Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 03 2011
Михаил ЯКУШЕВ  09 марта 2011

ICANN между ООН и Красным Крестом

Куда направлен вектор развития управления Интернетом? Как избавиться от доминирования в управлении им одной страны и при этом не свалиться в хаос и избежать сегментации Интернета? Где грань, позволяющая совместить равноправие стран с эффективным управлением Всемирной паутиной?

Михаил ЯКУШЕВ, заместитель руководителя рабочей группы Совета Европы по трансграничному Интернету, юристОб особенностях и проблемах функционирования Интернета на переломе двух десятилетий XXI века мы попросили рассказать представителя президента ICANN в рабочей группе по пересмотру политик WHOIS, заместителя руководителя рабочей группы Совета Европы по трансграничному Интернету и просто опытного в делах Интернета юриста Михаила ЯКУШЕВА.

 

– Что изменилось за прошедшие полтора года в процедурах управления Интернетом и в роли ICANN в этом деле?

 

– Как известно, 30 сентября 2009 г. подошел к концу срок действия очередного договора между корпорацией по распределению доменных имен и адресов Интернета ICANN и Министерством торговли США и было заключено новое соглашение, названное «Подтверждение обязательств между Минторгом США и ICANN». После вступления в силу нового соглашения корпорация ICANN официально стала более независима от правительства США. Ежегодный отчет о своей работе она теперь должна представлять не в Министерство торговли США, а фактически всему мировому интернет-сообществу в лице Правительственного консультативного комитета (Governmental Advisory Committee, GAC), куда входят представители правительственных структур более 100 стран мира. Благодаря этому роль GAC в ICANN заметно усилилась. Правда, если судить по внешним проявлениям этих изменений, то можно сделать вывод, что и без того неспешное решение вопросов в ICANN стало происходить еще медленнее.

 

– Начало «новой жизни» ICANN совпало со вступлением России в GAC. Почему Россия так долго не вступала в этот комитет, хотя членство в нем открытое? Не устраивал статус ICANN как корпорации, зарегистрированной в штате Калифорния?

 

– Полагаю, что вступление России в GAC и прекращение действия вышеупомянутого договора напрямую друг с другом не связаны. Подготовительная работа к тому, чтобы Россия получила представительство в ICANN, велась давно. Кроме того, сам договор между ICANN и Министерством торговли США неоднократно продлевался, поэтому было трудно предугадать дату его окончательного прекращения. Просто процесс шел с обеих сторон: корпорация ICANN достигла определенной зрелости и превратилась в авторитетного партнера в решении проблем управления Интернетом, а российские государственные органы, в свою очередь, осознали роль и место ICANN и необходимость так или иначе взаимодействовать с этой организацией по всем вопросам, связанным с управлением Всемирной сетью.

 

– Целый ряд стран выступает за то, чтобы именно GAC занял главенствующее положение в деле управления Интернетом. Не является ли изменение статуса ICANN шагом в этом направлении? И каковы могут быть последствия такой рокировки?

 

– Мнение о необходимости расширения полномочий GAC и наделения его функциями надзора над ICANN и правом вето на принимаемые ICANN решения имеет немало сторонников, в том числе и в России. При этом они часто ссылаются на опыт ООН, в которой обсуждение тех или иных вопросов происходит на уровне государств, а решения принимаются большинством голосов. Но сама система ООН демонстрирует и очевидные недостатки такой структуры, поскольку даже исключительно технические вопросы могут излишне политизироваться и для принятия решения нужно создавать некую коалицию и убеждать другие государства поддержать вашу позицию. В условиях любого политического противостояния, которое может являться следствием совсем других проблем, подобная процедура не способствует решению многих вопросов.

 

Можно ли, например, гарантировать, что даже страны Регионального содружества в области связи (РСС), в котором Россия играет лидирующую роль, всегда будут в GAC безоговорочно поддерживать российскую позицию по тому или иному вопросу? Сомнительно. Причем именно потому, что дело здесь касается внешней политики государств с разными интересами. Коалиционное голосование резко снижает эффективность принятия решений по срочным и важным вопросам. И ООН это наглядно демонстрирует.

 

Кроме того, как уже многократно подчеркивалось экспертами, Интернет – это такой объект регулирования, для принятия решений о котором невозможен приоритет какой-то одной силы. По-английски это называется длинным словом multi-stakeholderism (участие многих заинтересованных сторон). В управлении Интернетом и в деятельности ICANN должны быть учтены интересы сразу трех больших групп: государств, бизнеса (т.е. компаний, которые технически развивают Всемирную сеть) и представителей гражданского общества. Только в этом случае принимаемые решения будут не только отвечать реальным интересам большинства тех, кто связан с Интернетом, но и эффективно воплощаться в жизнь.

 

На мой взгляд, структура ICANN сейчас достаточно точно соответствует принципу участия многих заинтересованных сторон.

 

– Итак, GAC представляет в ICANN интересы правительств разных стран мира. А каким образом в ICANN представлены интересы бизнеса и гражданского общества?

 

– Интересы бизнеса учитываются в технических группах, которые занимаются разработкой стандартов Интернета, в частности в группах по проектированию Интернета (IETF, Internet Engineering Task Force) и по взаимодействию по техническим вопросам (TLG, Technical Liaison Group), в консультативном комитете по безопасности и стабильности (SSAC, Security and Stability Advisory Committee) и в комитете по системе корневых серверов (RSSAC, Root Server System Advisory Committee). Разработкой интернет-стандартов активно занимаются специалисты буквально всех известных компаний, имеющих отношение к Сети (Facebook, PayPal, Google и т.д.), крупных интернет-провайдеров и производителей оборудования. Причем делают они это на добровольной основе и совершенно бесплатно. Очень жаль, что наши российские компании и организации почти не принимают участия в этих работах. Уровень подготовки их специалистов ничуть не ниже, и они могли бы внести весомый вклад в решение технических проблем Интернета.

 

Что же касается интересов гражданского общества, то в структуре ICANN есть отдельный блок региональных групп, представляющих интересы индивидуальных пользователей Интернета. Более 120 таких групп образуют так называемое сообщество At-Large, которое принимает активное участие в разработке программ и политик ICANN и представлено в органах управления этой организации. ICANN активно поощряет создание групп At-Large Community в разных странах мира, но в России ни одной такой группы пока нет. Не работает в России и некоммерческая организация ISOC (Internet Society – Общество Интернета), в задачи которой входит развитие Сети, разработка новых интернет-технологий в сотрудничестве с IETF, информационная и образовательная деятельность. Членство в этой организации открыто для всех, в том числе индивидуальных пользователей. И ICANN и ISOC всячески способствуют открытию региональных филиалов ISOC в мире, но для этого необходима заинтересованность местного интернет-сообщества.

 

Так что интересы бизнеса и гражданского общества в ICANN представлены довольно серьезно, но российский бизнес и российское гражданское общество не принимают практически никакого участия в работе ICANN, если не считать активной вовлеченности в дела международного управления Интернетом представителей и экспертов Координационного центра российского национального домена. Получается, что мнение России по проблемам функционирования Интернета не всегда учитывается вовсе не из-за чьей-то злой воли, а лишь потому, что оно не высказывается. Возможно, российских интернет-пользователей устраивает текущая ситуация с управлением Сетью, поэтому нет и стремления принимать в нем участие.

 

– Несколько лет назад под эгидой ООН был создан Форум по управлению Интернетом (IGF, Internet Governance Forum). Какие проблемы он смог решить и каковы его дальнейшие перспективы?

 

– Решение о создании IGF было принято в 2005 г. на Всемирном саммите по информационному обществу (WSIS) в Тунисе. Форум получил мандат на пять лет, и начиная с 2006 г. состоялись пять его заседаний. Изначально предполагалось, что Форум обсудит проблемы государственной политики в области управления пользованием Интернетом, чтобы содействовать его развитию, повышению надежности и безопасности. За прошедшие пять лет эти вопросы были подробно рассмотрены со всех сторон, и тем самым состоявшиеся Форумы в значительной степени свою задачу выполнили. Теперь же, на мой взгляд, Форум по управлению Интернетом превратился в дискуссионную площадку, на которой на экспертном уровне обсуждаются те или иные вопросы, но не принимается никаких решений, т.е. он стал неким средством для «выпускания пара». Причем за последние годы в сфере управления пользованием Интернетом успели появиться другие проблемы, которые, как уже стало ясно, IGF решить не в состоянии.

 

Приведу очевидный пример – недавнее массированное отключение Интернета правительством Египта, сделанное после многообещающих официальных заявлений по поводу распространения интернет-технологий в этой стране. Добавлю еще, что именно в Египте в 2009 г. состоялся один из Форумов по управлению Интернетом и именно Египет был первой страной, получившей свой национальный нелатинский домен. Но все эти декларации и достижения были мгновенно забыты, и целая страна, пусть и временно, была отключена от Всемирной паутины, причем самым примитивным способом – нарушением связности сети на физическом уровне. На мой взгляд, это проблема огромного социально-культурного значения, проблема права человека на доступ к информации. Но эти вопросы на Форумах по управлению Интернетом не обсуждались. Никому в голову не приходило, что такое может произойти. Но даже если бы проблема, возникшая в результате действий египетских властей, была поставлена на повестку дня IGF, весьма сомнительно, что при нынешнем формате Форума удалось бы найти адекватное ее решение. Так что мне кажется, что актуальность Форумов по управлению Интернетом уже исчерпана.

 

– Тогда, может быть, стоит вернуть управление Интернетом в руки технических специалистов?

 

– В принципе корпорация ICANN в свое время создавалась именно для решения технических вопросов управления Интернетом. Ну какая может быть политика в трансляции доменов из IP-адресов в буквенные символы!? Тем не менее она туда привносится представителями целого ряда государств, которые стремятся политизировать даже простые технические вопросы. Например, проблемы распределения IP-адресов в связи с переходом на протокол IPv6 превращаются в предмет политического торга с претензиями некоторых стран на национальное присвоение адресного пространства глобальной Сети. Так возникает политическая проблема, которую ICANN поневоле приходится решать.

 

– А какие технические проблемы развития Интернета стоят сейчас перед ICANN?

 

– Ждет своего решения проблема внедрения новых корневых доменов общего пользования. В случае, если будет реализовано право на открытие новых доменных зон первого уровня любым желающим, имеющим соответствующие финансовые и технические средства, то, по экспертным оценкам, в ближайшем будущем количество доменов первого уровня может достичь нескольких десятков тысяч. Это сильно изменит ландшафт доменного пространства Интернета. Например, нынешняя таблица маршрутизации содержит порядка 220 доменов (около 200 страновых и 20 доменов общего пользования). Если число доменов увеличится до нескольких десятков тысяч, то для маршрутизации запросов потребуется существенно увеличить вычислительные мощности и пропускную способность каналов связи. С технической точки зрения эти проблемы вполне решаемы, но всем боязно открывать этот «ящик Пандоры», потому что прежде всего нужно определиться с тем, какие именно домены давать всем желающим. Есть масса названий, представляющих собой товарные знаки (Microsoft, конечно, хочет домен .microsoft, а Google – .google и т.д.), а по некоторым из них идут судебные споры (например, в Германии домен gmail.de не принадлежит Google как раз из-за спора по поводу товарного знака). В процедуре наименования доменов могут также возникать проблемы общепринятой морали и нравственности. Все эти вопросы требуют теоретического переосмысления и юридического решения.

 

Кроме того, корпорация ICANN взяла на себя обязательства по адаптации политики WHOIS в соответствии с современными требованиями. WHOIS (от английского who is – кто такой?) – это сетевой протокол, предназначенный для получения регистрационных данных об IP-адресах и владельцах доменных имен. После введения доменов на национальных языках возникла необходимость в реализации поддержки этих языков в протоколе WHOIS (пока для идентификации доменных имен на национальных языках используется специальный алгоритм кодирования Punycode). Для пересмотра политик WHOIS создана специальная рабочая группа, в которой я сейчас работаю как представитель президента ICANN Рода Бэкстрома и как независимый эксперт. Уже подготовлен проект новой политики и идет сбор комментариев от всех заинтересованных сторон (тот самый multi-stakeholderism), после чего результаты работы будут опубликованы. Это стандартная процедура для решения всех технических проблем в рабочих группах ICANN.

 

– По большому счету, какой статус ICANN максимально соответствовал бы современным реальным потребностям государств, бизнеса и пользователей Интернета?

 

– Интернет живет и развивается, и до сих пор никаких непреодолимых технических проблем в деле управления доменами и адресным пространством не было. Все возникавшие проблемы тем или иным способом решались. Поэтому можно сделать вывод, что свои технические функции ICANN исполняет вполне адекватно потребностям интернет-сообщества в целом, в том числе государства и бизнеса. А чинить то, что и так неплохо работает, как считают многие эксперты не только в области Интернета, наверное, не стоит. Если же говорить об организационно-правовом статусе ICANN, то тут возможны варианты. Опыт создания Форума по управлению Интернетом по образу и подобию ООН уже продемонстрировал свои недостатки. Преобразование ICANN в международную организацию типа МСЭ тоже вряд ли разумно. МСЭ скорее сам предпочел бы заняться управлением Интернетом без всяких конкурентов. Можно также рассмотреть возможность преобразования ICANN в некое подобие Красного Креста, который не имеет статуса общепринятой международной организации, формируемой отдельными государствами, но это не мешает ему выполнять свои благородные задачи. Возможно, современным потребностям интернет-сообщества в максимальной степени соответствовала бы авторитетная, уважаемая и признаваемая во всем мире организация, занимающаяся достаточно узкоспециализированной социальной задачей. При этом она могла бы быть зарегистрирована, как и сейчас, на территории определенной страны, но не имела бы статуса международной организации. Может быть, именно в таком направлении пойдет изменение ICANN. Посмотрим.

Беседовала Евгения ВОЛЫНКИНА
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!