Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 03 2013
12 марта 2013

Как машина – машине... Круглый стол «ИКС»

М2М – межмашинное взаимодействие – называют будущим телекома. И других приоритетных секторов экономики. По прогнозам к 2020 г. в мире будет до 50 млрд подключенных устройств, а людей – 7,3 млрд. Пропорции очевидны. Однако в ожидании «машинного бума» разумно выяснить: почему М2М-проекты не идут как по маслу? кому выгоден бизнес М2М? в каких отраслях эти услуги могут дать максимальный эффект?

Эти и другие вопросы «ИКС» задал профессиональному сообществу за круглым столом на тему «М2М. Чем и кому полезно межмашинное взаимодействие».

Наталия КИЙ, «ИКС» 
Максим САВВАТИН,, iKS-Consulting 
Алексей НАЗАРОВ, «ВымпелКом» 
Сергей МИШЕНКОВ, Минкомсвязь России 
Вячеслав АФАНАСЬЕВ, фонд «Инвестиции & Инновации & Технологии» 
 Александр КОЛОМЕНСКИЙ, GPS Club Россия
 Марк ВЕРЕЗУБОВ, «Акадо Телеком»
Сергей МЕЛЬНИК, НТЦ «Комсет» 
Алексей ГЕРАСИМОВ, Роспромбанк 
Сергей БАЛАШОВ, «ВымпелКом» 
Шагит РЕЗНИКОВ, «Интеллект-Телеком» 
Александр КРУПНОВ, Инфокоммуникационный союз 
Сергей ПОНОМАРЕВ, «Эшелон» 
Иван АСТАХОВ, МТС 
Илья ТИМОФЕЕВ, «Вокзал-Инфоком»
 Михаил КАШТАНОВ, "Геолайф"

Наталия КИЙ, главный редактор, «ИКС»: Сектор рынка, о котором идет речь, в России достаточно молод, ему чуть больше 10 лет. Но именно сейчас он входит в фазу активного роста. Цифры пока не поражают: например, доля в структуре доходов оператора меньше одного процента, 10%-ное в среднем проникновение сим-карт. Но какая перспектива! Рост выручки операторов от оказания услуг М2М – 70–80%, проникновение сим-карт увеличится в полтора десятка раз в первую пятилетку текущего десятилетия.

Поделюсь наблюдением, сделанным в ходе организационной подготовки к круглому столу. Приглашая аудиторию к участию, мы контактировали с довольно обширной базой вертикальных рынков, которая есть у журнала, – это преимущественно ИТ-директора, руководители технических служб, главные инженеры. Обнаружили, что осведомленность о существовании и возможностях М2М невелика и – как следствие – невелика заинтересованность потенциальных пользователей в межмашинном взаимодействии. Поэтому, во-первых, так важно мнение представителей разных секторов экономики, собравшихся за этим столом. А во-вторых, операторам и сервис-провайдерам М2М предстоит еще этот рынок формировать и воспитывать, что они за свою историю с успехом делали не раз.

Максим САВВАТИН, консультант, iKS-Consulting: На мировом рынке сегмент М2М продолжает бурно развиваться. Темпы роста числа сим-карт с проникновением 2–2,5% остаются на уровне 40–50%. Объем рынка на конец 2012 г. оценим в $68 млрд. M2M – это не рынок большого ARPU, здесь иллюзий нет. В среднем по миру получается $5–6. Там, где трафик объемный (телематика, автотранспорт, видеонаблюдение), ARPU выше – до $30–40 и больше.

Один из основных драйверов рынка – ЖКХ, сегмент умных счетчиков, смарт-грид-решений. Не везде дела идут гладко. Например, в США, инновационном лидере М2М, ряд потребителей коммунальных услуг выражали недовольство лишними расходами по смене счетчиков и подключению нового оборудования.

Лидируют на рынке М2М, разумеется, крупнейшие операторы – Vodafone, Orange и Telefonica, которые работают во множестве стран не только в Европе, но и в Латинской Америке.

А что происходит у нас? В России уже почти 4 млн сим-карт. Структура рынка в принципе схожа с корпоративным сегментом: более 85% абонентов контролируется операторами большой тройки. ARPU на европейском уровне – порядка 70–80 руб., в автомобильной навигации и трекинге – до 800 руб. В ближайшие три-четыре года ожидается 50–60%-ный рост рынка, который может многократно ускориться с вводом в действие проекта «ЭРА-ГЛОНАСС». Большое влияние на развитие М2М оказывает и еще окажет госсектор.

