Rambler's Top100
Статьи ИКС № 7-8 2009
Александра КРЫЛОВА  28 июля 2009

Юрий Домбровский. Рыцарь свободной конкуренции

Убедившись еще на студенческой скамье в преимуществах экономики, основанной на свободной конкуренции, наш герой и по сей день остается самым непримиримым на российском рынке сотовой связи противником нерыночных механизмов регулирования бизнеса и бюрократических барьеров.

Юрий Анатольевич Домбровский Бунт в благородном семействе

устроил внук профессора Домбровского, уважаемого в Ростове-на-Дону врача-рентгенолога, заявив в 8-м классе о своем намерении перейти в математическую школу и отказавшись стать продолжателем династии медиков, к которой принадлежали два поколения этого рода.

В своем тогдашнем желании пойти наперекор семье Юрий Анатольевич Домбровский видит не только юношеский максимализм, но и дань духу интеллектуального романтизма, витавшему в воздухе 60-х, когда профессии, связанные с физикой и математикой, были необычайно заманчивы и престижны.

Впрочем, увидев, с каким азартом и увлечением их сын и внук решает сложные нестандартные задачи, как радуется победам в олимпиадах, родные поняли, что математика – его призвание.

Как теория опровергала практику

Поступать Юра поехал в Москву, в МГУ, на один из десяти лучших математических факультетов мира того времени – мехмат. Конкурс был трудным (в тот год в связи с реформой образования из школ выпустили учеников 10-го и 11-го классов). Но Юрию удалось получить за письменный экзамен по математике «четверку», гарантировавшую зачисление.

Студенческие годы остались в его памяти как время серьезной работы и интереснейшего общения и с однокурсниками-интеллектуалами, и с мэтрами-преподавателями. Студент Домбровский учился на «отлично» по всем предметам, но специализироваться решил по прикладной математике, а точнее, по математической экономике.

С новым 1960-м годом!Математическая экономика в СССР не подвергалась такому идеологическому давлению, как политэкономия. А между тем все ее модели давали представление о процессах, происходящих в экономике реальной, и нередко вступали с ними в противоречие. «В математической экономике есть одна поразительная теорема, согласно которой наличие множества экономических субъектов, каждый из которых стремится к максимизации собственной прибыли, обеспечивает самое эффективное функционирование всей экономики в целом, – объясняет Ю. Домбровский. – Как писал Дэвид Гейл: “Все к лучшему в этом лучшем из линейных миров со свободной конкуренцией!”».

Университет он закончил с красным дипломом. Однако ни диплом, ни рекомендация авторитетного научного руководителя в аспирантуру не помогли остаться в Москве. Он вернулся в родной город, где сразу втянулся в преподавательскую и научную работу.

За 20 лет, которые Юрий Домбровский проработал в Ростовском государственном университете, он подготовил сотни студентов, защитил кандидатскую и докторскую диссертации, написал больше ста научных и научно-популярных статей и книг. В 1983 г. в составе авторского коллектива он стал лауреатом Государственной премии СССР в области науки и техники за эколого-математическую модель Азовского моря. «Мы попытались описать сценарии развития этой сложной системы в зависимости от разных воздействий на нее человека», – рассказывает Юрий Анатольевич. Модель выявила угрозу существовавшей тогда в Азовском море популяции осетровых рыб: 90% лова было браконьерским. Но выводы ученых во внимание не приняли, так что сегодня осетров в Азовском море уже нет.

Турбулентное время

Перестройка дала шанс людям самостоятельным и предприимчивым. Домбровский многое перепробовал: создавал временные научные коллективы и кооперативы, занимался оптовой торговлей.

При первой же возможности уехал за рубеж – полтора года преподавал в университете Лозанны. Там, в Швейцарии, перед ним встала дилемма: либо продолжить заниматься наукой за рубежом, либо искать новое поле деятельности в России.

«Я человек русской культуры, с многочисленными связями, корнями, здесь живут мои родители и многие друзья» – так аргументирует Ю. Домбровский свой выбор.

Три поколения ДомбровскихРостовская сотовая

Новым полем его деятельности стала сотовая связь. Для международной компании Millicom он взялся построить сеть подвижной связи стандарта DAMPS. Много времени ушло на то, чтобы убедить в необходимости этого строительства губернатора, от которого зависело получение лицензии, и преодолеть сопротивление местных связистов, отказывавших в присоединении. Решить последнюю проблему, кстати, помогло обращение в антимонопольное ведомство, ставшее началом многолетнего сотрудничества.

«Это было время успешного творческого коллективного труда, – вспоминает годы работы в компании «Ростовская сотовая связь» Юрий Анатольевич. – Мы строили сеть, учились привлекать и обслуживать абонентов. Я сам с удовольствием писал тексты рекламных объявлений».

В итоге первоначальный план – набрать 10 тыс. абонентов за четыре года – оператор DAMPS в Ростове перевыполнил в 4 раза, несмотря на высокую стоимость тогдашних трубок и острую конкуренцию с GSM-оператором, среди учредителей которого были местные связисты. Результат – директора «Ростовской сотовой» перевели в столицу руководить всеми 12 региональными компаниями холдинга.

Вскоре Millicom была приобретена шведской компанией Tele2. Ей тоже требовались и знания, и опыт Ю. Домбровского.

Ставка на рационализм

В феврале 1995 г. операторы сетей стандарта DAMPS создали Ассоциацию-800, а в 2001-м избрали Юрия Домбровского ее президентом.

Первая серьезная проблема, которая была им успешно решена совместно с МАПом, – достижение компромисса с Минсвязи и ГКРЧ, в итоге предложившими DAMPS-операторам свободные полосы частот в диапазоне 1800 МГц вместо диапазона 800 МГц, отведенного для цифрового ТВ.

В контакте с антимонопольными органами ассоциации удается остановить развитие нерыночных сценариев, например когда при вводе CPP «большая тройка» установила для региональных операторов более высокий тариф на обмен трафиком или когда Банк России решил запретить оплату услуг связи через платежные терминалы.

И сегодня главная задача Юрия Домбровского – добиваться минимизации давления на сотовых операторов со стороны регуляторов всех уровней: «Пока у нас государство, с одной стороны, всячески старается поддерживать малый бизнес, а с другой – взаимоотношения региональных операторов с администрациями и силовыми структурами на местах зачастую очень сложные».

А это значит, что свободная конкуренция на рынке сотовой связи по-прежнему нуждается в защите.

С отцомИ с т о ч н и к и    э н е р г и и

– Юрий Анатольевич, принимая важное решение, вы полагаетесь только на себя или вам важно мнение единомышленников?

– Для меня очень важны мнения и оценки людей, взаимодействие с ними. Но иногда определяющими оказываются личные критерии, как человек религиозный, сказал бы – взаимоотношения со Всевышним.

– Насколько совместимы между собой бизнес и духовность?

– Это понятия разных измерений, поэтому об их взаимодействии говорить трудно. Между ними есть конкуренция за твой ресурс – твое собственное время. И все же духовность помогает мне вести бизнес.

– Вы считаете себя счастливым человеком?

– Да, безусловно, я счастливый человек. У меня есть интересная работа, есть достижения. Я счастливый человек, потому что живы мои родители. Отцу 88 лет, матери – 83, она профессор медицины и еще преподает. Есть дети, радующие меня. Старший сын вернулся на семейную стезю, стал врачом. Младший учится на биологическом факультете, дочка – пока школьница.

– Откуда вы черпаете силы, для того чтобы справляться с нагрузками?


– Физическая активность, спорт – совершенно необходимая компонента моей жизни. Бегаю по утрам, люблю плавать. Есть и духовные источники: с юношеских лет продолжается мой роман с московскими театрами.

– А в каких точках земного шара вы чувствуете себя наиболее комфортно?

– Я очень люблю Соединенные Штаты: и небоскребы Нью-Йорка, и необъятную одноэтажную Америку. До боли люблю древний Иерусалим. Своей историей, культурой дорога мне и Европа. Словом, мне везде интересно, где высок дух прошлого и настоящего. Особенно люблю путешествовать с семьей. Мой старший сын очень интересуется историей, археологией и перед каждой нашей поездкой глубоко прорабатывает предмет, а потом помогает нам погрузиться в исторический и художественный контекст.

– Какого рода литература вас увлекает?

– Я до сих пор помню, какое неизгладимое впечатление на меня, тогда еще мальчика, произвели стихи Андрея Вознесенского. Потом был «Серебряный век». Особенно близки мне Мандельштам и Бродский. В советское время поэзия давала мне силы противостоять унылой реальности. Например, тогда приходилось подолгу высиживать в приемных разных начальников, считавших необходимым заставлять себя ждать. А я, заранее записав стихи в маленький блокнот, сидел в приемной и воспарял…
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: