Rambler's Top100
Статьи ИКС № 5 2008
Алексей МИШУШИН  30 апреля 2008

Контент по праву

Цифровой контент, так сильно разогревающий сегодня умы и желания операторов связи, вендоров, контент-провайдеров, прежде всего плод интеллектуальной деятельности. И как таковой он попадает в сферу действия интеллектуальных прав, где работают алгоритмы, порой непривычные даже для тех, кто весьма искушен в бизнесе и коммерческом обороте имущества.

Е. МишушинНаступление 2008 г. сопровождалось не только традиционными фейерверками и хлопаньем пробок, вылетающих из бутылок с шампанским. В ночь на 1 января в страну вошло новое законодательство, регулирующее использование результатов интеллектуальной деятельности: вступила в силу 4-я часть ГК РФ, заменившая собой целую линейку федеральных законов. Началась совсем иная жизнь. В том числе и для контента.

Новации для владельцев интеллектуальных прав

В новом законодательстве четче и логичнее определены типы договоров, посредством которых оформляется передача прав от правообладателя другому лицу.

Намереваетесь полностью отказаться от всех своих прав на интеллектуальный продукт? Заключайте договор об отчуждении исключительного права. И уже не нужно, как раньше, подробно и точно перечислять в договоре способы использования отчуждаемого продукта.

Желаете оставить права на результат интеллектуальной деятельности и на его самостоятельное использование за собой, но при этом дать попользоваться и другим? Оформляйте неисключительную лицензию. Хотите запретить всем, кроме избранного контрагента? Выдавайте исключительную лицензию.

Преимущества такой схемы очевидны: при заключении договора риск приобретателя прав ошибиться и получить лишь часть того, на что он нацелился, значительно снижается, так как устранена неопределенность, является ли установленный законом перечень способов использования объекта интеллектуальной собственности исчерпывающим или стороны могут указать в договоре другие, законом не предусмотренные, но удобные для них варианты. Прежде отсутствие такой ясности порождало массу споров, поскольку определенный законом перечень способов использования результата интеллектуальной деятельности не всегда отвечал целям приобретателя прав.

Управляем правами коллективно

Глубокие перемены произошли в управлении правами на коллективной основе. Как известно, профессиональному участнику рынка интеллектуальной собственности приобретать права на творческий продукт удобнее не поштучно, а массово, оптом. Никакому контент-провайдеру или оператору связи не хватит ни денежных средств, ни организационных возможностей вступать в договорные отношения напрямую с каждым из авторов желаемых произведений. Да и авторам некоторых произведений, например песен или видеороликов, не под силу отследить все случаи неправомерного использования их творений. Поэтому заключение договоров с владельцем библиотеки, фонотеки или агрегатором других творческих продуктов, иначе говоря, с обладателем прав на коллективной основе, зачастую единственно возможное решение для тех и других.

Управление правами на коллективной основе было и раньше. Его осуществляли ОО «Российское авторское общество», НП «Российское общество по мультимедиа и цифровым сетям», АНО «Российская фонографическая ассоциация», НП «ФАИР» и др. В этом смысле с наступлением 2008 г. революции не случилось. Новизна в другом. Отныне учреждается государственная аккредитация организаций по управлению правами на коллективной основе.

Некоммерческие организации, намеренные осущест-влять такое управление, вправе действовать и без государ-ственной аккредитации. Но тогда они могут управлять правами только тех лиц, с которыми у них заключены соответствующие договоры.

Если же организация намерена управлять правами неопределенно широкого круга лиц, включая и тех, с кем у нее нет договоров, ей требуется госаккредитация. Получить аккредитацию на деятельность в одной или нескольких сферах коллективного управления, перечисленных в п. 1 ст. 1244 ГК РФ, может только одна организация на всю страну. Таких сфер названо шесть, в их числе управление исключительными правами на публичное исполнение, передачу в эфир или по кабелю обнародованных музыкальных произведений (с текстом или без) и отрывков музыкально-драматических произведений; осуществление прав композиторов – авторов музыкальных произведений, использованных в аудиовизуальном произведении (т.е. телепрограмме, кино- и телефильме), на получение вознаграждения за публичное исполнение или передачу в эфир или по кабелю такого аудиовизуального произведения; осуществление прав исполнителей и изготовителей фонограмм на получение вознаграждения за публичное исполнение, а также за передачу фонограмм в эфир или по кабелю в коммерческих целях.

Что сказанное означает?

Аккредитованных организаций в России может быть максимум шесть (если сферы коллективного управления, указанные в п. 1 ст. 1244 ГК РФ, отойдут разным организациям, в противном случае их будет меньше, может быть, даже одна).

Контент-провайдерам или операторам связи, если они желают приобрести права на произведения неограниченного круга авторов, следует заключать договоры с аккредитованными организациями. Вместе с тем сохраняется возможность покупать права на произведения определенных авторов, заключивших договоры на управление с неаккредитованной компанией. Приобретать контент можно и напрямую у авторов.

Интересно, что правомочие на доведение произведений до всеобщего сведения через Интернет не отнесено к сферам, деятельность в которых должна быть аккредитована. Следовательно, здесь конкуренция управляющих организаций обострится. Контент-провайдеру, желающему рас-пространять авторские произведения через Интернет, необходимо заключить договор непосредственно с автором произведения либо с одной из организаций, управляющих соответствующим правом на коллективной основе.

До недавнего времени бывали случаи, когда коллективным управляющим приходилось выяснять, кто же из них законный обладатель прав на произведения и может получать средства, поступающие от оптовых покупателей, а кто – самозванец. Конфликты доходили до суда, что никак не стимулировало интерес к услугам, оказываемым подобными управляющими.

Хочется надеяться, что четкое определение статуса и компетенции организаций, управляющих правами на коллективной основе, а также введение аккредитации внесет порядок в эту неспокойную сферу. Чтобы гарантировать легальность используемого контента, операторы связи, вещатели, контент-провайдеры и другие заинтересованные лица будут вынуждены более активно заключать договоры с управляющими организациями.

Не пользуешься, но платить надо!

Согласно ст. 1245 ГК РФ изготовители и импортеры оборудования и материальных носителей, предназначенных для свободного воспроизведения исключительно в личных целях фонограмм и аудиовизуальных произведений, обязаны выплатить авторам, исполнителям, изготовителям фонограмм и аудиовизуальных произведений вознаграждение.

Это вознаграждение формируется из собранных аккредитованной организацией средств и распределяется между правообладателями в следующей пропорции: 40% – авторам, 30% – исполнителям, 30% – изготовителям фонограмм или аудиовизуальных произведений. Между конкретными авторами, исполнителями, изготовителями фонограмм или аудиовизуальных произведений вознаграждение распределяется пропорционально их фактическому использованию. Правительство РФ обязано установить порядок распределения вознаграждения и его выплаты.

Нельзя сказать, что российскому законодательству такая идея в новинку. Указ Президента РФ от 05.12.1998 № 1471, который налагает на импортеров оборудования и материальных носителей обязательства, аналогичные прописанным в ст. 1245 ГК РФ, формально сохраняет силу, но на деле не применяется. Пока не реализуются на практике и нормы ст. 1245, поскольку Правительством РФ не определен ни перечень оборудования и материальных носителей, ни размер, ни порядок сбора средств. Однако следует ожидать, что соответствующий документ скоро будет утвержден.

Гарантии продюсерам и спонсорам

В 4-й части ГК РФ законодатель поддержал интересы организаторов создания так называемых сложных объектов, к которым отнесены в том числе аудиовизуальные произведения и мультимедийные продукты. Раньше трудность состояла в том, что сложное произведение включает в себя несколько самостоятельно охраняемых результатов интеллектуальной деятельности, права на которые могут разниться. К примеру, продюсерская компания могла столкнуться с тем, что приобретаемые ею права в отношении музыки к будущему фильму разрешают транслировать ее только по кабелю, но не через эфир или, скажем, не дают возможности аранжировать ее.

Теперь в п. 2 ст. 1240 ГК РФ устанавливается, что, если лицо, организовавшее создание сложного объекта, заключает договор об использовании результата интеллектуальной деятельности, предназначенного специально для включения в сложный объект, такой договор считается договором об отчуждении исключительного права, если стороны не предусмотрели иного. Проще говоря, по умолчанию организатор сложного объекта покупает соответствующий продукт целиком.

Если же организатор заключает лицензионный договор на использование результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта, то в договоре не допускается устанавливать какие-либо ограничения на использование этого интеллектуального продукта. Более того, такой договор заключается на весь срок и в отношении всей территории действия исключительного права, если договором не предусмотрено иное.

Это, по сути, означает, что если вместо «покупки» результата интеллектуальной деятельности организатор решает приобрести только право на его временное использование, то такое использование не может быть как-либо ограничено.

Кроме того, установлено, что при использовании результата интеллектуальной деятельности в составе сложного объекта лицо, организовавшее создание этого объекта, вправе указывать свое имя или наименование либо требовать такого указания. Естественно, организатор при этом не становится в юридическом смысле автором самого произведения и, соответственно, не приобретает прав автора (например, права на неприкосновенность произведения и др.). Тем не менее за сам факт выполнения, как правило, капиталоемкой, длительной и сложной работы по привлечению и организации в единый процесс людских, имущественных и неимущественных (творческих) ресурсов для создания нового продукта законодатель наделил организатора сложного объекта особым правом – правом на свое имя или наименование.

Таким образом, творческие и коммерческие возможности использования в новых работах ранее созданных произведений или тех, что творятся непосредственно по заказу, заметно расширяются. Безусловно, все эти перемены должны стимулировать деятельность продюсерских компаний, изготовителей телепрограмм, теле- и кинофильмов, мультимедийных программ для ЭВМ.

. . .

Изменений в охране прав на результаты интеллектуальной деятельности гораздо больше тех, о которых сказано выше. Законодательство в этой сфере стало стройнее, логичнее и более адекватно эпохе цифровых технологий, мобильной связи и Интернета.

Однако контент как интеллектуальная собственность во многом остается для телекома terra incognita. Не пора ли смелее вступать на эту почву?
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: