Rambler's Top100
Статьи ИКС № 1 2008
Галина БОЛЬШОВА  22 января 2008

FMC: cui prodest?

На этот вопрос ищет ответ каждая компания, ввергаясь в новый проект. Он вдвойне острее, если речь идет о проекте конвергентном. Подтверждение этому «ИКС» нашел в дискуссии операторов.

«ИКС» Каковы потребности и возможности российского рынка в разных сочетаниях типов связи: fixed + mobile, mobile + Internet, BWA + mobile, BWA + fixed?

Оленин С.С. ОЛЕНИН, директор по развитию АСВТ: Разобьем вопрос на части, чтобы посмотреть, кто будет ведущим в каждой связке.
Fixed + mobile. У мобильных операторов (даже если не брать в расчет количество абонентов) есть то, чего никогда не будет (или очень сложно получить) у оператора фиксированной связи – частоты и развернутая сотовая инфраструктура. Поэтому первое место в этом тандеме за mobile.

BWA + mobile, BWA + fixed. С появлением Wi-Fi, а тем более с развертыванием сетей WiMAX повышается опасность увода части местного трафика в эти сети и от операторов fixed, и от операторов mobile, как в эпоху расцвета карточных платформ и VoIP это случилось с международным и междугородным трафиком. Думаю, что сотовые операторы не захотят повторения истории с VoIP, но не упустят возможности перехватить часть трафика у фиксированных операторов. Так что связке mobile + BWA – быть, причем первую скрипку здесь опять будет играть mobile.

Связка BWA + fixed естественная для российской действительности, особенно когда стоимость последних мили и дюйма с каждым годом увеличивается. Но через какое-то время может возникнуть «обратный ход», так как сети BWA не могут конкурировать с технологиями FTTx. А рано или поздно сети FTTx проникнут в места, ранее недоступные фиксированным сетям.
Здесь показателен пример с «Синтеррой». Если сначала абоненты подключались по WiMAX, то после развертывания в городах фиксированных сетей часть предпоч-ла именно их. Думаю, в этой связке BWA будет играть роль «технологии быстрого захвата территории», но в дальнейшем уступит основные позиции фиксированным сетям.

Mobile + Internet – взаимодополняющие технологии. С развитием интернет-сервисов, особенно интерактивных, потребность в данной связке возрастет, особенно с появлением на российском рынке технологии 3G. Но операторы mobile сами предоставляют доступ в Интернет, а сторонним операторам остается роль поставщиков контента.

Для сотовиков интересен доступ в Интернет по Wi-Fi. Да и абоненту это выгодно, так как авторизация и подключение к точке доступа происходят на основе данных его сотового телефона. Одно препятствие – мало соглашений о роуминге между сетями Wi-Fi, принадлежащими сотовым операторам, да и самих таких сетей немного.

Е. ПИКЕРСГИЛЬЕ. ПИКЕРСГИЛЬ, руководитель отдела корпоративных продаж «Соник Дуо»:Потребность в сервисах FMC, безусловно, существует, и прежде всего на бизнес-рынке. Услуга mobile + Internet продолжает развиваться, но отнюдь не заменяет «фиксированный» Интернет. Причем ноутбук позволяет подключаться и по проводам, и через Wi-Fi, и через GPRS. Но все это, на мой взгляд, не есть конвергенция фиксированной и мобильной связи в истинном смысле данного термина. Услуга mobile + Internet может полноценно воплотиться лишь на сетях 3G с высокими скоростями, но и это не будет FMC.



П. РОЙТБЕРГП. РОЙТБЕРГ, директор по развитию продуктов и услуг «МТС Россия»:Потребности рынка, в том числе российского, в сочетаниях типов связи напрямую связаны с уровнем проникновения каждого из них. В России пока наибольшее проникновение имеют сотовая и фиксированная связь, поэтому именно эти сочетания будут востребованы в первую очередь. Возможности конвергенции других типов сетей зависят исключительно от перспектив их распространения и популярности у пользователей. Технические возможности позволяют создать практически любой продукт. Но реальное появление сервиса обусловлено двумя факторами: целесообразностью вывода на рынок услуги и взаимной заинтересованностью участников рынка в создании совместных продуктов.


П. ГОРЕНЬКОВП. ГОРЕНЬКОВ, управляющий «Гарс Телеком»:Сегодня в России представлен один вариант тандема – fixed + mobile. Но сказать, что «у нас» конвергентные услуги развиты, нельзя, поскольку такие проекты можно пересчитать по пальцам: по всей стране не более 50 компаний пользуются возможностями FMC. Причин тому несколько. Основная – позиция мобильных операторов, которые не заинтересованы в развитии трансграничных сервисов – они сложные, дорогие в реализации, а доход от них неочевиден.
В ближайшую пару лет ситуация не изменится: мобильные операторы по-прежнему «ревнуют» проводных к бизнес-аудитории, не сознавая, что конкуренции нет. Но ситуация от этого не меняется.


П. КУЗНЕЦОВП. КУЗНЕЦОВ, гендиректор «Центральный телеграф»: В России наиболее популярна модель конвергенции фиксированной и мобильной связи (fixed + mobile). Для организации клиентского доступа операторы фиксированной связи также активно применяют беспроводные технологии широкополосного доступа (BWA + fixed). Например, «Центральный телеграф» на территории Московского региона строит собственную мультисервисную сеть для предоставления услуг triple play (торговая марка QWERTY): телефония, доступ в Интернет и цифровое телевидение.




С. СУЛЬЕС. СУЛЬЕ, заместитель гендиректора «Эквант» (торговая марка Orange Business Services): Термин «конвергенция» в последние годы стал применим практически ко всем услугам операторов как мобильных, так и фиксированных.
Самый популярный сегодня вид – конвергенция проводной и сотовой телефонии. Основным пользователям этой услуги в России – корпоративным заказчикам – она дает возможность работать с единым поставщиком всех голосовых услуг на гибких условиях. Но пока в России нет оператора, который имел бы все лицензии на фиксированную и мобильную телефонию, поэтому сервис FMC реализуется в рамках агентских договоров. «Эквант», к примеру, с 2002 г. сотрудничает с «ВымпелКомом».


Е. САНДОМИРСКИЙЕ. САНДОМИРСКИЙ, коммерческий директор «Мастертел»: Чаще всего сотовые операторы используют решение fixed + mobile, чтобы увеличить сотовый трафик и охватить как можно больше корпоративных клиентов. Один нюанс: потребность целевой аудитории пока не сформирована. Большинство компаний пользуются услугами и фиксированной, и мобильной связи, не задумываясь над тем, какие преимущества сулит конвергентная связь, даже такая простая, как организация короткого набора номера и единых тарифов. Поэтому для развития FMC операторы должны вести просветительскую работу, повышая информированность рынка в этих вопросах.



Д. НУДЬГАД. НУДЬГА, технический директор «Квантум»: Чтобы говорить об FMC, нужно разобраться с терминологией. Первоначально предполагалось, что это конвергенция сетей мобильной и фиксированной связи. Теперь зачастую FMC называют конвергенцию технологий, один из вариантов которой fixed + BWA + Wi-Fi. Это не совсем корректный подход, так как сети, даже не очень большие, редко строятся по одной технологии.

В предоставлении конвергентных услуг основная проблема заключается в нежелании операторов налаживать межсетевое взаимодействие. То, что делается, делается в основном в рамках требований для лицензирования. И хотя ряд операторов объявили о совместном предоставлении FMC-сервисов, назвать это явление массовым нельзя. Рановато говорить и о ценовой стороне вопроса: еще нет ни сформировавшегося рынка, ни необходимого пакета услуг. Пока предел мечтаний – качественная мобильная связь + скоростной Интернет.

И. ШМЕЛЕВИ. ШМЕЛЕВ, директор по стратегическому развитию «Инфосети»: FMC-предложений на рынке очень мало и практически все они носят узкоспециализированный характер. Реализованные проекты можно пересчитать по пальцам, а все решения имеют либо маркетинговое, либо научное значение.






«ИКС» Какие технические решения и финансовые затраты требуются оператору для поддержки конвергентного сервиса и какие выгоды он от него получает? Стоит ли овчинка выделки?

С. ОЛЕНИН: Самое простое – fixed + mobile. Основная нагрузка (работа с конечными пользователями, продвижение сервиса) здесь ложится на оператора фиксированной связи, а задача сотового упрощенно сводится к предоставлению абонентам радиодоступа к сети фиксированного оператора и обеспечению взаимодействия сетей. Если решение рассчитано только на голосовой трафик, то (если сеть fixed не слишком старая) достаточно организовать стык между коммутаторами, «прописать» номерные планы и отладить протокол обмена между системами биллинга. ARPU у обоих операторов растет, даже несмотря на то, что в большинстве своем тарифы, включающие FMC, у сотовых операторов оптовые. Оператор fixed получает дополнительное преимущество на борьбе за корпоративного клиента. Ориентировочная величина затрат оператора фиксированной связи – $0,5 тыс. при наличии у него ядра NGN.

П. ГОРЕНЬКОВ: С технической точки зрения в конвергенции фиксированной и мобильной связи нет сложностей. Билет на этот рынок стоит сегодня менее $500 тыс. Маркетинговые затраты вряд ли будут больше, если речь идет о рынке B2B. Вопрос выгоды для конкретного оператора – основной.

Во-первых, существуют ограничения, которые налагает формат GSM (операторы не могут обеспечить сквозной роуминг по России с сохранением настроек короткого набора для фиксированных номеров). Во-вторых, информированность рынка о FMC-сервисах чрезвычайно низка. В одиночку рынок корпоративных клиентов не воспитать. Итог – проекты реализуются в основном на локальных рынках двух столиц. Но и здесь крупные клиенты из-за отсутствия роуминга с сохранением настроек отказываются от такого сервиса. Поэтому с точки зрения экономического эффекта FMC – дополнение к пакету стандартных сервисов, но не более.

Е. САНДОМИРСКИЙ: Затраты на fixed + mobile включают и подготовку технического решения для осуществления расчетов за конвергентную услугу, и организацию стыка между мобильным и фиксированным оператором. В общем, овчинка выделки стоит, но требуются и очень весомые вложения, в первую очередь в ИТ-инфраструктуру. Хотя большинство известных мне проектов имели своей целью не финансовые выгоды, а обеспечение клиента максимально качественным набором услуг.

П. РОЙТБЕРГ: Выбор конкретного решения зависит от многих факторов, в том числе от типа конвергенции, от возможностей принимающего оборудования, от аудитории, региона и т.п. Полноценная конвергенция требует существенных ресурсов: финансовых, управленческих, технических. Но и финансовая привлекательность проекта тоже зависит от типа конвергентного предложения. Однако, даже если прямые доходы от FMC невелики, внедрение конвергентных продуктов оказывает мощное влияние на повышение лояльности пользователей.

С. СУЛЬЕ: Любой новый сервис требует адекватной поддержки на уровне инфраструктуры. Зачастую, если речь идет о принципиально новых технологиях, это выливается в развитие и модернизацию программно-аппаратной платформы оператора, т.е. в серьезные инвестиции.

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Конвергенция сетей возможна при наличии хорошей интеллектуальной сетевой платформы, а сами решения должны быть интегрированы в биллинговые системы. Что касается затрат, то можно позволить себе потратить и миллионы, если они через два-три года вернутся.

Долю FMC в ARPU оценить невозможно, поскольку это, по сути, набор сервисов. Предложение более интеллектуальной услуги, нивелирующей лишние затраты и повышающей удобство связи для абонента, дает оператору возможность получить прибавку в доходах не за счет роста тарифов. FMC просто стимулирует потребление. Растет не только ARPU, но и объем трафика, и количество абонентов.

П. КУЗНЕЦОВ: Если у оператора есть собственная номерная емкость, сеть и коммутационное оборудование, то основные затраты – на интеллектуальную платформу для предоставления конвергентных сервисов, а проект может окупиться за полтора-два года (в зависимости от каналов продвижения услуг рентабельность составит от 20 до 35%).

И хотя «овчинка» прибыльна, она не рассматривается нами как двигатель бизнеса, а служит для расширения спектра услуг и, соответственно, привлечения абонентов. Кроме того (и это очень важно), разработка FMC-сервисов интересна с точки зрения технических решений и бизнес-процессов и позволяет нам поддерживать высокий уровень инженерной мысли в коллективе.

«ИКС» Для каких операторов FMC-сервис более выгоден? Для сотовых 2/2,5/3G, ШБД, проводных или других?

П. ГОРЕНЬКОВ: В первую очередь сервис выгоден мобильным и фиксированным операторам. Однако в силу особенностей построения подобных проектов большая ответственность ложится на оператора фиксированной связи. В зоне его ответственности: SLA, коммутационная емкость, каналы связи, биллинг, HelpDesk, cервис-менеджмент. А мобильному остается мобильная емкость, беспроводная сеть, SIM-карты. Простой подсчет показывает, что фиксированный оператор несет до 80% издержек по организации сервиса.

Е. САНДОМИРСКИЙ: Выгоды есть и для операторов фиксированной связи, и для сотовых. Компании же, работающие в других сегментах телекома, вряд ли посчитают доходным этот сервис.

П. КУЗНЕЦОВ: Конвергентные проекты интересны практически всем. Мобильным операторам они дают возможность получить доступ к существующей абонентской базе фиксированных. Фиксированным – обеспечить большую доступность услуг и, как следствие, больший объем их потребления. В рамках подобных проектов увеличивается набор предоставляемых услуг и доход обоих партнеров.
И все же сегодня, когда абоненты склонны менять оператора фиксированной связи в значительно меньшей мере, чем мобильного, сотовым компаниям конвергентные решения должны быть более интересны с точки зрения получения стабильной активной абонентской базы.

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Эти услуги интересны всем, потому что они интересны клиенту. И тут кто придет первым – тот и выиграл. В то же время у мобильных операторов чуть больше преимуществ, потому что у них есть лицензии на мобильную связь и нередко – на фиксированную. Например, такие лицензии имеют все операторы «большой тройки». Поэтому им проще: для предоставления FMC партнер им, может быть, и не нужен. Оператор же фиксированной связи должен налаживать сотрудничество с оператором мобильной связи.

«ИКС» Кто в этом случае получает бо’льшую часть прибыли от FMC-сервисов?

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Неважно, кто больше, кто меньше. Важно, чтобы каждому было достаточно, чтобы у обоих партнеров был интерес, – тогда партнерство будет развиваться.

У нас несколько партнеров по предоставлению FMC («Центральный телеграф», «Кантриком», «Матрикс», «Глобус-Телеком»), и сложности в развитии сервисов тоже есть. Но их причины в первую очередь не в «выгоде», а в периодическом «редактировании» законодательной базы: приходится приводить в соответствие с законом схемы взаимодействия и переписывать многочисленные договоры (на пару «фиксированный–мобильный» – не меньше трех).

«ИКС» В каком секторе рынка наибольший спрос на FMC: крупный бизнес, SMB, частные пользователи?

С. ОЛЕНИН: Пока, к сожалению, частных пользователей FMC не коснулась. В российской действительности пока нет интересной модели для частных лиц.

Главный потребитель – средний бизнес. Но и крупные компании не чураются FMC: это дает экономию на звонках. Так, FMC используется на Магнитогорском металлургическом комбинате, комбинате «Норильский никель», «Юнимилк», «Еврохим».

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Конечно же, крупный бизнес. Но частным пользователям он тоже интересен, поэтому и на этом рынке появляются предложения «единого номера». А малому и среднему бизнесу корпоративный FMC пока не очень важен, ведь не у каждого «малого» есть даже своя офисная АТС.

П. ГОРЕНЬКОВ: Предоставлять эту услугу актуально только в бизнес-сегменте. Доход небольшой, а обслуживание может оказаться слишком хлопотным, чтобы продавать сервис «в розницу». Для малого бизнеса услуги FMC неактуальны, ибо он традиционно работает по розничным схемам.

П. РОЙТБЕРГ: Главный потребитель сервисов по объединению мобильных и фиксированных телефонов – крупный бизнес.

Е. САНДОМИРСКИЙ: Однозначно – крупный и средний бизнес, те компании, которые имеют разветвленную географию своих офисов и мобильных сотрудников.

П. КУЗНЕЦОВ: В основном наши абоненты относятся к сегменту SOHO/SMB.

И. ШМЕЛЕВ: Спрос на услуги FMC в России практически индивидуальный. Интеграторы готовы реализовать такие решения, но массовым этот рынок назвать трудно.

«ИКС» Какие FMC-сервисы наиболее востребованны?

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Увы, спрос есть лишь на пару услуг: единый номер и доступ к корпоративным справочникам через виртуальную АТС. Однако замечу, что потребитель хочет не только объединить свои мобильные и фиксированные телефоны. Как правило, он не прочь экономить на связи между этими двумя множествами. Следовательно, связь между ними должна быть более выгодной, чем для каждого множества в отдельности. Поэтому в наших предложениях нет собственно FMC, а есть специфические составляющие тарифных планов, которые не только обеспечивают интеграцию нескольких сервисов, но и позволяют экономически заинтересовать потребителя в их использовании.

Предлагаемый производителями набор FMC-услуг существенно шире, но российский рынок потребления пока не готов воспринять все. Кроме того, есть определенные проблемы с точки зрения нормативной правовой базы. Чтобы развивать услуги FMC, нужны изменения в законодательстве, лишь тогда возможен определенный прорыв.

Кстати, о предложениях производителей. Широкое использование FMC в связке Wi-Fi + GSM тормозят недостатки двухмодовых трубок: они слишком энергоемки – батарея быстро разряжается.

П. ГОРЕНЬКОВ: Взаимная переадресация, единый номер и единый счет по всей связи, группы пользователей с разными статусами, единая служба поддержки и т.п. – все эти элементы востребованы в любом бизнесе, где телекоммуникации рассматриваются в качестве конкурентного преимущества. Это компании финансовой сферы, ТЭК, издательский бизнес и др. Как такового набора уникальных FMC-сервисов нет. Есть удобство от объединения разных услуг в конвергентной сети.

С. СУЛЬЕ: Наиболее востребованные конвергентные сервисы – интеграция фиксированной и мобильной связи, доступа в Интернет. Производители предлагают в первую очередь оборудование для конвергенции голосовой связи и передачи данных.

«ИКС» Ваше мнение о перспективах развития FMC для корпоративных заказчиков и частных абонентов в России?

П. ГОРЕНЬКОВ: Шансов, что FMC-решения станут очень популярны на массовом рынке, не так много. С внедрением мобильной связи третьего поколения ситуация еще более усложнится, ибо фиксированная связь начнет уступать и в бизнес-сегменте.

Е. ПИКЕРСГИЛЬ: Технических проблем нет. Но есть регуляторные. Когда законы и правила будут доработаны, чтобы предоставление этих сервисов не вызывало коллизий, развитие пойдет хорошими темпами. Но пока как-то не очень...

П. КУЗНЕЦОВ: Перспективы развития FMC-сервисов в РФ неплохие. В условиях быстрого развития технологий и растущего спроса на инфокоммуникационные услуги конвергенция становится все более востребованной. И если сегодня основные потребители FMC-продуктов – средний и малый бизнес, то завтра эти услуги станут понятными и нужными и частным пользователям.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: