Rambler's Top100
Статьи ИКС № 08-09 2014
Александра КРЫЛОВА  02 сентября 2014

MNP: как это было

Окончание. Начало см. на с. 6

Для «МегаФона» серьезной проблемой стало изменение в октябре 2013 г. оператора базы данных перенесенных номеров – «дирижера» MNP, потребовавшее дополнительного обновления ПО и еще больше осложнившее подготовку. Впрочем, это во многом решающее для введения в России переносимости мобильных номеров событие заслуживает особого внимания.

Как выбирали координатора

Изначально на роль оператора центральной базы данных перенесенных номеров регулятор готовил Координационный центр национального домена сети интернет. При нем была создана рабочая группа из операторов для выработки сценария, по которому такая база данных должна функционировать. Кроме того, этой рабочей группе предстояло пошагово описать все бизнес-процессы MNP. Готового решения у КЦ не было, к тому же для операторов ситуация осложнялась тем, что им предлагалось использовать нестандартный для решения MNP-задач протокол EPP вместо привычного для операторов SOAP. Пришлось операторам его осваивать.

И, может быть, от безысходности операторы и приспособились бы к новому протоколу, но тут появилось второе решение – от ЦНИИС и литовской компании «Медиафон», на котором уже работали базы данных перенесенных номеров в Литве, Грузии, Молдавии, Азербайджане и которое к тому времени внедрялось в Тунисе. «Когда мы разговаривали с поставщиками таких решений из дальнего зарубежья, – объясняет выбор партнера Олег Скоков, директор по развитию и ИТ ЦНИИС, – мы видели, что наш пафос – решить задачу в самые сжатые сроки, проявив некий героизм, – им непонятен. А литовские партнеры отнеслись к нему с пониманием».

Таким образом в конце лета – в начале осени 2013 г. рабочих групп оказалось две – одна вела разработку с КЦ и пользовалась поддержкой Минкомсвязи, вторая взаимодействовала с тандемом ЦНИИС – «Медиафон» при поддержке Россвязи. «ЦНИИС представил в Минкомсвязь свое видение того, каким образом можно внедрить наше решение центральной базы данных, – вспоминает Казимерас Радивиловичус, менеджер проекта компании «Медиафон», – и мы вместе с ним подключились к рабочей группе».

Благодаря наличию успешных внедрений литовской системы в нескольких странах правительство в начале октября 2013 г. сделало выбор в пользу решения ЦНИИС и «Медиафона», несмотря на его более высокую стоимость для государства по сравнению с еще не вполне готовым и нигде не апробированным решением КЦ.

С момента назначения ЦНИИС оператором базы данных перенесенных номеров (9 октября) до 1 декабря оставалось менее двух месяцев.

В основу БДПН была положена база нумерации Россвязи, которую пришлось еще выверить и скорректировать. БДПН разместили на облачной платформе «Ростелекома». Для стыковки своих ИТ-систем операторы организовывали их подключение к БДПН по защищенным каналам. «Необходимо было обеспечить надежное онлайн-сопряжение локальной копии базы данных перенесенных номеров в «МегаФоне» с эталонной базой оператора БДПН, что потребовало создания узлов синхронизации между макрорегионами и БДПН», – поясняет А. Пирогов.

Небольшим компаниям, у которых переносов не так много, была предоставлена возможность взаимодействовать с БДПН по веб-интерфейсу в ручном режиме.

В преддверии 1 декабря операторам удалось убедить Минкомсвязь в необходимости иметь межоператорский инцидент-менеджмент, который был также организован при ЦНИИС в виде группового почтового ящика, куда операторы могли обратиться к коллегам за помощью в случае возникновения проблем с переносом того или иного номера, а сотрудники ЦНИИС координировали процесс.

«Несмотря на все усилия операторов, к моменту запуска услуги 1 декабря в России не было готовности нормативной документации и технических средств всех участников рынка, – признает А. Пирогов. – «МегаФон» завершил развертывание своих систем в самом конце ноября, и к 1 декабря мы были готовы технически, но ни у нас, ни у других операторов на тот момент гарантий качества услуг для переходящих абонентов быть не могло, так как системного тестирования «каждый с каждым» проведено не было». Добавим, что некоторые региональные операторы включились в работу уже после 1 декабря. Неудивительно, что участники процесса приветствовали решение Минкомсвязи о введении с 1 декабря 2013 г. по 7 апреля 2014 г. переходного периода, в течение которого операторы могли сами определять сроки переноса номера, поскольку это позволяло некоторым игрокам рынка подготовиться лучше.

День «Ч»

По сути, с 1 декабря, т.е. с вступления в силу закона № 253-ФЗ, для операторов началось тестирование построенных к этому сроку их «боевых» систем. Каким запомнилось начало декабря его участникам?

Многие из них провели выходные дни 1–2 декабря на рабочих местах. «Когда 17 декабря мы разрешили подразделению разработки MNP CRM отдохнуть в воскресенье, – рассказывает Л. Харьков, – его сотрудники были счастливы, потому что это был первый выходной за полтора месяца. В «ВымпелКоме» в проекте MNP было занято человек 400, и эта команда работала по 14 часов в сутки. Первый абонент пришел к нам со своим номером 9 декабря, а первые переносы на сеть Tele2 мы осуществили уже 10-го».

