Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2012
13 ноября 2012

Мозги для дома и города

Город состоит из зданий, но не равняется их сумме. Наличие интеллекта даже у всех домов не делает автоматически город умным. Да и точные критерии «интеллектуальности» зданий и городов пока только вырабатываются.

Д о м   в с е м у   г о л о в а

«ИКС»: Интеллектуальное здание – дань моде или реальная потребность?

Иван ШИЛОВ, ведущий специалист по развитию бизнеса, IBM в России и СНГ 
 Максим КАМИНСКИЙ, технический директор, CTI
Игорь СТАРОДУБЦЕВ, начальник отдела подготовки решений и поддержки продаж бизнес-подразделения «Здания», Schneider Electric в России 
Александр ШИРОКОВ, директор департамента интеллектуальных зданий, КРОК 
Кирилл ПЕРФИЛЬЕВ, ведущий инженер бизнес-направления «Инженерные системы», «Микротест» 
Владимир АНТОНОВ, руководитель департамента комплексных аудиовидеосистем, Группа Optima 
Максим ЛУНЬКОВ, руководитель направления по созданию «умных» и подключенных сообществ, Cisco 
Алексей УШАКОВ, генеральный директор, DATA+ 
Степан МАСЛЕННИКОВ, вице-президент по развитию и инновациям, ГК ЛАНИТ 
Леонид МОЛЧАНОВСКИЙ, главный архитектор систем безопасности, «Ситроникс»  
 Михаил ЛУКОВНИКОВ, заместитель директора сервисного подразделения, «Ай-Теко»
Алексей КИСЕЛЕВ, аналитик, «Русские навигационные технологии» 
Игорь ТЕМИРОВ, генеральный директор, «Интеллект Телеком» 

Иван ШИЛОВ, ведущий специалист по развитию бизнеса, IBM в России и СНГ: Последнее время у нас все меньше проектов, реализуемых как дань моде. Заказчики понимают, что их основная задача – экономить, и умные здания как раз позволяют это сделать. Разумные здания к тому же дают возможность предоставлять арендаторам дополнительные сервисы, что существенно сокращает сроки окупаемости.

Максим КАМИНСКИЙ, технический директор, CTI: На мой взгляд, пока построение умных зданий – это либо пиар, либо инициатива энтузиастов-инноваторов. Цены на ресурсы и рабочую силу в России относительно невысокие, поэтому владельцы зданий не спешат массово вкладываться в автоматизацию.

Игорь СТАРОДУБЦЕВ, начальник отдела подготовки решений и поддержки продаж бизнес-подразделения «Здания», Schneider Electric в России: Цели построения умных зданий в России и в мире могут быть разными. Если рассматривать здание (коттедж) как большую дорогостоящую игрушку состоятельного человека, которой можно похвастаться, то это дань моде. Если же рассматривать здание с точки зрения получения максимального комфорта при проживании в нем (при минимуме обслуживающего персонала), это уже необходимость. В том случае, когда здание рассматривается как бизнес (сдача в аренду и т.п.), внедрение в нем умных решений – реальная потребность. Это также справедливо, если стоит задача создания объекта с минимальным потреблением энергоресурсов.

Александр ШИРОКОВ, директор департамента интеллектуальных зданий, КРОК: Тарифы на электроэнергию быстро растут, поэтому решающим должен быть экономический фактор. Грамотное управление инженерными и ИТ-системами позволяет как минимум вдвое сократить потребление ресурсов. Но пока ситуация, когда в здании одновременно работают системы отопления и вентиляции, включен кондиционер и открыто окно, увы, не редкость.

«ИКС»: В чем российская специфика проектирования, строительства и эксплуатации интеллектуальных зданий? Каковы типичные ошибки?

И. ШИЛОВ: За рубежом основные задачи разработчиков разумных зданий – снижение затрат на электричество и сохранение окружающей среды, поэтому основной упор при проектировании интеллектуальных зданий делается на повышении энергоэффективности, основная инженерная инфраструктура у них уже и так достаточно хорошо развита. Мы же находимся на начальном этапе – до «зеленых» технологий нам пока далеко. У нас еще не так много зданий, в которых есть АСУТП, и еще меньше проектов, где есть система мониторинга всех инженерных систем и аналитические средства принятия решений.

А. ШИРОКОВ: Отечественный подход к интеллектуальным зданиям не сильно отличается от мирового: по крайней мере, в проектах, которые делали западные компании, мы не видели технологий, которых бы не использовали сами. Но отличия все же есть, и весьма существенные: за рубежом уже не строят здания без использования интеллектуальных технологий, поскольку это просто невыгодно, а у нас зачастую больше значения придают внешнему виду здания, чем современным инженерным системам. Правда, за последние год-полтора ситуация начала меняться в лучшую сторону, в первую очередь потому, что государство стало активнее стимулировать компании экономить ресурсы. Но иногда проблемы возникают из-за стремления сэкономить там, где этого делать не стоит. Увы, многие пока не понимают, что цель комплексного проекта – сделать так, чтобы системы жили «дружно» и не вступали в конфликт друг с другом. В итоге такая «экономия», как правило, приводит к дополнительным затратам.

Кирилл ПЕРФИЛЬЕВ, ведущий инженер бизнес-направления «Инженерные системы», «Микротест»: Прежде всего в нашей стране нет большого опыта реализации концепции интеллектуального здания (либо его стараются не афишировать). Отсутствуют стимулы для начальных больших вложений в интеллектуальную систему управления зданием в силу непонимания результата этого шага. Кроме того, российские реалии – это старая нормативно-техническая база инженерных систем в строительстве. К большому сожалению, и уровень проектирования в России не на высоте. Причина этого – полное или частичное отсутствие понимания того, что от качества проектирования зависит качество строительства. Зачастую затраты на проектирование, как финансовые, так и временн'ые, гораздо ниже требуемых. В результате возникают проблемы и на стадии строительства, и в период эксплуатации зданий. Заказчики также любят экономить на строительных материалах и их качестве. Увы, все мы знаем, к чему это приводит.

И. СТАРОДУБЦЕВ: К сожалению, в последние годы значительно сокращается количество высококвалифицированных специалистов, так как техническое образование по строительному профилю больше не считается столь престижным, как раньше. В связи с этим нередко возникают проблемы с эксплуатацией зданий.

«ИКС»: Нужны ли российские стандарты для построения умных зданий?

И. ШИЛОВ: Не думаю, что разработка государственных стандартов для интеллектуальных зданий так уж необходима и полезна. Нам не нужны стандарты, которые будут служить только для регламентации и ограничения. Для развития рынка необходимо объединение лучших практик в индустриальный стандарт, который будет носить рекомендательный характер.

Владимир АНТОНОВ, руководитель департамента комплексных аудиовидеосистем, Группа Optima: Такие стандарты, безусловно, важны, так как сейчас «интеллектуальными» называют чуть ли не любые здания. Работа в соответствии с принятым на государственном уровне стандартом будет способствовать развитию рынка: во-первых, отсеются недобросовестные застройщики; во-вторых, придет понимание того, зачем такие дома необходимы населению и бизнесу; в третьих, мы начнем приучать себя бережно относиться к ресурсам и экономить энергию. Но пока такого стандарта не существует, российские строители используют руководства других стран, например европейский стандарт EN 15232, который затрагивает такие важные аспекты, как автоматизация систем отопления, вентиляции, кондиционирования, освещения, горячего и холодного водоснабжения.

К. ПЕРФИЛЬЕВ: Я считаю, что в этом нет необходимости. Существует риск, что такие стандарты существенно сузят границы использования оборудования для построения умных зданий – опять-таки в силу отсутствия опыта, сопоставимого с западным. Лучше переводить европейские стандарты и принимать их за основу в России.

«ИКС»: Что может стать драйвером развития рынка решений для интеллектуальных зданий  в России?

Максим ЛУНЬКОВ, руководитель направления по созданию «умных» и подключенных сообществ, Cisco: Как ни странно, драйвером является повышение стоимости энергоносителей. Чем дороже у нас газ, электричество и вода, тем больше собственники зданий задумываются над тем, что эти ресурсы надо расходовать бережно. Второй драйвер – снижение цен на системы автоматики для зданий.

А. ШИРОКОВ: Драйвером должно стать окончание затянувшегося кризиса: девелоперский и отчасти строительный рынок пока так и не восстановились после резкого падения в 2008 г. Поэтому общий объем строительства новых интеллектуальных зданий невелик, в основном рост идет за счет строительства торговых площадей, а вот создание новых многофункциональных комплексов и офисных зданий приостановилось. Когда ситуация изменится, начнется довольно быстрый рост рынка.

В. АНТОНОВ: Драйвером является и будет являться рост цен на энергоресурсы. В дальнейшем в лидеры списка драйверов должны выйти соображения экологии и эргономики.

У р б а н и з а ц и я   с   у м о м

«ИКС»: Какой город можно назвать умным? На каких принципах он должен строиться?

Алексей УШАКОВ, генеральный директор, DATA+: Умный город в моем понимании существует как концепция или идеал, к которому должен стремиться любой градоначальник или главный архитектор города. Образцового умного города в мире нет, есть лишь примеры более или менее удачных реализаций этой концепции. Умный город обычно возникает не на пустом месте, он наследует все исторические болезни существующего города, поэтому дальнейшее его развитие идет по пути поиска компромисса между различными факторами, определяющими степень его «разумности». Например, экономическое развитие города и его экологическое состояние – это в значительной степени противоположные факторы, вес которых может меняться с течением времени.

Степан МАСЛЕННИКОВ, вице-президент по развитию и инновациям, ГК ЛАНИТ: В умном городе жить удобно, безопасно, и он отвечает современным социальным запросам. Город – не машина, его не поменяешь под актуальные нужды, и не дом, из него не выселишь на время людей. Умный город не строят, а скорее обустраивают. Хорошо, когда руководствуются принципами здравого смысла, а именно: адекватное и целостное восприятие существующего состояния, ясные приоритеты, добросовестная реализация и самое главное – дальновидность. В конце концов, город – это возможности для его жителей, а не бесконечные препятствия.

Леонид МОЛЧАНОВСКИЙ, главный архитектор систем безопасности, «Ситроникс»: Теоретическая «умность» города не так важна, как его практическая способность развиваться в нужном направлении, быть конкурентоспособным и удобным местом для проживания и ведения бизнеса. Основными принципами создания умного города должны быть взаимосвязанность различных подсистем и эффективность их функционирования. Этого можно достичь, если будет цельная модель города с понятными задачами и соответствующими этой модели процессами, системой мотивации и технологической инфраструктурой.

Михаил ЛУКОВНИКОВ, заместитель директора сервисного подразделения, «Ай-Теко»: В первую очередь умный город – это город, ориентированный на удобство жителей. Он должен быть комфортным и безопасным. В качестве подсистем обычно упоминают единую службу приема обращений,  управление потоками транспорта, услугами ЖКХ, обеспечением безопасности, предоставлением медицинских услуг, централизованным документооборотом. Но основное – это наличие интеграционного слоя, позволяющего взаимодействовать  всем подсистемам.

Алексей КИСЕЛЕВ, аналитик, «Русские навигационные технологии»: Однозначно в умном городе должно быть умным всё, а не только дома. Основной принцип: чтобы умные технологии реально помогали всем жителям города. Жилые дома, здания и сооружения, объекты инфраструктуры, коммунальные службы, транспортные системы и общественная безопасность – всё может быть связано в единый информационный комплекс. И задачи этого комплекса – решить текущие городские проблемы и предотвратить будущие. Поскольку за каждый элемент комплекса отвечает отдельное ведомство, и не всегда между ними существует внутрипроектная взаимосвязь, компоненты умного города реализуются в том или ином виде по отдельности.

«ИКС»: Каковы «национальные особенности» проектов умных городов в России?

Л. МОЛЧАНОВСКИЙ: Основное различие проектов умных городов в России и за рубежом состоит в мотивации участников, в частности руководителей городов и регионов. Национальные особенности в России определяются принимаемыми в рамках государственных программ и спускаемыми сверху приоритетами. Как только произошли трагические события в Крымске, все сразу озаботились системами информирования и оповещения населения. Большой популярностью в России пользуются системы безопасности и видеонаблюдения, которые зачастую называют «безопасный город». Однако данные системы нередко строятся без целостной картины города и в отрыве от реальных потребностей различных пользователей информации, поэтому они остаются невостребованными и неэффективными. С другой стороны, совсем не вызывают интерес системы защиты окружающей среды, сбора мусора и т.п. «Там» умные города строятся потому, что назревает необходимость выживать в конкурентной борьбе с другими мегаполисами. Все хотят привлечь высокоинтеллектуальные и высокоприбыльные индустрии, а для этого надо создать правильные условия для умных людей. В России же экономика не является экономикой знаний, и приоритеты у руководителей городов совсем другие. Только недавно появились в стране КПЭ руководителей регионов по привлечению инвестиций в регион, уровню занятости, рождаемости, смертности, общественному мнению и т.п., что должно изменить ситуацию.

А. УШАКОВ: Концепция всегда определяется оптимальным сочетанием таких факторов, как экономика, мобильность, экология, человеческий ресурс, среда обитания, управление. Но это в теории, а на практике в разных городах существуют собственные приоритеты развития умного города. Для Москвы на данный момент важнейший приоритет – обеспечение мобильности. А в рекламных проспектах индийского умного города Лаваса рассказывается о том, как там прохладно, особенно по вечерам, какие там прочные стальные жалюзи и двери, а также замечательные периметры охраны, что в «переводе» означает: если вас замучала жара и воровство в Мумбаи, то есть райский уголок под названием Лаваса. Что касается России, то я не знаю никаких амбициозных планов по созданию умных городов, за исключением Сколково. Есть проекты по внедрению ресурсосберегающих технологий в ЖКХ различных городов, однако цельной концепции видеть не приходилось. Опыт Сколкова будет, конечно, очень интересен, но ценность его относительна, поскольку город проектировался в чистом поле.

А. КИСЕЛЕВ: Поскольку подобные проекты находятся у нас в зачаточной стадии, сложно говорить о каких-то национальных особенностях, к тому же многие решения в России пытаются заимствовать с Запада. Наши особенности типичны, наверное, для любых крупных проектов, связанных с высокими капитальными затратами в госсекторе: коррупция, недостаточность компетенций, нехватка адекватных поставщиков. Например, сейчас популярная тема – умные автобусные остановки. На демонстрационных тестовых образцах мы видим и расписание движений автобуса, и терминал оплаты билетов, и электронную справочную службу. Но информационно-техническая поддержка такой остановки сложная и дорогая, и деньги на это не выделены, и соответствующие административные процессы не созданы… В итоге, поработав в тестовом режиме в течение месяца, проекты сворачиваются.

«ИКС»: Существуют ли методики расчета экономической эффективности проектов умных  городов? Каким может быть срок окупаемости подобных проектов?

М. ЛУКОВНИКОВ: Поскольку основная цель построения умного города – не коммерция, а обеспечение удобства проживания жителей, говорить об экономической эффективности проекта в целом достаточно сложно. Скорее можно говорить о показателях для отдельных подсистем – сокращение срока рассмотрения и решения вопросов, увеличение скорости движения транспорта, повышение оперативности реагирования служб спасения и устранения аварий и т.д.

Л. МОЛЧАНОВСКИЙ: Я не уверен, что можно полностью просчитать экономический эффект всего проекта, но можно определить эффект от внедрения отдельных подсистем. Например, оптимизация маршрута мусоросборочных машин за счет оборудования контейнеров датчиками, а автомобилей ГЛОНАСС – приемниками и необходимым ПО сэкономит топливо и сократит время объезда территории. Оснащение различных элементов городской инфраструктуры RFID-датчиками позволит быстрее находить ответственные за их обслуживание организации и, соответственно, уменьшить потери от выхода объектов из строя.

Игорь ТЕМИРОВ, генеральный директор, «Интеллект Телеком»: Пожалуй, только в Москве так много и так часто задают вопросы об эффективности: что нам это даст? какой будет экономический эффект? а какие у вас KPI? Многие разработчики аналогичных западных проектов считают само собой разумеющимся, что все это просто надо делать, поскольку это способствует повышению качества жизни людей в многонаселенном городе. Многие эффекты проекта умного города либо невозможно просчитать, либо расчеты носят достаточно условный характер. Но в целом это длительные проекты со сроками окупаемости более 10 лет.

«ИКС»: Ваши прогнозы развития ситуации с умными городами в России?

М. ЛУКОВНИКОВ: Скорее всего, тема будет развиваться поступательно, но не слишком стремительно. Многое будет зависеть от наличия и полномочий тех, кто инициирует процесс, заинтересован в результате, обладает необходимой компетентностью и влиянием.

И. ТЕМИРОВ: Прогноз позитивен и оптимистичен. Большая концентрация людей в одном месте сама по себе представляет серьезную проблему, которую надо решать. Кроме того, количество городских систем постоянно растет, а с ним растет количество сбоев и рисков, которые несут эти системы. Все это будет драйверами интеллектуализации городов.

С. МАСЛЕННИКОВ: Тенденция такова, что рано или поздно все города будут становиться «умными». Умный – это не только цифровой, надо учитывать все аспекты города: и экономический, и социальный, и технический, и политический, и юридический. На сегодняшний день управление этими аспектами без ИТ становится невозможным. Хотя это и трудный путь, иного нет.

Л. МОЛЧАНОВСКИЙ: И у нас будет хорошо. Главный вопрос: когда?

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!