А     п  о  т  р  е  б  и  т  е  л  ь     к  т  о  ?

«ИКС»: Какие сегменты корпоративного рынка наиболее заинтересованы во внедрении  М2М-решений? Какие из них проявили этот интерес, а кто еще об М2М не знает?

Алексей НАЗАРОВ, директор по маркетингу бизнес-сегмента, «ВымпелКом»: Я бы сказал, что M2M в России пока развивается стихийным образом. Бросили семечко – оно растет. Не могу сказать, что есть четкая стратегия, что государство, например, планирует развитие и поддержку M2M. В рамках нашего бизнеса первые сим-карты межмашинного взаимодействия начали использоваться в банкоматах, что, признаюсь, было обнаружено постфактум. Пришло время определиться и с приоритетами, и с направлениями инвестиций в этот сегмент.

Сергей МИШЕНКОВ, советник министра, Минкомсвязь России: Межмашинное взаимодействие применяется с 40–50-х годов – при создании больших систем ПВО, ПРО, ПКО. Одни из первых М2М-решений строились на основе систем радиосвязи. Например, «Алтай» еще в досотовую эпоху контролировал состояние мостов.

Вячеслав АФАНАСЬЕВ, исполнительный директор, фонд «Инвестиции & Инновации & Технологии»: У меня есть не менее удивительная информация: первый российский GSM появился в виде межмашинного взаимодействия в Когалыме – там в 1993 г. нефтяники использовали это решение для управления своей сетью.

Александр КОЛОМЕНСКИЙ, руководитель интернет-проекта, GPS Club Россия: Возьмем диспетчеризацию – огромный рынок: такси, грузовики, логисты, кто угодно. Вы, наверное, видели: в такси стоят навигаторы с сим-картами. В геосоциальные сети уже вовлечены миллионы людей во всем мире. Они используют сим-карту с одной целью: чтобы выходить в интернет и посылать друг другу неголосовые сообщения. Самый большой взлет рынка М2М будет связан с системой «ЭРА-ГЛОНАСС» – это миллионы симок. В конце года в России появились китайские устройства с двумя симками, вторая предназначена для передачи данных – от трекера, информации о пробках и т.д. Рынок M2M намного больше, чем нам представляется, и надо на него смотреть более широко открытыми глазами, тогда к нему будет больше интереса.

Марк ВЕРЕЗУБОВ, начальник управления оперативного маркетинга, «Акадо Телеком»: По опыту нашей компании, один из основных интересов использования М2М – это ЖКХ с мониторингом счетчиков в квартирах. Такой проект был запущен в Москве еще в 2006 г. В одном из районов Екатеринбурга в настоящее время выполняется проект интеллектуального города. Знаю, что программа «Умный город» будет реализовываться в Сколково. Решения в сфере интеллектуального города смогут дать всплеск М2М при условии бюджетной поддержки. Думаю, что и другие сферы услуг воспользуются предложением, например медицина, торговля.

Сергей МЕЛЬНИК, директор Центра сертификации, НТЦ «Комсет»: Актуальный пример потребления М2М – передача в сервисный центр информации о состоянии агрегатов и передвижениях тяжелых машин. Понятное дело, что гарантийное обслуживание, которое приходится выполнять производителю после прогона экскаватора, гораздо дороже, нежели оснащение машины M2M-модулем, который в реальном времени передает координаты машины, данные о ее техническом состоянии и режиме использования в конкретный момент. В ближайшем будущем применение М2М на транспорте существенно расширится: недавно в Берлине, на конференции Qualcomm IQ-2012, компания Audi представила последнее поколение своих автомобилей, оснащенных системами определения дистанции и взаимодействия со светофорами по маршруту движения, передающими информацию на пункты сервисного обслуживания в реальном времени.

А. НАЗАРОВ: Готов поделиться забавным случаем. Несколько лет назад операторы, чего греха таить, любили запускать всякого рода лотереи. Одна машина, которая обслуживала лотерею, решила предложить сыграть в эту SMS-лотерею другой машине . Та честно ответила, что команда не понята. В ответ на это первая бодро начислила ей некие бонусные баллы и предложила прислать в ответ еще одно SMS. В общем, этот датчик наверняка выиграл бы главный приз, так как диалог мог длиться бесконечно, но его удалось вовремя прервать...

Алексей ГЕРАСИМОВ, начальник отдела ВТ и телекоммуникаций, Роспромбанк: История с железками, которые играли в лотерею, случилась в нашем банке .

А. НАЗАРОВ: Если серьезно, то в числе наших основных кейсов – мониторинг транспорта и других подвижных объектов, банкинг и платежные системы, системы безопасности, классическая телеметрия и другие сферы применения М2М-технологий, список которых растет год от года.

Т  е  х  н  о  л  о  г  и  ч  е  с  к  и  й     п  р  о  ц  е  с  с

«ИКС»: Какие технологии и при каких условиях наиболее эффективны для обслуживания  «железных» абонентов?

Сергей БАЛАШОВ, менеджер по продуктам телематических решений и сервисов, «ВымпелКом»: Будущее М2М, безусловно, за беспроводными технологиями: «фиксу» для удаленных объектов тянуть банально дорого, с подвижными объектами невозможно использовать в принципе, в то время как беспроводная связь гораздо проще и дешевле с точки зрения как организации, так и использования. Конечно, некоторые решения так навсегда и останутся фиксированными, например на крупных стационарных объектах, но это будет небольшая доля. В нашей практике наиболее распространена передача данных по GPRS, EDGE, 3G. На втором месте – SMS и как резерв – CSD (передача данных по голосовому каналу). CSD все еще распространена в России, что обусловлено либо устаревшим оборудованием, либо требованиями доступности – этот канал «отваливается» последним.

М. ВЕРЕЗУБОВ: Надо считать, что выгодно. У проводного оператора сеть есть в каждом доме, и он может предоставить услуги там, где отсутствует сотовая связь, – это подвалы, где, собственно, и находятся счетчики. Кроме того, он может предложить более выгодную цену. Это первое.

Второе. Мы работаем с сотней банков Москвы и области. Некоторые банки обращаются к нам с просьбой сделать резервный проводной канал для терминала в бизнес-центре, который уже оснащен сотовой передачей данных. Спрашиваешь, зачем. «На всякий случай» хотят иметь более качественный сигнал. Также необходимо учитывать объем информации, которую получает интеллектуальная машина. И после этого делать выбор.

Шагит РЕЗНИКОВ, директор департамента, «Интеллект-Телеком»: M2M M2M’у – рознь. На транспорте и в дистанционной медицине прежде всего востребована мобильная связь. А вот в ЖКХ не факт. Сейчас все фиксированные операторы строят GPON, EPON и т.д. Задача – добраться оптикой до квартиры. Здесь для компании-пользователя на первый план выходит и становится определяющей стоимость транзакции. По большому счету неважно, как называется технология. Люди всегда будут считать деньги. Например, Мосгорэнерго имеет около 20 тыс. трансформаторных подстанций в городе и создала систему мониторинга расхода электроэнергии. Несмотря на то что у МОЭК в руках находятся все электрические сети и есть сети PLT, здесь все-таки остановились на мобильном решении, использующем сим-карты. Потому что для них это выгоднее.

Александр КРУПНОВ, президент, Инфокоммуникационный союз: Уместно вспомнить рекомендации МСЭ, который в развитии концепций M2M, умного дома и информационного общества давно обозначил приоритет беспроводных режимов, в том числе 3G и LTE. В пользу мобильных технологий говорит и соотношение мобильных и фиксированных абонентов в мире. И самое главное – частотный ресурс. По заключению мировых экспертов, для реализации глобальных задач человечеству нужно найти 1200 МГц спектра. Сегодня его нет нигде, ни в одной стране . Эти разноплановые моменты надо учитывать при выборе технологических путей будущего.

«ИКС»:Какие характеристики сервисов М2М самые востребованные?

Сергей ПОНОМАРЕВ, директор по продажам, «Эшелон»: В аспекте противоугонных и мониторинговых систем первое и острое – это роуминг. Приходится находить какие-то решения: либо черный ящик, который накапливает события, пока нет связи; либо дорогостоящий тариф. Следующее – это зона покрытия и качество связи. Ведь если автомобиль находится вне связи, риск достаточно высок, потому что в этот момент автомобиль могут просто угнать. И мы вынуждены отвечать перед клиентом как оператор противоугонной системы.

А. НАЗАРОВ: Среди всех характеристик я бы выделил вопрос стоимости решения, особенно в роуминге. Роуминг всегда был болевой точкой любого абонента, тем более абонента-машины, в этом случае проблема является чисто технической. Да, у нас есть хорошие тарифы, но если, например, М2М-устройство покидает пределы страны, продолжая работать, счет получается космическим. Для решения в том числе этой проблемы мы вошли в глобальный М2М-альянс, который объединяет семь мировых операторов связи. В рамках этого сообщества мы вместе прорабатываем техническое решение по автоматической смене профиля сим-карты при пересечении границы страны.

Иван АСТАХОВ, руководитель группы развития М2М-решений, МТС: По поводу роуминга. Мы уже сейчас имеем соглашение с Vodafone, правда, только на индивидуальной основе, и роуминг для M2M предоставляем на довольно выгодных условиях. По скорости передачи эта услуга отличается от того, что получают абоненты-люди (к слову, тарифы на передачу данных в Европе в разы выше, чем в России). Грубо говоря, мы переходим к разным уровням качества. Хотите полноценный сервис – это стоит дорого. Хотите дешево, низкую скорость и относительное покрытие – можем сделать, но соответственно и качество ниже. Думаю, операторам стоит на госуровне постараться решить вопрос о специальных принципах тарификации для М2М-абонентов, иначе одну и ту же сеть мы должны развивать под пользователей с очень разным объемом и характером трафика.

А. ГЕРАСИМОВ: Подключенная электронная книжка – это тоже M2M, вы согласны? У Amazon есть вариант платформы Kindle 3G, который работает за копейки, позволяя по 3G считывать kindle’овский контент в любой точке мира. Контент там тяжелый, книжки по мегабайту. M2M-устройствам достаточно небольшой скорости, которая могла бы соответствовать копеечному тарифу. А пока по стране мы используем безлимитные опции тарифных планов операторов.

Илья ТИМОФЕЕВ, руководитель учебно-испытательного центра, «Вокзал-Инфоком»: Мы с 2010 г. реализуем проект интегрированной комплексной системы безопасности в интересах Дирекции железнодорожных вокзалов ОАО «РЖД», где используются и M2M, и видеонаблюдение. На каждый вокзал из подключенных к проекту (Самара, Рязань-2, Смоленск, Новосибирск, Махачкала, Дербент и др.) заходит оптический канал 10–20 Мбит/с; резервный канал предусмотрен через маршрутизатор со слотом для сим-карты. Оператор центра мониторинга должен иметь возможность удаленно подключаться к камерам видеонаблюдения, участвовать в сеансах ВКС, получать сообщения по М2М от датчиков электроснабжения, температуры, влажности, задымления и т. д. При разрыве фиксированного канала связи (ТЗ это предусмотрено) по беспроводному сегменту должен пойти в основном трафик M2M и, как вариант, IP-телефония и ВКС. Нам важно регулирование качества услуг в зависимости от ситуации. Ведь если в случае ЧП лавина трафика обрушит фиксированный канал, то нагрузка ляжет на беспроводной, и приоритетный трафик пойдет по М2М-каналам.

«ИКС»:Каковы перспективы технологий 3G и LTE для М2М-решений?

И. АСТАХОВ: Сети LTE еще строятся, покрытие небольшое, поэтому использование их в целях М2М ограничено. Есть сим-карты, использующие 3G, преимущественно для видеонаблюдения. Тормозит развитие то, что модем GPRS стоит до $20, а 3G – $60–100. Разумеется, компании экономят на оборудовании. Зарубежные эксперты прогнозируют, что и в 2016 г. 2G-модули будут все еще доминировать в М2М, 3G составят порядка 20% всего количества сим-карт. Разумеется, в 3G больше возможностей управления качеством обслуживания, выделения приоритетов и т.д. Если потребителям нужны качество сервиса, SLA, сбор информации с многих датчиков и ее одномоментная передача, например в умном доме, то межмашинное взаимодействие в 3G это позволяет сделать.

C  u  i     p  r  o  d  e  s  t

«ИКС»: Вряд ли кто будет возражать, что рынок М2М – это территория партнерства. Кто контролирует цепочку добавленной стоимости в этом сегменте? Как видоизменяются роли игроков?

Ш. РЕЗНИКОВ: Роль оператора важна, но во многих сегментах не определяющая. Трафик и сим-карты – далеко не все, что необходимо для запуска М2М на транспорте, в ЖКХ, телемедицине. Должны быть игроки, которые этот бизнес продвигают и используют то, что дают операторы. Например, почему не идет на ура очевидная задача мониторить все счетчики, которые есть в наших домах, все расходы ресурсов? Потому что нет компании, которая непосредственно на этом зарабатывает. Телемедицина: о ней много говорится, но она существует в виде фрагментов. Потому что основные игроки во всем мире, которые играют на этом поле, а это в первую очередь страховые компании, еще спят. Да и на транспорте пока непонятно, кто должен это двигать. Государство, на мой взгляд, может этот момент регулировать путем постановки конкретных целей и сроков их выполнения.

C. МЕЛЬНИК: По оценкам M2M Global Alliance, для успеха проекта M2M в нем должны участвовать как минимум пять-шесть сторон: оператор, системный интегратор, транснациональные корпорации, которые являются основными потребителями M2M-трафика, обязательно соинвесторы, производители M2M-устройств, наконец, сервис-провайдеры.

С. БАЛАШОВ: «ВымпелКом» еще два года назад взял курс на то, чтобы в M2M развиваться как минимум в двух направлениях: продолжать свой основной бизнес – передачу данных, предлагая дополнительные услуги, и параллельно расширять охват этой цепочки ценностей, выступая в роли сервис-провайдера, как делает ряд международных операторов, привлекая в качестве партнеров системных интеграторов.

Михаил КАШТАНОВ, ведущий специалист, «Геолайф»: Если раньше роль сервис-провайдера заключалась только в обслуживании своего узкого сегмента рынка, то сейчас от предложения конкретных, хорошо отработанных пакетов услуг происходит переход к совместному созданию новых сегментов рынка, именно в партнерстве с операторами и другими участниками.

Б  и  з  н  е  с  у     н  у  ж  н  ы     п  р  а  в  и  л  а

«ИКС»: Каковы регуляторные проблемы в секторе М2М? Как государство может помочь продвижению и развитию сегмента М2М?


В. АФАНАСЬЕВ: Европейский институт стандартизации в области связи имеет в своем составе два комитета – TS и TR, которые занимаются нормативным полем в области телематики, M2M. Нормативное поле России не соответствует тем документам, которые там создаются. Та же ситуация на межотраслевом уровне: документы, которые принимаются в здравоохранении или в сельском хозяйстве, не имеют «выходов» на сеть телематических услуг.

Нормативное регулирование должно быть. Оно мало того что дает целеуказание. Оно еще и обязывает, в том числе и государство, следовать правилам, гарантирует отсутствие действий и документов «обратной силы». Нормативное регулирование должно обеспечить, например, достоверность информации и качество услуг в телемедицине, чтобы к этой сфере было доверие в профессиональном сообществе и у пациентов. Если нам не хватает частотного ресурса, надо привлечь науку, определить новые направления, скоординировать их с мировыми. Нужна отраслевая и межотраслевая координация, комплексные концепции и планы.

С. МИШЕНКОВ: Разговоры о том, что объемы информации не имеют предела, наивны. Предел есть. Особенно для информации, которая полезна обществу. Честное слово, мне безразлично, в каком месте находится электрон в Альфе Центавра. И в ближайшую тысячу лет будет то же самое. Значит, требуемый объем полезной информации чем-то ограничен, правда? И вот давно пора операторам хотя бы для себя решить (но и другим сказать), какие объемы информации им будут нужны сегодня, завтра и через десять лет. И не только по транспорту, по другим вопросам тоже! Иначе это выброшенные деньги.

С. МЕЛЬНИК: есть действующие законы «О связи», «О техническом регулировании», «Об обеспечении единства и точности измерений». Если мы обратимся к букве этих законов, то увидим, что к области госрегулирования в сфере ИКТ относится регулирование, касающееся целостности, устойчивости и безопасности единой взаимоувязанной сети связи. Качество услуг связи, о котором мы сейчас говорим, не входит в область регулирования Минкомсвязи.

с одной стороны, государство говорит, что мы движемся к уменьшению роли госрегулирования, и хочет переложить ответственность на бизнес. А бизнес говорит о необходимости госрегулирования. Ничего сверхъестественного в этом нет – бизнесу нужны правила. Бизнес без правил очень дорогой. Применение стандартных решений всегда дешевле, чем разработка каждый раз новых. Кроме того, регулирование и разработка стандартов – удовольствие недешевое. Если каждая операторская компания будет работать по своим собственным стандартам, то не будет той самой целостности, которая нужна для стабильности работы сетей связи.

В рамках действующих законов эту роль разработки общих правил и стандартов могли бы взять на себя общественные организации, такие как Инфокоммуникационный союз или Международная академия информатизации, которые имеют для этого и требуемые интеллектуальные возможности.

А. НАЗАРОВ: Полностью поддерживаю: действительно, работать без стандартов очень дорого.

Подготовила Наталия КИЙ

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!