Rambler's Top100
Статьи ИКС № 08-09 2014
Александра КРЫЛОВА  02 сентября 2014

MNP: как это было

Рекордно короткие сроки, нормативно-правовая недостаточность, седьмая часть земли, десятые доли процента пользователей в итоге – обстоятельства, в которых случился перенос мобильного номера, один из самых громких телеком-проектов десятилетия в России. (Начало. Окончание см. на с.57)

Александра КРЫЛОВАВпервые о переносимости мобильного номера в России заговорили еще в середине 2000-х годов и потом возвращались к этой идее каждые два-три года, но весной 2012 г. регулятор решил взять быка за рога. В Минкомсвязи РФ состоялись два заседания научно-технического совета под председательством заместителя министра Наума Мардера, на которых были рассмотрены результаты изучения мирового опыта внедрения MNP (Mobile Number Portability) и позиции операторов связи, а также выработаны общие принципы технической реализации переносимости номера на российских сетях.

Операторы, и ранее признававшие возможность введения MNP в России, не видели в этой услуге особой необходимости (см. «ИКС» №6’2011, "Перенести нельзя отказать"): никаких явных преимуществ для их бизнеса переносимость мобильных номеров не давала, зато требовала больших затрат и представляла собой технически сложную задачу. Однако поскольку к тому времени поправки в закон «О связи», направленные на легитимизацию сохранения абонентского номера при переходе от одного сотового оператора к другому, Минкомвязью были уже разработаны и вынесены на обсуждение, участникам рынка пришлось смириться с необходимостью их реализации. Причем было понятно, что сроки, скорее всего, будут сжатыми. Оставалось только уточнить, насколько.

«Эффект сжатия»

Как показывает опыт стран, уже обеспечивших переносимость мобильных номеров (а таковых более 60), процесс введения MNP занимает несколько лет. «Сначала формируется нормативная база, которая определяет процедуру передачи абонентского номера из сети А в сеть Б со всеми контрактами, долгами, взаимоотношениями, принимаются решения о порядке маршрутизации», – рисует идеальную картину Алексей Рокотян, директор по аналитической поддержке взаимодействия с органами госвласти «ВымпелКома». После этого год-два операторы занимаются подготовкой своих сетей: установкой специальных устройств – SRF (signalling relay function), которые обеспечивают механизм запроса коммутатором информации, содержащейся в базе данных перенесенных номеров (БДПН), внесением изменений в действующие информационные системы – биллинговые, CRM и многие другие. Затем проводится тестирование – функциональное, интеграционное, нагрузочное, причем по принципу «каждый оператор с каждым» по всем видам трафика, по всем видам процесса из конца в конец и, ввиду регионального характера российской MNP, в каждом регионе.

«MNР – как супружество, – резюмирует Алексей Дрожжинов, руководитель службы развития мобильной опорной сети «ВымпелКом», – либо согласны оба, либо брак не получается. Если оба оператора – и донор, и реципиент – на сетевом уровне готовы к оказанию услуги, то все хорошо. Если хотя бы у одного готовности нет, у абонента с перенесенным номером будут проблемы».

Профессиональный консультант по MNP из Англии, запрос которому направляла Минкомсвязь, в своем заключении написал, что только процесс тестирования должен занимать как минимум 8–12 недель и охватывать всех операторов. И лишь после этого о возможности сохранить свой мобильный номер при смене оператора можно широко объявлять абонентам.

Однако у российских законодателей и регулятора на счет сроков введения MNP были свои соображения. И 26 декабря 2012 г. Президент РФ Владимир Путин подписал закон № 253-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и статьи 33333 и 33334 части второй Налогового кодекса Российской Федерации». Согласно этому документу жители нашей страны получили право сохранять свой номер при переходе от одного сотового оператора к другому с 1 декабря 2013 г. То есть на формирование необходимой нормативной правовой базы, разработку и внедрение сетевых и ИТ-решений и тестирование отводился неполный год. А значит, все эти этапы операторам пришлось проходить одновременно.

Заостренные вопросы

Сложность и уникальность проекта по введению MNP для российской телеком-индустрии заключались в том, что для него требовались согласованные действия операторов. Компании-конкуренты, имеющие разные бизнес-процессы, разные ИТ-системы, вынуждены участвовать в едином процессе, применять одну и ту же технологию, работать в одном графике. Собственно, ни для какой другой услуги столь слаженного взаимодействия всех игроков не требуется.

С самого начала, еще в декабре 2012 г., понимая, что деваться некуда, операторы объединились в рабочую группу и занялись выработкой общих правил игры. Они сформировали перечень вопросов на пяти листах, в решении которых требовалось участие регулятора. Ответы на некоторые из них пришли поздновато, а на другие не получены до сих пор.

Первый и ключевой вопрос, из которого вытекают все следующие, – регион переносимости. Тут операторы настаивали на том, что мобильный номер сохраняется за абонентом, меняющим оператора, в пределах одного субъекта РФ. Других вариантов уложиться в сверхсжатые сроки проекта операторы не видели. Кроме того, предстояло разобраться с сетевыми вопросами (менялся сам принцип маршрутизации вызовов на сети), созданием и функционированием базы данных перенесенных номеров, взаимодействием ИТ-систем операторов. Кроме того, были поставлены вопросы, связанные с введением понятия маршрутного номера (routing number) и выбором его формата, с определением порядка работы с DEF-номерами. Отдельный блок составляли маршрутизация вызовов на перенесенные номера из сетей фиксированной связи, а также международные вызовы и SMS. И, конечно, требовалось определить последовательность бизнес-процессов, начиная с подачи абонентом заявления оператору-рецепиенту о намерении перейти в его сеть со своим номером.

Забегая вперед, нужно признать, что нормативные акты, которые должны были быть представлены в правительство РФ к 1 марта 2013 г., не были к этому сроку готовы. А те, что начали появляться летом и выходили вплоть до конца ноября, не вполне устраивали операторов.

Неудивительно, что еще летом участники рабочей группы, по словам А. Рокотяна, осознали, что вариантов у них, собственно, два. Первый – попытаться реализовать то, что прописано в предложенных регулятором «Правилах оказания услуг подвижной связи…» (поправки утверждены постановлением Правительства РФ № 599 от 15.07.2013), хотя в них были обнаружены нестыковки и просто не реализуемые, по мнению операторов, положения. Вариант второй – определить процедуру, насколько это возможно в рамках правил, чтобы впоследствии под нее «подогнать» нормативную правовую базу. И для того чтобы успеть к 1 декабря, выбрали второй путь. При этом системные разработчики и инженеры вынужденно работали по протоколам рабочей группы, а не по утвержденным регулятором нормативам – их в полноценном виде и сейчас еще нет. Появятся они, судя по всему, ближе к концу 2014 г.

И пошла работа

Одновременно с обсуждением вопросов межоператорского взаимодействия в компаниях шла подготовка ИТ-систем и сетевого оборудования. А поскольку решения выдавались «с колес», участникам процесса приходилось трудно.

«Весной 2013 г. у нас была создана тестовая зона: Поволжский филиал – Северо-Западный филиал, – рассказывает Антон Пирогов, руководитель по поддержке инфраструктуры и проектному контролю «МегаФона», – первые тестовые переносы мы проводили между абонентской нумерацией этих филиалов. Результаты легли в основу федеральных решений. После того как мы убедились в работоспособности нашей схемы, мы начали тестирование с коллегами из других компаний. Это было лето 2013 г., до запуска MNP оставалось полгода».

В «ВымпелКоме» разработка внутренних бизнес-процессов и инвентаризация услуг для формирования требований шли еще с начала 2013 г., причем с самым высоким приоритетом. «Фактически мы создали новый бизнес-процесс, – констатирует Леонид Харьков, руководитель департамента разработки продуктов «ВымпелКома». – Провели учет всех имеющихся у нас продуктов, оказалось, что их 384. Все они тестировались, после чего часть информационных систем дорабатывалась. Ведь нужно, чтобы по перенесенному номеру и голос передавался, и SMS ходили, и чтобы люди могли пополнить счет с банковской карты».

Как вспоминает А. Пирогов, тесты проводились без нормативных документов, определяющих механизм переноса, без понимания процедуры – на энтузиазме отдельных людей в технических и ИТ-подразделениях операторов. После удачных тестов на начальном этапе промышленного внедрения были оценены риски, на этом основании составлен поэтапный план установки программного обеспечения, что позволило максимально подготовить инфраструктуру к портации первого абонента.

Первые тестовые переносы номеров между сетями разных операторов, еще по «обходным» технологиям, просто чтобы попробовать «на зубок» маршрутизацию, были проведены летом 2013-го в Санкт-Петербурге между сетями «МегаФона» и Tele2, МТС и «ВымпелКома». Эти тесты показали правильность принятых сетевых решений, но до работающих систем было еще очень далеко…

Окончание см. на с.57

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: