Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09 2011
Евгения ВОЛЫНКИНА  13 сентября 2011

Информационное общество: пролет неизбежен

Государственные программы внедрения ИТ в работу госорганов и бюджетных организаций, а также в повседневную жизнь населения России сменяют одна другую – и чем дальше, тем больше их создатели отрываются от реальности.

Эта ситуация нашла свое отражение и в составе участников традиционного Тверского социально-экономического форума «Информационное общество», который всегда осеняли свои присутствием госчиновники немалого ранга. На этот раз ни министры, ни вице-премьеры, ни руководители администрации президента, ни губернаторы не почтили своим вниманием VIII Тверской форум – то ли из-за случившейся накануне отставки тверского губернатора Д. Зеленина, то ли для того, чтобы не слышать — после всех парадных докладов — о принципиальной нереализуемости в обозначенные сроки государственной программы «Информационное общество (2011–2020 годы)». Честно говоря, отсутствие высокого начальства пошло содержательной программе форума только на пользу, во всяком случае, лака на действительность было вылито заметно меньше.

Откуда и куда идем?

Информационное общество у нас строят уже давно и с большим увлечением, больше концентрируясь на процессе, а не на результате. В программе «Информационное общество (2011–2020 годы)» прямо указано на то, что Россия в определении своего уровня развития будет использовать международные рейтинги, основанные на индексах готовности к сетевому обществу (NRI, определяется Всемирным экономическим форумом), развития информационно-коммуникационных технологий (IDI, определяется Международным союзом электросвязи) и готовности к электронному правительству (eGov, определяется ООН). В качестве базовых значений взяты показатели 2008 г., в принципе вполне реалистичные. Однако фигурирующие в программе темпы, с которыми мы, как предполагается, ринемся в информационное общество (см. таблицу), несколько удивляют.

Получается, что после вялого подъема в 2011–2014 гг. мы вдруг за один год прыгнем в своей готовности к сетевому обществу с 65-го на 20-е место, а по развитию ИКТ – с 43-го на 10-е, хотя другие страны на месте не стоят, а бюджетное финансирование этой программы не предусматривает резких скачков. Как отметил председатель совета директоров Института развития информационного общества (ИРИО) Юрий Хохлов, далеко не все параметры, которые используются в расчете каждого индекса, можно поднять до нужного уровня путем увеличения пропускной способности каналов связи и поставки дополнительных компьютеров в школы, медучреждения, библиотеки, музеи и т.д. Например, при определении индекса NRI наиболее низкие оценки Россия получает по таким показателям, как административные барьеры, независимость судебной системы, эффективность правовой системы в защите прав бизнеса в спорах с государством, защита прав собственности, в том числе интеллектуальной, борьба с коррупцией, свобода прессы, наличие у правительства проработанного плана использования ИКТ для повышения конкурентоспособности, успешность реализации государственных программ по стимулированию использования ИКТ, использование ИКТ для повышения эффективности государственных услуг, стоимость подключения к телефонным сетям (для населения и организаций), уровень конкуренции на телекоммуникационных рынках.

И. Агамирзян: «Наиболее успешно, в том числе по темпам роста ВВП на душу населения, развиваются те страны, которые сумели построить инновационную экономику, базирующуюся на знаниях» Если мы берем в качестве целевых показателей в государственной программе перечисленные выше рейтинги (а именно по ним нас оценивают в мире), значит, придется заниматься и административными барьерами, и независимостью судебной системы, и борьбой с коррупцией, и свободой прессы. Но при нынешнем состоянии дел скорого решения этих проблем ожидать не приходится, так что в двадцатку ведущих стран мира по готовности к сетевому обществу к 2015 г. мы однозначно не попадем.

