Rambler's Top100
 
Статьи
Антон САЛОВ  16 марта 2022

Облачные итоги – 2021. Российские игроки

Облачные провайдеры, заработав «первый облачный миллиард», выбирают стратегии дальнейшего развития, позиционирование и бизнес-модели и перестраивают свою оргструктуру. 

Банки в облаках

Банки заинтересовались облаками еще в первой половине прошлого десятилетия. Именно тогда появились «Деловая среда» Сбера и ряд банковских маркетплейсов с SaaS-услугами, которые продвигали такие агрегаторы, как Active Cloud. К сожалению, рыночная конъюнктура того времени не способствовала развитию нефинансовых услуг в банковских каналах – понятие «экосистема» еще не завоевало умы игроков рынка. «Облачный ренессанс» начался в конце десятилетия.

Со второй попытки на пьедестал облачной гонки вышел SberCloud, сменив на этом пути менеджмент и технологическую стратегию. Стратегическое партнерство с Huawei дало компании PaaS в момент роста спроса на платформенные услуги, а выстраивание вокруг банка технологической экосистемы – относительно лояльных клиентов для набора рыночной доли. Согласно отчету Сбера за III квартал 2021 г., выручка SberCloud за 9 месяцев достигла 6,1 млрд руб. (рост на 250% по сравнению с аналогичным показателем прошлого года). Думаю, за год выручка составит около 8,8 млрд. Этот успех был бы невозможен, если бы в Сбере не наладили эффективную лидогенерацию по клиентской базе. Клиентских менеджеров банка обязали предлагать бизнес-клиентам услуги экосистемы, и это сработало. Конечно, нельзя ожидать, что продавец кредитов и депозитов расскажет про систему виртуализации и IOPS, но он может отправить клиенту предложение на одной страничке и потом передать его в SberCloud. В топе отклика – Работа.ру, SberCloud и BI.ZONE. Расширение спектра услуг, M&A-изыскания, выход за рубеж (в Германию, как и Yandex.Cloud) – лишь малая толика тех изменений, которые произошли за год. 

Я уверен, что и в 2022 г. у SberCloud все сложится. Однако расти с низкой базы не настолько сложно, как удержать темпы роста и оправдать ожидания акционера. Вопрос в том, что будет дальше? Вероятно, рано или поздно придется отказываться от виртуализации VMware. Партнерство с Huawei тоже имеет свой срок, и если в части публичного облака партнеры шагают в ногу, то частное облако для особо взыскательных клиентов у Huawei свое. 

В принципе уже сейчас надо задумываться, по какому пути идти – «Яндекса» или VKCS. Инвестиции в переписывание платформы ставят под угрозу финансовую эффективность бизнеса. Рынок у нас не настолько большой, чтобы обеспечить прибыльность при масштабных инвестициях в R&D, даже если стать бенифициаром ГЕОПа. Штат у SberCloud большой, как и положено лидирующим игрокам, – порядка пяти сотен человек. С другой стороны, вопрос о собственной платформе может быть отложен, ведь стратегическое партнерство с Huawei может дать компании конкурентное преимущество. Поставки оборудования в Россию ограничены валютной волатильностью и страновыми санкциями, но ряду крупных провайдеров запаса серверов хватит несколько месяцев, возможно, на полгода. А если санкции продолжатся и продлятся ограничения на поставку серверов в РФ со стороны западных вендоров, то SberCloud с Huawei сможет пойти по другой модели, когда фактически и платформа, и оборудование будут принадлежать Huawei, а отечественному провайдеру – только ЦОД, в котором размещается оборудование, и операционная поддержка облака. Стратегическое партнерство с Huawei в части стека оборудования и облачной платформы позволит провайдеру нивелировать риски и как минимум удержать рыночные позиции. Но предсказать что-либо конкретное сейчас сложно. 

Пока все крупные игроки, включая SberCloud, активно переводят российский бизнес, решивший остаться в России, на свои платформы. Приостановка новых продаж AWS и Azure при взлетевших из-за курсовой разницы ценах для старых клиентов – прекрасный подарок крупным игрокам российского облачного рынка, у которых еще есть запас оборудования.

«Яндекс» и MCS: кто тут гиперскейлеры?

А вот для Mail.ru Cloud Solutions минувший год прошел под знаком разнонаправленных перемен. С одной стороны, запуск европейской локации на базе нидерландского ЦОДа, активный маркетинг, а с другой – ребрендинг, смена владельца холдинга, значительной части команды и уход лидера. Для b2c-направления переименование Mail.ru в VK, вероятно, имеет смысл, но в сегменте b2b ассоциирование бренда с соцсетью «для школьников», пусть и суперуспешной, однозначно не в плюс. Дело даже не в названии, хотя оно важно для восприятия рынком. И даже не в смене руководства холдинга, что, скорее, тоже плюс. Дело в том, что стратегия и позиционирование провайдера остаются неопределенными. А после того, как заработан первый облачный миллиард, это крайне важно. Например, Yandex.Cloud – типичный гиперскейлер, бизнес-модель такая же, как у AWS. А позиция VKCS непонятна. С одной стороны – гиперскейлер на OpenStack, лучший друг разработчиков, готовый поддерживать коммьюнити, евангелизировать рынок высоких веб-нагрузок, а с другой стороны, в связке с «VK Цифровые технологии», – вылитый интегратор, берущийся за все, где забрезжила «цифра» – от «Гособлака» до ЖКХ в многоквартирных домах. 

Такой путь возможен: попробовать всё и оставить то, что получается лучше и где маржа больше. Причем уже сейчас понятно, что в отраслевых сценариях компания разобралась лучше конкурентов и даже конвертирует проектный опыт в готовые продукты там, где «Яндекс» обходится работой с партнерами. Но не очевидно, что такая стратегия масштабируема и позволит сохранить рыночные позиции. Тем более, что запас оборудования у VK в целом не безграничен, а когда Intel разрешит поставлять серверы в Россию, непонятно. Если серверы закончатся или сделаются дефицитом и нужно будет выбирать, для чего использовать оборудование: для кормящего b2c-направления или для b2b, то выбор, по всей вероятности, будет не в пользу VKCS.

«Яндекс» в этом плане более последователен, но при этом не устает преподносить рынку сюрпризы. Во-первых, своей открытостью. На рынке, где лидеры для рейтингов из года в год занимались реклассификацией выручки из лицензий на ПО в облака, из ЦОДов и colocation – в эластичные услуги, из минут – в SaaS, один из новых игроков раскрывает итоги 2020 г., включая структуру выручки по ключевым продуктовым направлениям, а потом так же объявляет итоги первого полугодия 2021-го. Во-вторых, продуктовые релизы и клиентские проекты. Среди клиентов Yandex.Cloud есть и банки, и РОИВы – категории, которые считаются самыми консервативными и не верящими в облака. 

Из интересных итогов первого полугодия 2021 г.: выручка (без НДС) составила 1,1 млрд руб. (рост – 205%) – это больше, чем за весь 2020 г., и по итогам года в целом может достичь и 3 млрд руб. В IV квартале 2021 г. оборот облачного направления год к году увеличился на 174%. Практически удвоился средний чек. Цикл закрытия сделки/продажи сократился за счет роста доверия бренду – это наглядный пример важности выбора бренда и стратегии. Структура выручки по сравнению с 2020 г. существенно не изменилась – почти 60% приходится на классический IaaS (compute/storage/network). Доля услуг PaaS в общем обороте выросла с 37% в IV квартале 2020 г. до 42% в IV квартале 2021 г., но это не меняет картину в целом. То есть, несмотря на все разговоры о взрывном росте PaaS на российском рынке, большого взрыва не наблюдается, даже у такого профильного игрока.

Работа с партнерами и маркетплейс ориентированы на перспективу, хотя крупные интеграторы, которые не состоялись в собственном провайдинге, играют важную роль в проектах для знаковых клиентов. Единственное, что не раскрывается, – численность команды, в частности разработчиков. Но в целом Yandex.Cloud держит высокую планку открытости, а значит, и доверия к результатам работы больше и у рынка, и у клиентов. 

Операторские облака

«Вымпелком» в конце 2021 г. завершил сделку по покупке облачного подразделения IBS DataFort, с которым его связывало тесное сотрудничество. Технологическое партнерство переросло в общий бизнес. Сделка логичная, продиктована теми же соображениями, что и покупка «Ростелекомом» DataLine. Она, вероятно, упрочит позиции оператора на рынке облаков для бизнеса. Запуска весной 2018 г. собственного сервиса BeeCloud, о котором я упоминал в «Облачных итогах – 2018» , явно недостаточно для того, чтобы конкурировать на равных с другими операторами, активно использующими инструментарий M&A для неорганического роста. Обогнать «Мегафон» в 2022 г. по консолидированной облачной выручке, возможно, получится, но до таких лидеров в облаках, как «Ростелеком» и МТС, еще далеко.

Кстати, «Мегафон» в рамках обновленной стратегии в 2021 г. пересмотрел систему ключевых показателей эффективности для сотрудников и начал отказываться от непрофильных (нетелекомовских) продуктов, за исключением ряда «перспективных направлений». В первую очередь речь идет о проектах дочернего «Мегалабса». Так, облачное хранилище «Мегадиск» будет закрыто в 2022 г., не дотянув немного до своего первого круглого юбилея. Ирония заключается в том, что «Мегадиск» пережил первый секвестр «Мегалабса» в 2014 г., а в 2020 г. был проведен редизайн + смена бизнес-модели. Сервис переехал с AWS в собственное облако, его открыли для неклиентов «Мегафона», сделали привязку к тарифам, как и обсуждалось в 2014 г. Попытались превратить в полноценное b2b S3-облако, при этом совмещая модель чистой коммерции с «якорением» для своих абонентов. На стабильность облака подключение b2b с иным профилем потребления повлияло отрицательно, как и нововведения в бизнес-модели для b2c, что логично, и актив решили закрыть как непрофильный. А команду «Мегалабса» передают в АО «Квантера» – СП «Мегафона» и фонда Quantum А. Один из возможных сценариев – консолидация цифровых активов, в том числе облачных сервисов ИБ и IoT, на базе новой компании. Это станет очередной проверкой гипотезы, что цифровые активы в телекоме лучше развивать отдельно от операторского бизнеса – тогда и гибкости, и динамики больше будет. Так уже сделали «Ростелеком» и МТС, возможно, и «Мегафон» пойдет по этому пути.

«Ростелеком» еще в конце 2021 г. анонсировал изменения в топ-менеджменте. С февраля 2022 г. генеральным директором «Ростелеком-ЦОД» вместо Павла Каплунова, который занимал этот пост с 2015 г. и под руководством которого был собран облачный актив, привлекший инвестиции ВТБ, стал Сергей Бочкарев, бывший до того заместителем гендиректора НСПК.

«Ростелеком-ЦОД» занимает лидирующие позиции и по доходам, и по установленной мощности, и по количеству стоек. ВТБ в конце 2020 г. стал совладельцем 44,8% долей ООО «Центр хранения данных» (бренд «РТК-ЦОД»), инвестировав в капитал компании 35 млрд руб. Стороны заявляли о планах провести IPO облачного актива в течение трех лет. К концу 2021 г. был полностью реализован земельный потенциал, полученный вместе с приобретением DataLine, поэтому для продолжения развития на столичном рынке была куплена новая площадка, где сейчас компания ведет строительство ЦОДа класса Tier IV емкостью 2 тыс. стоек. Компания рассчитывает наращивать мощности в столице примерно на 1,5 тыс. стоек в год, а в регионах 700–800 стоек в год. В ноябре 2021 г. провайдер объявил о планах развития первой в России федеральной сети ЦОДов, в рамках которой планируется увеличить число стойко-мест до 22,4 тыс. Учитывая, что доля ВТБ в «РТК-ЦОД» меньше 50%, то прямых санкций удастся избежать. Однако с планами на IPO, по крайней мере на зарубежных биржах, следует попрощаться.


МТС в мае 2021 г. объявила, что планирует вывести ряд инфраструктурных активов, в том числе и облачный бизнес #CloudMTS, в отдельную компанию. MTS Web Services, или MWS, по аналогии с Amazon Web Services, действительно была создана и начался процесс миграции. Концентрация облачной экспертизы (внутреннего частного облака оператора и облака для клиентов) в одной структуре – логичный шаг, который позволит исключить дублирование ряда функций и оптимизировать управление. Изменение затронуло и оргструктуру – у руля новой компании встал Игорь Егоров, опытный управленец. Это вообще тренд: в российских зрелых облачных провайдерах, созданных при крупных финансовых, телеком- или цифровых холдингах, ставят во главе «своих», а не «облачников». Yandex.Cloud, Sbercloud, MWS тому подтверждение. Генеральный директор дочерней компании должен говорить с акционерами на одном языке, а не на облачном.

Помимо структурных и кадровых изменений, МТС отличилась продуктовым нововведением: в июне #CloudMTS первым и пока единственным среди операторских облачных провайдеров запустил суперкомпьютер MTS GROM. До него коммерческий суперкомпьютер был только у Сбера. GROM дает возможность провайдеру конкурировать с другими гиперскейлерами, в том числе с «Яндексом», который в том же году позднее ввел в эксплуатацию суперкомпьютеры «Червоненкис» и «Галушкин» в дополнение к запущенному в 2020 г. «Ляпунову». Об этом же думают и другие провайдеры, но не все попадают в глобальный список суперкомпьютеров Top500. А у нас там уже три провайдера!

Еще один стратегический шаг, который вероятен сегодня в операторских облаках, – возврат к модели партнерства с гиперскейлерами. Но теперь не с западными, а с азиатскими – AliСloud или Tencent. Это поможет решить вопрос дефицита серверных мощностей и получить PaaS, столь необходимый для экстенсивного роста.

Антон Салов, независимый эксперт, RCCPA
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!