Rambler's Top100
Статьи ИКС № 2-3 2009
Наталия КИЙ  10 марта 2009

Где дно ямы?

И как долго мы будем из нее выкарабкиваться? Это хит-вопрос последнего полугодия. Им задается и директор маленькой компании, и тот, у кого сегодня экономика «в ручном управлении». Именно так замминистра Минкомсвязи Наум Мардер обозначил и главный вопрос февральской конференции «Телекоммуникационная отрасль в условиях мирового финансового кризиса».

«До конца первой фазы кризиса мы еще не дошли, – заверил известный экономист, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. – Дыхание мировой рыночной экономики – мы с этим поделать ничего не можем».

Как сказывается это разрушительное дыхание на российской связи? Перечень последствий очевиден: снижение платежеспособности населения и спроса на услуги; заметное падение спроса в корпоративном сегменте; повышение рублевых цен на товары и услуги зарубежных поставщиков; ухудшение финансового состояния операторов (вплоть до банкротства) и сокращение инвестиционных программ; затруднения в рефинансировании долгов операторов; замораживание зарплат и набора кадров; снижение продаж бытовой электроники.

В телекоме, как считают аналитики, сошлись два вектора: циклическое развитие капиталистической экономики и накопившиеся структурные перемены, борьба новых технологий, изменение профиля потребления. «Голосовой трафик растет, но утекает с фиксированных сетей на мобильные. В сотовой связи рецессия по голосовым услугам наблюдается в течение уже двух лет (и кризис здесь ни причем), а VAS растут на 25% в год», – аргументирует Е. Соломатин («Коминфо Консалтинг»). «Связь всегда работала в условиях кризиса: тарифы-то всегда снижались», – добавляет президент «Комстар-ОТС» С. Приданцев.

В долгах, как…

Общение представителей государства с участниками рынка в конференционном зале и в кулуарах показало, что проблема номер один – инфляция, ставки по кредитам и долги, с которыми операторы вступили в кризис. Например, у МТС долг к погашению в 2008–2011 гг. составляет $2,1 млрд, основное число кредитов компания брала в валюте и сейчас занята их реструктурированием. Объем платежных обязательств «Связьинвеста» – 121,4 млрд руб. При этом, по мнению руководства холдинга, индексирование тарифов на услуги не компенсирует инфляции – как в лихие 90-е. Долговая нагрузка «ЦентрТелекома» в 2009 г. оценивается в 13 млрд руб., из которых, по словам гендиректора В. Мартиросяна, 6 млрд компания платит сама, на 7 млрд придется искать кредиты. Примерно такой же суммой исчисляются долги «Южной телекоммуникационной компании». «Если не будет господдержки, это будет дефолт. Мы накопили только 1 млрд 700 млн руб.», – предупредил гендиректор ЮТК А. Андреев.

Поэтому ставки по кредитам при инфляции в 13% – вопрос выживания. Действующие ставки в 18–25% Е. Ясин считает неприемлемыми. «До 18% еще можно говорить о какой-то окупаемости», – говорит В. Мартиросян. Вернее, это глоток воздуха, чтобы пережить тяжелый момент, – уточняют его коллеги. Большинство считают разумными ставки до 10%.

Соль, спички и проводной телефон

– таков антикризисный набор потребителя. Проблемы с деньгами возрождают интерес к старой доброй фиксированной связи. «Первое, за что платят, так это за проводной телефон», – отмечает С. Приданцев.

Если добавить к телефону на столе широкополосный доступ в Интернет со стоящего рядом компьютера – вот они, по выражению одного из аналитиков, «якорные услуги» на ближайшие пару лет. Они позволят удержаться на плаву и массовому потребителю, и оператору, прежде всего межрегиональным компаниям «Связьинвеста» (причем в вы-игрыше будут те, у кого больше широкополосных абонентов).

Кризисное освещение делает все более привлекательными физлица. Отток корпоративных клиентов и рост их дебиторской задолженности очень этому способствуют. Поставщики услуг уверены, что соотечественники экономить на связи не собираются (по данным Минэкономразвития, 6% бюджета домохозяйств тратится на связь). С. Приданцев, например, считает, что стремление к экономии заставит людей сосредоточиться на домашних развлечениях, а значит, и услугах связи (подробно о квартирном вопросе в телекоме. При этом «Комстар» не наблюдает перехода пользователей на дешевые ШПД-тарифы – напротив, выбирают безлимитку.

Мобилу никто не бросит, но платить станут меньше

Мобильной связи кризисных страстей как не обещали, так и не обещают: снижение потребления будет незначительным. Так что мобильный сектор еще поборется с фиксированным за свою долю в общем телекоммуникационном пироге, которая в 2008 г. составила 45% (объем сотового рынка в прошлом году оценивается в 555 млрд руб., или около $23 млрд). От мобильной связи, входящей ныне чуть ли не в потребительскую корзину, массовый рынок отказываться не собирается. Проблемы ожидаются больше со стороны корпоративного сегмента (как известно, самая высокая доля корпоративных абонентов у МТС).

Пик кризиса придется на 2009 г. – объем рынка мобильной связи сократится на 10,5%, а ARPU снизится на $2. Так оценивает перспективы сотовой связи Михаил Герчук, вице-президент МТС по коммерческим вопросам. По его прогнозу, рост рынка начнется в 2010 г. и стабилизируется в два последующих года. Показатель роста в 23,7%, зафиксированный в прошлом году, вряд ли будет достигнут в обозримом будущем – не только в силу кризиса, но и из-за насыщения рынка.

МТС намечает три направления оптимизации затрат: взвешенная финансовая политика, концентрация на стратегических проектах (сети 3G будут построены во всех крупнейших городах), а главное – развитие собственной розничной монобрендовой сети. Как известно, в феврале МТС приобрела сеть магазинов «Телефон.Ру», имеющую 512 точек по стране. «Компанию приобрели не в долг, – прокомментировал Михаил Герчук. – «Телефон.Ру» – хорошая, эффективная сеть, один из элементов будущей сети развивающегося ритейла МТС».

Розничные сети по продаже телефонов – рискованный бизнес с низкой маржинальностью и самое уязвимое звено на мобильном рынке в сложной экономической ситуации: в непростое время спрос на дорогие телефоны падает, пользователи становятся разумнее в тратах. Кризис ускорил движение операторов в сторону оптовой розницы. «Для сохранения каналов продаж и точек обслуживания абонентов мы должны инвестировать в смежный сектор», – говорит Герчук.

А что же все-таки в мешке регулятора?

«У нас мешок один: его наполняют абоненты. Вопрос в том, как из этого мешка распределять доходы, понимая, что мешок не будет больше в силу объективных экономических причин. Сегодня баланс не разумный, он построен на волевых решениях, а не на экономической целесообразности», – считает Наум Мардер. На экономическую целесообразность должны сработать поправки в правовое поле отрасли, над которыми работает операторское сообщество – по мнению замминистра, очень неторопливо; господдержка системообразующих предприятий – так, чтобы ставки по кредитам не росли несколько раз в год; грамотное манипулирование тарифами со стороны операторов, создание сегментированных тарифных планов, продвижение пакетных услуг…

Роль регулятора в кризисных условиях возрастает. «Экономить на всем, кроме людей, – поставил задачу министр связи и массовых коммуникаций Игорь Щеголев. – Компании десятками сокращают инженеров и техников, сохраняя топ-управленцев. А когда дела пойдут в гору – кто полезет в кабельные колодцы?».

Готов ли регулятор к кризисному управлению? Какие меры планирует предпринять? Судя по тому, что коллегия министерства, подводящая итоги прошедшего года и ставящая задачи на проблемный текущий, намечена – впервые за много лет – на май (пятый месяц в году!), регулятор в замешательстве.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!