С индексом развития ИКТ, несмотря на изначально более высокие места в рейтинге, дела обстоят не лучше. Рост такой же вялый: в 2002 г. Россия занимала в мире 52-е место, а в 2008 г. «доросла» до 50-го. Как подчеркнула соруководитель одной из экспертных групп по актуальным проблемам Стратегии-2020 Ольга Дергунова, показатели, которые отражают инвестиции в инфраструктуру, в России растут, но по уровню проникновения проводных ШПД-подключений мы отстаем не только от развитых стран, но и от многих государств Восточной Европы и СНГ. Вполне понятно, что из-за огромной территории и низкой плотности населения достижение лидирующих позиций в проникновении проводного ШПД потребует колоссальных средств, поэтому главным для развития телекоммуникационной инфраструктуры является стимулирование конкуренции и предоставление недискриминационного доступа к ресурсам нашего национального чемпиона – «Ростелекома». Кроме того, необходимо развивать спутниковую связь и мобильный ШПД, что, в свою очередь, требует конверсии радиочастотного спектра и проведения открытых конкурсов. Так что кардинальных сдвигов в ближайшее время не ожидается.

Вечный разрыв

Но самая большая проблема, о которой говорилось на всех Тверских форумах, – это цифровой разрыв между российскими регионами. Стратегия предусматривает сокращение различий между субъектами РФ по интегральным показателям информационного развития до двух раз к 2015 г. Однако представленный ИРИО новый индекс готовности регионов России к информационному обществу за 2009–2010 гг. показывает, что разрыв между передовыми регионами (Москва, С.-Петербург, ХМАО, ЯНАО и Томская область) и аутсайдерами типа Дагестана и Ингушетии сохраняется, а по некоторым показателям даже увеличивается. Если по развитию ИКТ в образовании разрыв – благодаря проекту интернетизации школ – не так уж и велик (2,2 раза), И. Пономарев: «Ни один из запланированных показателей по e- правительству на данный момент не достигнут, несмотря на активные понукания со стороны и президента и премьер-министра» то по развитию человеческого капитала, определяемому и уровнем образования населения, и количеством ИКТ-специалистов, он достигает уже 11,2 раза, а по ИКТ в области культуры – почти 22 раз. По мнению Ю. Хохлова, изначально порочен сам нынешний принцип финансирования работ в области ИКТ, когда б'ольшая часть налогов идет в центр и уже оттуда по каплям раздается в субъекты РФ и муниципалитеты, которые должны решать основную массу задач взаимодействия с людьми и бизнесом. В госпрограмме «Информационное общество» сохраняется та же система финансирования региональной информатизации, а без решения проблемы информационного неравенства регионов Россия к 2015 г. не сможет ликвидировать отставание от стран-лидеров.

Использовать имеющееся

Проблема еще и в том, что даже имеющаяся у нас немалая ИКТ-инфраструктура используется далеко не самым эффективным образом. Как отметил Тимур Фарукшин (IDC), в сегменте расходов на ИТ-оборудование Россия в 2010 г. входила в десятку ведущих стран, с показателем общей суммы расходов, на 12% превышающим среднемировое значение, и всего в 3–5 раз отставала от стран Западной Европы и США в расчете на душу населения. Однако по расходам на ПО мы занимали уже 16-е место, отставая от среднемирового значения на 55%, а от США и Западной Европы – соответственно в 20 и 10 раз. С ИТ-услугами ситуация еще хуже: 22 место, отставание соответственно на 66%, в 24 и 17 раз. Все это говорит о дремучести рынка, который сконцентрирован на закупках оборудования и построении базовой инфраструктуры и никак не ориентирован на внедрение инновационных технологий.

«Надо честно признать, что наша страна является потребителем ИТ, причем на самом низком уровне. Мы практически не производим новых ИТ-разработок, на которых могут базироваться любые проекты, дающие перспективу экономического развития», – заявил на форуме генеральный директор Российской венчурной компании Игорь Агамирзян. Одной из главных проблем он считает отсутствие среди российских компаний «глобальных чемпионов», которые, в отличие от «национальных чемпионов», не выращиваются за пару лет административными мерами. Это следствие уже упомянутых административных барьеров и неприспособленности законодательства, заточенного под законы индустриального общества и тормозящего экономическое развитие в постиндустриальном мире.

К тому же с законодательством в нашем парламенте, где нет места дискуссиям, тоже проблемы. Как пояснил председатель подкомитета по технологическому развитию комитета Госдумы по информационной политике, ИТ и связи Илья Пономарев, работа над пакетом необходимых поправок в действующее законодательство выполнена примерно на 80% и немало дыр еще осталось. А без этого можно забыть и об электронном правительстве, и даже о сохранении нынешних мест в рейтингах программы «Информационное общество».

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: