Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 2 2006
01 февраля 2006

FMC: новый миф в период инкубации

Справедливости ради заметим, что «сказка ложь, да в ней намек»: иными словами, не стоит технологическое мифотворчество воспринимать резко отрицательно – достаточно отнестись к нему трезво и рассудительно. Проблема конвергенции обсуждается не менее десятка лет, но все больше в «проводной плоскости». Недавняя конференция, посвященная конвергенции фиксированных и мобильных сетей (декабрь 2005 г., Москва, организатор Infor media Russia), стала одним из первых серьезных и вдумчивых подходов к теме. При этом следует отдавать себе отчет в том, что FMC, по крайней мере в России, находится в инкубационном периоде развития технологий и рынка.

Начнем с определений


Соглашаясь в целом с тем, что FMC – дело будущего (не ранее 2008–2010 года), участники рынка расходятся и в толковании понятия, и в подходах к нему. От «еще один маркетинговый термин» (А. Зайцев, Nokia) до «единственный способ выжить и повысить ARPU как для фиксированного, так и для мобильного оператора» (этой точки зрения придерживаются операторы – Л. Симкин из «ВымпелКома», А. Веселов из «Хит Телекома», Е. Дмитриев из «Уралсвязьинформа»). Более конкретна аналитик IDC Н. Короткова: «Конвергентной услугой в мобильных и фиксированных сетях является услуга, которая доступна вне зависимости от используемого абонентского терминала, посредством любой сети, в которой действуют соответствующие приложения, и независимо от местонахождения пользователя». В. Филиппов (BCC Company) выделяет несколько уровней конвергенции: единый биллинг в сетях с переадресацией вызова, интеграция на уровне терминала, полная интеграция на уровне услуг. Й. Линц (Linz Teleconsulting, Германия) придерживается очевидного мнения, что конвергенция – нечто большее, чем совокупность отдельных услуг, она позволяет реализовать общую архитектуру для реализации общих сервисов, а в пределе FMC преобразуется в тройственный союз FMI-C – с учетом Интернета. При этом он предостерегает, что взаимное подключение (в русской транскрипции «присоединение») – это еще не конвергенция.

FMC уже здесь?

На этот вопрос тот же Й. Линц дает положительныйответ: «Конвергенция – реалии сегодняшнего дня. Такой возможностью надо воспользоваться». Какие приметы FMC можно наблюстив нашей жизни? WAP, i-mode и аналогичные услуги – очевидные примеры конвергенции мобильной связи и Интернета. Визитка с одним номером FMC-телефона, означающим переадресацию звонков с фиксированной линии на мобильную и наоборот, – услуга СМАРТСа в отдельно взятых регионах (Казань, Тольятти, Самара). Здесь же вспоминается интерактивный абонентский сервис «Скай Линка» SkyPoint; FMC-проект холдинга «Система-Телеком» под названием «Единая точка доступа» (см. «ИКС» № 6'2005, с. 25; № 5'2005, с. 6), так и остающийся пока в проекте; услуга FMC от «Билайна», предоставляемая корпоративным пользователям совместно с операторами фиксированной связи «Голден Телеком», «Комбеллга» и «Эквант». Услуга FMC позволит сочетать возможности фиксированной и мобильной связи: единый номер для мобильного и офисного телефона и единый счет за сотовую и проводную связь.

Компания BCC добавляет в копилку свое решение SmartFMC (один номер, один терминал, разные сети, единый счет), считая его единой платформой для предоставления услуг в мобильном и фиксированном мирах, а программируемый телефон Softphone – терминалом, обеспечивающим услуги 3G сегодня. «В сеть мобильного оператора мы не вносим ничего нового. Это дополнительное устройство в сети, которое приносит дополнительные сервисы», – комментирует В. Филиппов. А Н. Короткова резюмирует: «Российские попытки FMC пока существуют на аппаратном уровне».

В отличие от европейского рынка, где, по информации IDC, первым FMC-оператором в 2004 г. стал British Telecom в партнерстве с Vodafone, проект Bluephone, нацеленный на корпоративный рынок, предусматривает звонки через фиксированную сеть посредством Bluetooth, а за пределами действия Bluetooth – через сеть GSM. Более свежий пример – германский проект Vodafone cо знаковым названием «Zu Нause», конкурентный по отношению к Deutsche Telekom.

Кому выгодней?

Ответ на этот вопрос будем искать в двух областях – абонентской (корпоративный – массовый) и операторской (фиксированный – мобильный).

Участники рынка – практики и аналитики – склоняются к мнению, что полноценная FMC в России начнется с корпоративного рынка, где в отличие от массового качество важнее цены. П. Гореньков, гендиректор «Гарс Телеком», «телекомбутика» с несколькими тысячами FMC-абонентов (данные компании), критически оценивает конвергентные преимущества для корпоративных клиентов. Клиент не получает: тотальной мобильности (FMC-услуга от «Гарса» реализуется только в Москве), требуемой скорости, единого номерного плана даже в федеральном масштабе. Причины: ограничение стандарта GSM, технологические особенности сетей, юридические ограничения (современная абонентская база не «настроена» на конвергенцию), проблемы безопасности.
«Среди корпоративных абонентов спрос есть, – констатирует Д. Багдасарян, начальник службы новых технологий и услуг ЗАО «СМАРТС», – а насчет частных есть сомнения». Сомнения заключаются в том, что вряд ли обычный человек в обычной своей жизни захочет иметь один номер на все случаи: проблемы с соблюдением десяти заповедей мешают. Тенденция конвергенции терминалов также оспаривается – скорее, спрос найдет дивергенция. Таким образом, фокус FMC – бизнессегмент с постепенным переходом на массовый рынок. «Массовый рынок еще не отбил инвестиции в GSM. Фиксированные операторы еще тешат себя иллюзиями», – считает Н. Короткова.

В операторской среде заинтересованность в FMC прямо следуетаксиоме – рожденный ползать летать не может: это единственный способ для фиксированных компаний обрести мобильность, повысить лояльность абонентов, предоставить им новые услуги и увеличить свои доходы (от $50 до $200 – такие цифры ARPU фиксированного оператора при FMC-услугах называет П. Гореньков). При этом роста числа абонентов специалисты не обещают. У мобильного оператора заинтересованность в конвергентных услугах ниже, но преодоление скоростного GSM-барьера в передаче данных и все тот же ARPU заставляют задуматься о симбиозе, притом что для мобильного коллеги фиксированный оператор выступает в роли большого корпоративного клиента, а FMC предстает в виде конечного, не самого высокодоходного контракта. «Без фиксированного оператора у нас нет и не будет FMC-услуги, – говорит Е. Пикерсгиль из «Соник Дуо». – Мы готовы предоставлять услугу фиксированному оператору с нашей sim-картой, чтобы он мог выйти на рынок со своими услугами на базе нашей ‘‘последней мили’’». Однако заметно, что маленькие и большие, мобильные и в особенности проводные операторы приходят к пониманию необходимости формирования пользовательского сообщества, ибо внимание пользователя дороже денег (а вернее, ими в итоге оборачивается). Особенно создание community актуально в отсутствие адекватных FMCуслуг, на которое указывают большинство участников рынка (или потребности в них?).

***


«Мы предоставляем услуги, а не аббревиатуры», – резонно заметил Д. Багдасарян из стремящего к новаторству и неординарности СМАРТСа. И вне зависимости от сотворенных человеком аббревиатур, мифов и нормативов жизнь и рынок возьмут свое. Сближение фиксированного и мобильного миров хоть и болезненно, но вполне естественно. Движение операторов в сторону универсальности бизнеса и услуг (в рамках одной компании или целого холдинга), возможное усиление этой тенденции после приватизации «Связьинвеста» – еще один аргумент в пользу FMC. Конкуренты становятся осторожными партнерами – еще одна тенденция рынка, причем не только операторского, говорящая в пользу конвергенции.

Похоже, ошибаются те, кто обещает рынку один сплошной triple play. С учетом конвергенции мобильных и фиксированных сетей аналитики прочат quadruple play, сдабривая тройную услугу мобильностью. Переварит ли абонент?
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!