Компания Tele2 технически была готова принимать и отпускать абонентов с соблюдением сроков обработки абонентских заявлений в декабре 2013 г. «Мы приложили все усилия, чтобы минимизировать срок переноса номера в переходный период, – сообщила ее пресс-служба. – 10 декабря процесс приема первых четырех абонентов из сети «ВымпелКома» в Санкт-Петербурге, Владимире, Твери и Великом Новгороде прошел в автоматическом режиме и без технических сбоев. Уже через полчаса после отключения абонентов от сети «ВымпелКома» они были зарегистрированы в сети Tele2 Россия со своим номером и получили возможность совершать звонки, отправлять и принимать SMS».

Срок вступления закона в силу пришелся на воскресенье, поэтому сотрудники службы эксплуатации ЦНИИС все выходные провели на рабочих местах. «У меня за пять рабочих дней первой недели декабря было примерно семь разных совещаний, – вспоминает Алексей Васильев, в то время и.о. директора этого института. – Словом, было достаточно нервно и напряженно». К. Радивиловичусу запомнилось, как после 1 декабря операторы активно и сообща работали над устранением неполадок и упущений в бизнес-процессах. Многое в те дни делалось ими еще в ручном режиме, а нормальная работа началась после новогодних праздников.

Сразу выявилось, что абоненты, использующие перенесенные номера, часто имеют проблемы с входящей связью, о которых операторы еще в октябре 2013 г. предупреждали министерство. Эти проблемы были в основном решены только к концу весны 2014-го.

Тем не менее к 31 декабря от «мобильного рабства» в России был освобожден 341 абонент. А к моменту завершения переходного периода число пользователей, перешедших от одного сотового оператора к другому со своим номером, превысило 116 тыс.

Подводя итоги

«Введение переносимости мобильного номера было исключительно преждевременным, и готовности систем у операторов к ней не было, – так в мае 2014 г. отозвался на это событие Василь Лацанич, вице-президент по маркетингу МТС. – А у небольших операторов ее, нормальной, нет и до сего дня».

Однако MNP в России стала реальностью, вопреки отставанию нормативной правовой базы от фактической реализации на сетях операторов, предельно коротким срокам и постоянным изменениям договоренностей с Минкомсвязью. (Например, измененное ведомством в сентябре 2013 г. решение о количестве знаков в маршрутном номере помогло «МегаФону», но вынудило «ВымпелКом» проводить редизайн уже практически готового решения.)

За время подготовки к полномасштабному введению услуги переносимости мобильных номеров на сетях операторов было произведено огромное количество изменений. Помимо повышения производительности оборудования сигнальной сети (STP), они затронули ни много ни мало правила нумерации в масштабе страны. «Изменения претерпели схемы маршрутизации голосового трафика с кодов DEF на коды RN, – рассказывает А. Пирогов. – По сути, в России операторы за полгода без потери качества связи  изменили механизм маршрутизации, DEF-номера теперь не определяют направления».

«В мировой практике задачи перехода на новый план нумерации операторами решаются за пятилетку», – констатирует Иван Максимов, старший менеджер проектов Tele2. По его словам, когда на старте проекта в этой компании попытались очертить круг систем, которые могут быть подвержены влиянию MNP, их оказалось около 120, и только после трех месяцев работы по упрощению архитектуры решения их количество удалось сократить до 30.

А в «ВымпелКоме» для запуска механизмов MNP в автоматическом режиме ИТ-специалистам пришлось «перепахать» более 50 информационных систем, добавив новые, например, специальную CRM-систему для обслуживания процесса переноса (в ней регистрируются заявки и отображаются статусы портации), и перенастроив уже существующие, включая системы самообслуживания. В «МегаФоне» в рекордно короткие сроки были проведены работы на системах, отвечающих за управление взаимоотношениями с клиентами, управление абонентской базой, контроль баланса в реальном времени, тарификацию, интерконнект и, конечно, выставление счетов. Сейчас «МегаФон» обрабатывает запросы на перенос номера от B2C- и B2B-абонентов в автоматическом режиме, а сегмент B2G, по словам А. Пирогова, еще требует ручного управления. Так же по отлаженным процедурам и без технических сбоев осуществляет перенос и прием абонентских номеров Tele2.

Конечно, пока не все из 128 компаний, имеющих лицензию сотового оператора (включая виртуальных), на сегодняшний день готовы принимать голосовой трафик по маршрутным номерам или правильно его обрабатывают. Переводом обработки заявок в бывших дочерних компаниях «Ростелекома» с ручного режима на автоматический занимаются сегодня в Tele2. И все же, на момент подготовки этой статьи к печати, по данным ЦНИИС, заявки на перенос номера подали 736 726 абонентов, из них 480 288 удовлетворено.

Стоят ли эти почти 480 тыс. освобожденных от «мобильного рабства» абонентов многомиллионных затрат операторов? Вопрос спорный.

Так, В. Лацанич называет введение MNP холостым выстрелом: количество абонентов, которые прибегли к этой услуге, на фоне двух с лишним сотен миллионов абонентов сотовой связи в России мало, к перераспределению долей рынка оно не привело. «Переносимость мобильного номера стала просто пунктом в договоре с заказчиком, необходимым для работы на рынке. А поскольку MNP теперь есть у всех, она не является конкурентным преимуществом», – аргументирует он. По его мнению, десятки миллионов долларов, потраченных на MNP, можно было бы вложить в строительство сотовых сетей в метро, в организацию связи в поездах и самолетах. «Такая связь стоит дорого и медленно окупается, – говорит В. Лацанич. – Но ею пользовалось бы гораздо больше людей, чем MNP».

  

Несмотря на широкий разброс интересов, участники рынка смогли выработать согласованную позицию, и им удалось буквально с колес реализовать самый сложный с начала 2000-х годов проект в отрасли.


Начало см. на с.6

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!