Rambler's Top100
Статьи ИКС № 05-06 2016
14 июня 2016

Михаил ЯКУШЕВ. Интернет вместо космоса

«Бывают странные сближенья» – по ним читается время и строится жизнь. В профессиональной судьбе Михаила ЯКУШЕВА, вице-президента ICANN по региону Восточной Европы и Центральной Азии, сблизились и оттолкнулись друг от друга эпохи, формации, приоритеты и образ жизни людей. 

Михаил ЯКУШЕВ

– Все, что было у меня в детстве, вплоть до студенчества, было связано с космосом и космонавтикой. Это то, что меня интересовало и чем я занимался.

Почему космос?

Мой дед, Михаил Илларионович Якушев, родился под Могилевом, позднее жил в Боровске Калужской губернии и учился в школе, где физику и математику преподавал сам Константин Циолковский. Дед служил в Красной Армии, потом учился в Институте связи и участвовал в создании экономического факультета нынешнего МТУСИ. Несколько лет возглавлял Главное почтовое управление Минсвязи СССР. Мой отец после окончания того же Института связи всю жизнь проработал в НИИ автоматики, занимался системами связи, в том числе спутниковыми. Так что я связист в третьем поколении – хотя никак не думал, что это произойдет.

Моя мама родом из Киева, по специальности врач-гинеколог, участвовала в подготовке к космическому полету Валентины Терешковой.

Я был первым в семье, кто родился в Москве, и до сих пор живу в районе моего детства у Красных Ворот. С первого класса меня интересовали книжки по астрономии и космонавтике. Книги сыграли роль в моем становлении не меньшую, чем семья. И очень повезло, что находились люди, способные объяснить, как и чем реальность отличается от книжной иллюзии.

Тогда мечталось о космосе

Школьником я много лет занимался в Клубе космонавтики во Дворце пионеров на Ленинских горах, на тренажере управлял истребителем. Но в десятом классе окончательно понял, что из меня не получится выдающегося инженера или конструктора (хотя школу окончил с золотой медалью). Как раз в то время мне попалась на глаза книга «Космическое право», я ее с удовольствием прочитал и сделал вывод, что можно заниматься космонавтикой помимо технических вопросов. Так я поступил в МГИМО, на международно-правовой факультет, и стал серьезно заниматься космическим правом.

В МГИМО не только интересно учили, но и заставляли учиться, заставляли тянуть и тянуться. Завкафедрой философии В.М. Володин, многие выдающиеся советские юристы-международники серьезно влияли на мировоззрение студентов. МГИМО, как я убедился, формирует широкий кругозор, позволяет видеть мир в самых разных и ярких красках. Надеюсь, так происходит и сейчас.

Особо активным в общественным плане студентом я не был, но меня всегда и всюду избирали председателем контрольно-ревизионных комиссий: понимали, что я и сам чужого не возьму, и другим не дам украсть. На военных сборах, когда все в шесть утра бежали на зарядку, я шел на кухню проверять, как и сколько закладывают мяса в котел с кашей. Чтобы все было честно. Так получилось, что на фоне перестройки и гласности я стал первым в Советском Союзе студентом – членом Ученого совета института. Получил в МГИМО диплом с отличием, писал дипломную работу у известного юриста Ю.М. Колосова. Готовился к аспирантуре в Институте государства и права АН СССР, надеялся применять свои теоретические знания в практических вопросах, связанных с космонавтикой. Космический юрист – редкая профессия. Нас таких в Союзе было человек десять-пятнадцать.

А распределение я получил в МИД и вместо науки три года проработал в советском посольстве в Аргентине, секретарем-референтом и шефом протокола. Именно мне довелось, высунувшись из своего кабинета, снимать с флагштока советский флаг и менять его на российский триколор, который сшили жены наших сотрудников.

Когда срок моей «отработки» по распределению закончился, я вернулся в совсем другую страну, уволился из МИДа и стал работать по специальности обычным юристом в разных организациях Москвы и Петербурга. Друзья пригласили на работу в качестве юриста-международника в авиакомпанию, занимавшуюся грузовыми перевозками на Ближнем Востоке и в странах СНГ с базой в ОАЭ.

«Люблю путешествовать»

Почему интернет?

Что такое надежная связь в авиации, объяснять не надо, без нее безопасных авиаперевозок быть не может. В начале 90-х выяснилось, что появилась какая-то новая система связи, которая к тому же в Эмиратах не была разрешена – называли ее там «ве-ве-ве» (www).

С тех пор уже двадцать лет я занимаюсь интернетом. Был первым в нашей стране, кто начал писать о правовых вопросах Сети на русском языке. Написал две книги, публиковал много научных статей, вел рубрику по интернет-праву в вашем журнале.

Вернувшись в Москву, был приглашен на должность директора по правовым вопросам известной тогда компании-оператора Global One (сейчас – Orange Business Services), работа в которой сильно повлияла на то, как мне видятся современный мир и роль телекоммуникаций в нем. Это была крепкая компания с замечательным коллективом. Мы до сих пор встречаемся. На недавний ежегодный сбор, спустя немало лет после расставания, пришли больше ста человек. «Выпускники» Global One работают по всей отрасли, от крупных операторов до мелких интеграторов. И если возникают сложности во взаимодействии с какой-либо компанией, то первый вопрос: а кто из наших там работает? Мы помогаем друг другу, иногда в шутку называя нынешних работодателей «компания Global 2».

Еще один яркий для меня период – работа в российском офисе «Майкрософт», в качестве представителя по связям с госорганами. Видимо, я неплохо налаживал эти связи, поскольку вскоре был приглашен в Минсвязи на должность статс-секретаря – замминистра (к сожалению, в день моего ожидавшегося назначения правительство М. Касьянова ушло в отставку). Тем не менее в Минсвязи я остался и несколько лет проработал руководителем департамента правового обеспечения.

Блиц.       В  о т с у т с т в и е   и н т е р н е т а   и
                  к о с м о с а

– Как видите себя в старости?

– Пока не могу разглядеть... Но поскольку вне Москвы я всегда жил в приморских городах, то хотел бы, чтобы в окошко проникал шум прибоя.

– Какие виды искусства любите?

– Музыку – традиционную и застывшую – архитектуру. Здесь я, скорее, консерватор, более предпочитаю классику, чем то, что подчас ошибочно называют современной музыкой. То же в архитектуре: не люблю визуального мусора.

– Как отдыхаете?

– Меняю обстановку, стараюсь путешествовать. Посетил за свою жизнь почти 90 стран. Теперь хочется поездить по нашим местам – Россия, Украина, Белоруссия, откуда корни нашей семьи.

– Чего не прощаете людям?

– Раньше бы сказал, что обмана и предательства. Сегодня готов допустить, что понимать и прощать нужно всё. 

Мне везло с руководителями. Бывают лидеры формальные: вот назначили человека, а он ничем особым не отличается – и знает не больше тебя, и умеет не больше. Те, кого я помню и выделяю для себя как людей, у которых учился, были и есть лидеры в первую очередь неформальные, которые передают знания и навыки, умеют тактично указать на недостатки. Скажем, Виктор Ратников (ныне глава «Энфорты»), будучи президентом Global One, настойчиво прививал всем правила работы в большом коллективе – части международной корпорации, за что ему все бесконечно благодарны. А сколько полезных деловых качеств можно было перенять у Ольги Дергуновой (недавней главы Росимущества), которая в свое время возглавляла «Майкрософт» в России и СНГ! И, конечно, Леонид Рейман. Не только министр-профессионал, но и министр-политик, приучавший ставить максимальные задачи и добиваться их реализации.

В качестве «общественной работы» я несколько лет возглавлял Совет Координационного центра национального домена интернета .RU, участвовал в проекте запуска российской кириллической доменной зоны .РФ. Так в моей жизни возникла корпорация ICANN, занимающаяся администрированием глобальной инфраструктуры Сети, где я работаю с 2014 г. Очень рад, что среди восьми региональных вице-президентов ICANN представляю регион, включающий Россию, страну с самыми квалифицированными специалистами и многочисленными сетевыми ресурсами.

ICANN – абсолютный интернационал, где моими коллегами являются граждане Мексики, Уругвая, Сингапура, Китая и множества других стран. В мае 2016 г. президентом корпорации стал швед, до недавнего времени был египтянин.

«Обычные» компании чаще занимаются продажами, например услуг связи. А мы не продаем – мы создаем атмосферу доверия. Доверия к той системе управления интернетом, которая складывалась десятилетиями и доказала свою надежность и эффективность. Мир развивается по интересному и неожиданному маршруту, проложенному интернет-технологиями. Скажем, процесс uber'изации, который начался с такси, распространяется на медицинские и прочие услуги и с неизбежностью затронет правоохранительные и политические функции на основе саморегулирования общества.

Думаю, это логичная линия развития моей карьеры в предлагаемых жизнью обстоятельствах и с принятым когда-то решением жить здесь, не уезжать, приносить пользу родине.

Были бы в стране другие обстоятельства, была бы в стране космонавтика на уровне Советского Союза, – был бы я космическим юристом, писал бы научные работы. Но космонавтика у нас, скажем вежливо, менее интенсивно развивается по сравнению с интернетом. Поэтому занимаюсь интернетом.

Записала Наталия КИЙ

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: