приходится примерно 96% рынка стационарной и примерно 74% поликлинической медицинской помощи.

В России коммерческие медицинские организации по уровню информатизации уступают государственным. Только небольшое число клиник считают ИТ своим конкурентным преимуществом. Остальные относятся к информатизации как к налогу на бизнес, поскольку явной прибыли медицинские информационные системы им пока не приносят. Так что у меня есть сомнения в том, что российские частные клиники смогут выполнить требование об обязательном предоставлении информации о своей деятельности в ЕГИСЗ, которое вступает в силу с 1 января 2019 г., особенно если за неисполнение этого требования их никто не накажет.

В США для того, чтобы поддержать клиники при переходе на информационные системы, была разработана двухэтапная программа мотивации Meaningful Use. Первый этап предполагал вознаграждение в виде освобождения от налогов компаний -- лидеров этого движения, а второй -- штрафы для тех клиник, которые задержались с внедрением ИТ-систем. То есть даже в Америке были госпитали и больницы, которые не спешили вкладываться в МИС.

И это понятно, поскольку в мировой практике здравоохранение – одна из самых дорогих областей информатизации: для госпиталя на 500 коек средняя стоимость современной МИС, автоматизирующей значимую часть бизнес-процессов клиники, начинается с $25 млн.

Высокая цена обусловлена несколькими факторами. Во-первых, повышенной надежностью таких систем, поскольку цена ошибки -- жизнь человека. Во-вторых, высокой наукоемкостью, так как автоматизация медицинских процессов связана с алгоритмизацией не только законодательства, но и медицинской практики, и научных публикаций. В-третьих, большими вложениями в оптимизацию работы медицинских работников.

Последнее требует пояснения. Почти во всем мире, за исключением России и стран СНГ, врач – одна из самых высокооплачиваемых профессий. Все минуты и секунды, потраченные им впустую, складываются в огромные убытки. Поэтому сейчас разработчики уделяют огромное внимание удобному интерфейсу медицинских систем, стремясь уменьшить до минимума время выполнения любых операций с компьютером во время приема пациента.

Врач в ходе приема использует компьютер не так, как это делают бухгалтеры, программисты или логистики. Врач общается с пациентом, и на несколько секунд должен отвлечься от него к компьютеру, внести всю необходимую информацию и вернуться к разговору с пациентом. Для того чтобы это было возможно, логика и удобство работы программы, «юзабилити», должны находиться на высочайшем уровне. К сожалению, дизайн и оптимизация – не самые сильные стороны отечественной школы разработки.

Неудивительно, что системы, которые успешно оптимизируют дорогое рабочее время дорогих специалистов, стоят миллионы долларов и что они окупаются там, где врачи дорогие.

Также неудивительно, что даже самые крупные российские частные клиники не могут себе позволить информационную систему такого уровня. Согласно известной модели Gartner, показывающей, какую часть оборота разные отрасли тратят на ИТ, медицинские организации выделяют на эти цели сейчас 2%, а в будущем эта цифра вырастет до 3--4%. Для того чтобы внедрить МИС стоимостью $25 млн, оборот коммерческой клиники должен составлять $500 млн. Понятно, что таких клиник сегодня в России нет.


Доля оборота, затрачиваемая на ИТ предприятиями различных отраслей

Надо признать, что развитие частных медицинских организаций в России сдерживается экономическим кризисомПод воздействием кризиса объем рынка добровольного медицинского страхования, а именно он является основным источником дохода коммерческой медицины, уменьшился вдвое. Объясняется это просто: в отличие от западного рынка таких услуг, наш рынок ДМС ориентирован исключительно на корпоративный сегмент. А компании в условиях экономической и финансовой нестабильности стали сокращать и страховые покрытия, и количество застрахованных. В результате мы наблюдаем сегодня двукратное уменьшение объема рынка и такой же рост цен на услуги частных медицинских организаций.

Вроде бы кризис должен повышать уровень управленческой компетентности, заставлять повышать эффективность. Но по уровню управленческой компетенции и экономической эффективности российские частные клиники тоже сильно отстают и от европейских, и от израильских, и от американских и японских коллег. За рубежом происходит не просто оптимизация процессов на уровне клиник, происходит консолидация клиник и оптимизация работы огромных медицинских холдингов.

В результате многочисленных сделок по слиянию и поглощению в этой сфере в мире образовались мощные сети из 400--500 клиник, возглавляемые профессиональными медицинскими управляющими компаниями и живущие по модели гостиничного бизнеса. У каждой из таких сетей клиник большие возможности экономии за счет масштаба. К примеру, лекарственные препараты и медицинское оборудование они закупают с огромными скидками. А вся их экспертиза по процессам оказания медицинской помощи «зашита» в ИТ-системы, которые развиваются ими на протяжении 20--30 лет.

Возможно, крупные сети частных клиник в России появятся позже, когда рынок нашей коммерческой медицины консолидируется. Пока же я вижу, что повышению ее эффективности могут способствовать новые игроки – поставщики решений для медицинских организаций по расшифровке кардиограмм, описанию рентгеновских изображений, проведению лабораторных анализов. По сути, нас ждет формирование рынка медицинского аутсорсинга.

Перевод частными клиниками не связанных напрямую с лечебным процессом функций на сервисную модель позволит им экономить средства на зарплате штатным специалистам, сократить время предоставления результатов исследований пациентам, а значит, повысить их лояльность. На мой взгляд, потенциал рынка подобных медицинских сервисов огромный. Места на нем хватит для многих новых игроков, и тут нас ждет много историй успеха.

Михаил Плисс, заместитель директора департамента по экспертно-аналитической работе, НИУ ВШЭ
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!