Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 01-02 2016
Наталия КИЙ  Александра КРЫЛОВА  Евгения ВОЛЫНКИНА  15 марта 2016

Старое доброе ТВ: как добавить песочку в часы?

Потертый динозавр, похоже, списанный с National Geographic Channel, бродил по павильонам выставки CSTB Telecom & Media` 2016. Традиционное ТВ, безвозмездное или именуемое платным, все больше напоминает этого пожившего динозавра: и милый, и сфоткаться хочется, и за хвост подержать бы – а время его ушло.

Или уходит, если быть точнее и уважать большую и достойную индустрию, которая все же демонстрирует рост: динамика объема рынка платного ТВ в 2015 г. оценивается агентством iKS-Сonsulting как плюс 11,7% (68,4 млрд руб.), прирост числа абонентов – 5,4% (почти 40 млн домохозяйств).

Лидеры рынка, как и много миллионов смотрящих в интернет, понимают, что песок в часах старого телевидения скоро закончится. «Мы 10 лет говорили, что основной вред в развитии индустрии – много открытых каналов. У нас неправильная модель индустрии, и с ней мы вступаем в новый этап. Если мы будем плыть в старой модели, придут богатые и наглые и все скупят», – снова и снова говорит Юрий Припачкин, президент АКТР. И вот уже взмывают вверх руки аудитории круглого стола «Новая модель ведения бизнеса в области ТВ и телекома в условиях падения доходов», голосуя за пять открытых каналов в эфире, а остальные – «закрыть». Признаться, и моя рука в азарте сочувствия к долго строившей себя индустрии потянулась вверх.

Смех смехом, но хороша модель за счет интересов миллионов ТВ-смотрящих! Или за счет подрастающего конкурента. «Законодатели должны дать передышку операторам, транслирующим нелинейный контент, и заняться ОТТ-опе­ра­то­рами», – наводит на цель На­та­лья Братчикова, директор департамента маркетинга фиксированного бизнеса и ТВ МТС. И тут своя правда. В 2014–2015 гг. рынок платного ТВ находился в зоне правовой турбулентности: поправки в закон «О рекламе» и дилемма «национальный – иностранный контент», приведшие к падению рекламы на неэфирных каналах; ограничение до 20% иностранного капитала среди акционеров СМИ, а значит, сокращение инвестиций в отрасль. Добавляем привязку 90% затрат к валюте, пиратский контент – и оператора платного ТВ становится жалко!

К регулированию ОТТ-игроков и сервисов законодательство, по признанию самих законодателей (например, председателя комитета Госдумы по информационной политике, ИТ и связи Леонида Левина), не готово, поэтому онлайн-ТВ находится в зоне свободного развития и наращивает преимущества.

В начале января наш ТВ-рынок был смущен заявлениями о приходе в Россию американского гиганта видеопроката, по сути мирового онлайн-кинотеатра Netflix. «Netflix – это те, кто хорошо использует технологию», – признает Юрий Припачкин. «Для всех хорошо, что Netflix приходит. В США он платит операторам связи. Рынок должен идти к тому, чтобы поставщики онлайн-видеосервисов платили операторам за инфраструктуру и каналы», – убежден президент ГК «Акадо» Сергей Назаров.  Пока судили-рядили-считали, пришли к выводу, что слухи о полноценном выходе Netflix на наш рынок сильно преувеличены, что это больше PR-кампания, да и тарифы заокеанского гостя (как минимум 8 евро в месяц) для российского рынка не очень интересны.

Не интересны, потому что среднее ARPU по России в 2015 г. составило 152 руб. в месяц (без НДС) с максимумом на Дальнем Востоке – 191 руб. и с минимум на юге России – 118 руб. В Крыму этот показатель оказался ниже среднего – 125 руб. (данные iKS-Сonsulting). На нашем рынке жесткая ценовая вой­на внутри сегмента платного ТВ и демпинг, в результате которого, как шутят участники рынка, «спутниковый оператор стал дешевле домовой антенны». Аналитики заговорили о маргинализации услуги спутникового ТВ в условиях стоимости базового пакета в 100–150 руб.

Несмотря на эти обстоятельства, лидер спутникового сегмента отечественного платного телевидения «Триколор ТВ» (НАО «Национальная спутниковая компания») в ушедшем году нарастил годовой ARPU на 317 руб. (до 1315 руб.), а выручку – на 42,7% (до 14,85 млрд руб.). «Выручка растет по кривой с более крутым углом, чем число абонентов. Это залог стабильного биз­неса», – прокомментировал гене­ральный директор «Триколор ТВ» Алексей Холодов.  Согласно обновленным данным iKS-Сonsulting, по итогам 2015 г. «Триколор ТВ» с 22%-ной долей рынка по доходам обошел своего ближайшего конкурента на рынке платного ТВ – «Рос­телеком» (20% рынка в денежном выражении) и превосходит его по доле в абонентской базе – 30% «Триколора» против 21% «Ростеле­кома» (далее следуют МТС, «Орион-Экспресс» и «ЭР-Теле­ком», разобравшие примерно по 7% зрителей).

Рекламу на каналы вернуть, пиратов закрыть, расчеты в рублях по курсу, онлайн платит операторам связи – эти нехитрые, очевидные и трудно выполнимые в нынешней ситуации требования индустрии платного ТВ вряд ли приведут к гармонизации в отрасли, которую ее общественным лидерам и регуляторам не удалось осуществить за десятилетие. Вектор развития ТВ в 2016 г., который называют для индустрии переломным, определит баланс экономических и технологических вызовов, внутренних сил и внешней конкуренции.

Наталия КИЙ

О противоречивой судьбе цифрового эфирного ТВ читайте в статье «Гудбай, ТВ!»  на с. 60.

 

З а к л я т ы е   д р у з ь я

Чем могут быть полезны операторам платного телевидения онлайн-кинотеатры, к слову, уже обогнавшие их по темпам роста абонентской базы?

Рост кабельного телевидения, в том числе цифрового, в крупных городах остановился, о чем свидетельствуют большинство аналитических компаний. Поэтому перед операторами встает необходимость выхода на новые рынки и предоставления абонентам дополнительных услуг. Понятно, что реализация этой стратегии требует серьезных капитальных затрат. Сегодня такие затраты могут себе позволить разве что операторы, входящие в Топ-5. В версии iKS-Con­sulting это «Три­ко­лор ТВ», «Ростелеком», «Орион-Экс­пресс», МТС и «Эр-Телеком».

Что делать тем, кто пока уступает им по масштабам бизнеса, но не планирует в ближайшее время уходить с рынка? Во-первых, советует Денис Кусков (TelecomDaily), можно подумать о передаче технической части на аутсорсинг. От себя добавим, что услуги, к примеру, по доставке видеоконтента предлагают провайдеры CDN, такие как «Мега­Фон» или NGENIX. Во-вторых, поработать над повышением лояльности абонентов и наращиванием объемов их телесмотрения. В-третьих, предлагает Дарья Феоктис­то­ва (iKS-Con­sulting), внедрять сервисы просмотра видеоконтента на нескольких уст­ройствах – mul­ti­screen. Еще один источник дополнительных доходов отмечает Дмит­рий Колесов  (J`son & Partners Con­sul­ting) – вступить в кооперацию с онлайн-кинотеатрами.

Эти игроки, которых операторы платного телевидения недолюбливают из-за того, что они создают дополнительную нагрузку на их инфраструктуру, даже в условиях кризиса чувствуют себя неплохо. К примеру, у онлайн-кинотеатра MЕGOGO, по словам его гендиректора Виктора Чеканова, трафик в расчете на пользователя за год вырос в три раза. Другой крупный онлайн-кинотеатр, ivi, за шесть лет работы набравший 30 млн пользователей, как отметила Ольга Филипук, заместитель гендиректора ivi по контентной стратегии, сегодня не только в состоянии выполнять свои обязательства перед правообладателями по монетизации контента, но и продолжает наращивать объемы потребления пользователей за счет внедрения рекомендательных алгоритмов собственной разработки.

Кстати, о высоком потенциале сегмента онлайн-кинотеатров свидетельствует тот факт, что его измерением начала заниматься международная исследовательская группа TNS. По словам В. Чеканова, она «почти научилась считать OTT-рынок», осталось только решить задачу идентификации пересечения аудиторий. Так, ежедневную аудиторию OTT-сервисов в 2015 г. в России TNS оценила в 3 млн человек.

Надо сказать, что в стремлении сделать сервис более персонализированным онлайн-кинотеатры поддерживают производители оборудования. К примеру, на выставке CSTB компания Verimatrix продемонстрировала свое решение автоматизации и персонализации, помогающее операторам в режиме онлайн собирать с ТВ-приставок данные о предпочтениях зрителей, агрегировать эту информацию, а затем передавать в аналитические и рекомендательные сервисы для использования при формировании персонализированных предложений.

В результате исследования потребителей сервиса VoD, проведенного в Москве и в Краснодаре глобальной компанией 20th Century Fox Home Entertainment, были выявлены основные сценарии, в рамках которых люди обращаются к онлайн-кинотеатрам. Это может быть случайный заход на портал сервиса, осознанное желание членов семьи посмотреть какой-либо фильм самим или с друзьями или же задача развлечь детей. При этом оказалось, что модель платного просмотра имеет для пользователей определенные преимущества. Она позволяет им удовлетворить собственное любопытство, найти фильм или сериал, отсутствующий на пиратских ресурсах и, что важно для операторов, располагает к спонтанным покупкам. Так что чем больше возможностей попробовать разные платные сервисы заложено в интерфейс онлайн-кинотеатра, тем больше вероятность, что ими воспользуются.

Примеры взаимовыгодного сотрудничества между операторами кабельного телевидения и онлайн-кинотеатрами, благодаря которому первые получают доступ к контенту, а вторые участвуют в разделении доходов, в России уже существуют. Так, «Липецкие кабельные сети» (ГК «Телемир») предлагают своим абонентам за 150 руб. в месяц подключить в личном кабинете услугу TVzavr+ и получить на этот период возможность неограниченного просмотра фильмов и сериалов без рекламы. При этом оператор гарантирует, что будет транслировать их на максимальной скорости. А компания «Таттелеком» включила в свой интерактивный пакет «Летай ТВ» доступ не только к видеотеке TVzavr, но и к ivi, а также другие дополнительные сервисы.

«Если сотрудничество будет ин­тенсивным, – прогнозирует Д. Ко­лесов, – то к 2020 г. сегмент дополнительных услуг может вырасти с 3–5% до 25% в совокупном объеме рынка платного телевидения». Словом, выражаясь языком героя  фильма Леонида Гайдая, «кто нам мешает, тот нам поможет».

Александра КРЫЛОВА

 

К о с м и ч е с к а я   д и в е р с и ф и к а ц и я   и   с п е ц и а л и з а ц и я

Стремление распределить яйца по нескольким корзинам вполне понятно, но в кризис диверсификация полезна не всем.

Игроки рынка спутниковой связи, без которых не будет в стране ни телевидения, ни изрядной части интернета, поневоле должны играть вдолгую, невзирая на кризисы. Положение обязывает: длительность жизни современного телекоммуникационного спутника от начала его проектирования до вывода из эксплуатации может достигать 30 лет. Но это, конечно, не означает негибкости бизнеса спутниковой связи. Гибкость, которую на выставке CSTB старались продемонстрировать все игроки этой отрасли, подстегивается не только возросшими требованиями к техническим характеристикам телевизионного вещания и ШПД, но и снизившейся платежеспособностью всех участников цепочки генерации, трансляции, обработки и потребления контента.

Компания «Газпром космические системы» продолжает курс на продажу спутниковой емкости и каналов связи (через ее спутники транслируется 250 ТВ-каналов и девять пакетов первого и второго мультиплексов). Сейчас все четыре ее спутника «Ямал» работают в традиционных С- и Ku-диапазонах, и общая пропускная способность системы составляет 24,2 Гбит/с. На 2018 г. запланирован запуск нового спутника «Ямал-601», который позволит компании открыть для себя Ка-диапазон и расширить за счет него суммарную полосу пропускания на 30 Гбит/с. 80% емкости в Ка-диапазоне планируется продавать в виде выделенных каналов виртуальным операторам (пока неназванным), которые, в свою очередь, будут предоставлять услуги спутникового ШПД конечным пользователям. Мощностей должно хватить на 600 тыс. коллективных и индивидуальных абонентов.

Самый крупный российский спутниковый оператор ФГУП «Космическая связь» уже работает в Ка-диапазоне и предоставляет услуги ШПД силами своих спутников «Экспресс-АМ5» и «Экспресс-АМ6», к которым буквально только что добавился «Экспресс-АМУ1» с 18 Ка-транспондерами. Но последний является и вещательным спутником (52 транспондера Ku-диапазона). Вместе со спутниками «Экспресс-АТ1» и «АТ2» он будет вести вещание на сети кабельного ТВ. Кроме того, эта троица может обеспечить прямое спутниковое вещание (DTH) на 98% территории страны. Но ГПКС не собирается заходить на поляну В2С DTH-операторов, а планирует по-прежнему работать на рынке В2В, предоставлять услуги телеканалам и медиагруппам, которые доводят контент до абонента. ГПКС намеревается зарабатывать и на комплексных сервисах формирования транспортных потоков телеканалов и их передачи в сети кабельных операторов. Заявлено даже о готовности для сокращения затрат последних предоставлять им отдельные услуги. Антикризисная стратегия ГПКС включает также расширение клиентской базы за счет тех географических зон, где нет российских экономических проблем, и поэтому оператор активно берется за проекты в Африке, Индии и других странах.

Известный DTH-опе­ратор «Ори­он Экс­пресс» уже не первый год предпринимает попытки диверсификации своего бизнеса. В 2014 г. компания, прочно работающая на рынке В2С, предложила услуги VSAT-доступа корпоративным заказчикам. Но проект «не взлетел», конкуренция оказалась слишком высока. Теперь «Орион Экспресс» заявляет об отходе от модели работы спутникового оператора, предоставляющего традиционные услуги телеканалам, и о готовности к работе в качестве интегратора сервисов, охватывающих весь производственный цикл подготовки контента и спутниковой доставки сигнала в регион вещания, в том числе услуги обеспечения соблюдения законодательства РФ (законы о СМИ, о рекламе, о защите детей от неподобающей информации и т.п.). Компания полагает, что такая схема работы только с одним подрядчиком выгодна телеканалам, которые благодаря ей могут сократить затраты и сроки реализации своих проектов. По заявлению «Орион Экспресс», доля таких услуг для В2В-заказчиков уже сейчас составляет около 20% доходов компании и продолжает расти.

Однако Юлия Шахманова, гендиректор компании «Спутниковое телевидение», такое сотрудничество с DTH-оператором не считает полезным для телеканалов, поскольку задачи у них разные. Оператора в первую очередь интересуют его абоненты, которым он предоставляет пакет каналов. Чем больше каналов в этом пакете, тем проще его продать. Правда, выгодное оператору увеличение количества каналов на одном транспондере неизбежно приводит к деградации качества сигнала, а телеканал с плохой картинкой зрителям не нужен. Поэтому необходим независимый игрок – оператор DTO (Direct-to-Operate), который сможет гарантировать телеканалу необходимый ему формат изображения и заданный битрейт, что позволит довести до абонента качественное изображение, даже если у его кабельного оператора установлено не самое современное оборудование. Кроме того, телеканалам предлагается для сокращения затрат отдать на аутсорсинг все технологические функции подготовки сигнала и обеспечения круглосуточного эфира (постоянная дежурная смена из редактора и режиссера обходится недешево), оставив себе все креативные задачи, которые и определяют лицо любого телеканала и, соответственно, зрительский интерес к нему.

В общем, в условиях кризиса маленькие игроки должны заниматься своим основным делом, оставив диверсификацию крупняку.

Евгения ВОЛЫНКИНА 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: