Rambler's Top100
Статьи ИКС № 09-10 2015
Александр ШЕПИЛОВ  10 ноября 2015

Есть основания для осторожного оптимизма

Нам нужны изменения в федеральный закон, но они должны быть достаточно рамочными и верхнеуровневыми. 

Александр ШЕПИЛОВ

Александр ШЕПИЛОВ, секретарь Временной комиссии Совета Федерации по развитию информационного общества:

– Насколько эффективно идут переговоры с профильными органами исполнительной власти по различным вопросам телемедицины?

– Стоит отметить, что в начале обсуждения проблемы дистанционного консультирования у нас не было консенсуса с представителями Минздрава о том, в каком направлении нужно двигаться и какие действия совершать для того, чтобы изменить ситуацию. Конечно, саму необходимость развития этого направления никто не отрицал, но взгляды на стратегию были разными. Например, на протяжении нескольких совещаний у нас велась дискуссия о том, нужно ли сейчас вносить изменения в федеральное законодательство или же сначала необходимо реализовать пилотные проекты на базе федеральных государственных учреждений, подведомственных Минздраву России. Был и спор о том, какие форматы дистанционного оказания медицинских услуг должны вводиться в правовое поле: только ли формат «врач – врач» или «врач – пациент» тоже. На данный момент нам удалось выработать более или менее единую точку зрения с департаментом информационных технологий Минздрава. К сожалению, пока без участия «клинических» подразделений.

В итоге пришли к мнению о том, что нам нужны изменения в федеральный закон, но они должны быть достаточно рамочными и верхнеуровневыми. Также мы достигли согласия в том, что направление телемедицины «врач – пациент» нуждается в реализации на практике, поскольку в этом заинтересован конечный потребитель медицинских услуг. Однако реализация этого направления возможна в усеченном виде: речь может идти о дистанционном взаимодействии врача и пациента только в рамках уже диагностированного в очной форме заболевания. В противном случае мы в разы увеличиваем риск врачебной ошибки. Таким образом, процесс переговоров идет не так результативно, как хотелось бы, но появление согласованных позиций по достаточно дискуссионным вопросам внушает осторожный оптимизм.

– Удалось ли вам договориться с регулятором о конкретных действиях, направленных на развитие телемедицины в России?

– Да, конечно. Была достигнута договоренность с Минздравом России, с Минкомсвязью России и с ФОМС России о том, что в срок до 15 октября нам предоставят предложения и замечания к черновому варианту проекта федерального закона. Минздрав также пообещал обеспечить получение обратной связи от всех субъектов РФ по этому законопроекту. С Фондом обязательного медицинского страхования мы договорились о том, что в ближайшее время будем совместно работать над составлением финансово-экономического обоснования к проекту федерального закона. После согласования проекта закона и максимально возможного учета интересов сторон он будет внесен в Государственную Думу.

– Как известно, сейчас активно развивается такое направление, как mHeаlth. Не станет ли оно конкурентом телемедицине?

– Телемедицина – это не продукт и не услуга, а скорее рынок, и сам по себе он ни с кем не конкурирует. В mHealth следует различать два самостоятельных направления. Во-первых, это использование мобильных устройств в целях оказания медицинской помощи. Во-вторых, это использование мобильных устройств в целях обеспечения здорового образа жизни. Первое направление будет являться частью рынка телемедицинских услуг, а мобильный телефон будет таким же средством телемедицины, как компьютер или любое специализированное устройство. Во втором случае обеспечение здорового образа жизни вообще не предполагает медицинского вмешательства и оказания медицинской помощи, которые являются сутью телемедицины. Хотя в перспективе услуги по сбережению здоровья вполне могут быть причислены к медицинским. Или, если быть более корректным, к услугам в области здравоохранения.  

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: