Rambler's Top100
 
 
Статьи
27 марта 2009

О будущем телекоммуникационной отрасли. Интервью с Леонидом Рейманом, ч.2

О развитии информационного общества и будущем телекоммуникационной отрасли читайте в первом после ухода с должности министра интервью (часть II).

Леонид Рейман— В 2008 году вы были назначены секретарем совета по развитию информационного общества при президенте РФ. Что было сделано за это время?

— Удалось провести анализ текущего состояния, провести первое заседание совета по развитию информационного общества под председательством президента Дмитрия Медведева. До этого Владимир Путин, будучи президентом РФ, утвердил стратегию развития информационного общества, и наша задача начать реализацию этой стратегии. Был предложен и поддержан новый механизм реализации по усовершенствованию процедуры межведомственных согласований, что само по себе является крайне важным обстоятельством при принятии решений. Мы предложили создать ряд межведомственных групп, которые бы возглавлялись профильным министром и включали в себя представителей других ведомств, которые участвуют в согласовании. Было принято решение о создании десяти таких групп, хотя первоначально речь шла о восьми. Но в итоге рабочую группу по суперкомпьютерам было предложено возглавить Сергею Кириенко, а региональную группу — Юрию Лужкову.

— Одной из главных целей стратегии развития информационного общества вы называли формирование инфраструктуры поддержки деятельности российских компаний и повышение их конкурентоспособности. Как, на ваш взгляд, реализуется эта идея?

— Есть определенные успехи, есть и то, что реализовать не удалось. К последним обстоятельствам относится вопрос налоговой поддержки компаний, несмотря на то что у этой идеи есть целый ряд сторонников. Мы предлагаем ввести налоговый спецрежим для IT-компаний, учитывая специфику их работы. Я имею в виду долю затрат на фонд заработной платы в структуре себестоимости. Но пока что этого сделать не удалось. С другой стороны, ряд компаний были включены в список стратегических, что позволяет им рассчитывать на поддержку государства. Но опять же, справедливости ради стоит признать, что этот механизм может оказаться не очень действенным, так как экономика компаний по-прежнему остается не до конца прозрачной. В этой ситуации претендовать на получение банковских кредитов будет достаточно сложно. Именно поэтому мы и предлагали ввести специальный налоговый режим для таких компаний, так как это может стимулировать их отказаться от налоговой оптимизации и перейти на прозрачные методы работы.

— Все упирается в позицию Минфина?

— Да, абсолютно верно. Минфин высказывает опасения, что введение налоговых спецрежимов приведет к тому, что бюджет недополучит доходов от деятельности IT-компаний. Я со своей стороны считаю, что этот аргумент не очень обоснованный, о чем неоднократно говорил вице-премьеру, министру финансов Алексею Кудрину. Потому что сегодня бюджет от деятельности таких компаний не получает фактически ничего опять же из-за схем оптимизации. Более того, наши исследования показывают, что в случае введения налоговых спецрежимов у бюджета не то что не будет выпадающих доходов, а, наоборот, он получит больше, чем сейчас. Вопрос не закрыт, Алексей Леонидович (Кудрин.— "Ъ") попросил представить ему дополнительные аргументы, надеюсь, Минкомсвязи это сделает.

— Существующий объем российского экспорта информтехнологий в $2 млрд вы называли явно недостаточным. Каков, по-вашему, справедливый уровень?

— Когда мы разрабатывали программу поддержки экспорта в 2006 году, то рассчитывали, что к 2012 году Россия может достичь объемов экспорта около $10 млрд. В этом плане сегодняшняя ситуация с валютным курсом российским компаниям окажется только на руку. Ведь экспортная выручка все равно будет фиксироваться в иностранной валюте, а себестоимость услуг по-прежнему — в рублях. Так что даже с учетом кризиса объем экспорта IT-услуг в $10 млрд цель вполне достижимая.

— Как вы оцениваете реализацию программы развития технопарков?

— Программа реализуется, скажем так, неравномерно. Дело в том, что есть регионы, которые ею занимаются весьма активно, в частности, Тюмень, Нижний Новгород. Есть регионы, где такие программы зависли, а кому-то необходима поддержка федерального центра, в частности, Санкт-Петербургу. Минкомсвязи должно больше приложить усилий для решения этих проблем.

— Решением президента РФ Россвязькомнадзор преобразован в Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Реорганизованное ведомство фактически получило контроль над IT-отраслью. Насколько, по-вашему, это оправдано?

— Все секторы телекоммуникационной отрасли контролировались Россвязькомнадзором, за исключением IT. Мне кажется: это правильное и своевременное решение передать контроль над IT новой структуре. Это позволит отрасли развиваться более сбалансированно, возможно, позволит минимизировать недобросовестную конкуренцию на этом рынке.

— После вашего назначения советником президента вы говорили, что Hi-Tech-индустрия может стать катализатором всего экономического развития страны. Насколько быстро такая стратегия позволит перейти к инновационному развитию экономики?

— Hi-Tech уже является таким катализатором. Тот, кто использует в своей повседневной деятельности информационные системы, получает дополнительные конкурентные преимущества. Именно поэтому все, кто претендует на экономическую эффективность, активно внедряют управленческие системы, спорить с этим невозможно. В будущем внедрение ИКТ (информационно-коммуникационных технологий.— "Ъ") будет только повышать эффективность предприятий. Причем внедрять их необходимо не только в бизнес-секторе, но и в органах госвласти. На том же заседании совета Дмитрий Медведев указал, что при переаттестации все чиновники должны проходить проверку на умение работать с компьютером и использовать как общие, так и специализированные программы.

Источник: КоммерсантЪ
 
Полный текст интервью
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!