Rambler's Top100
Статьи ИКС № 11 2011
Алексей ПАВЛЮЦ  09 ноября 2011

LTE – для тех, кому нечего терять

О своем желании строить сети LTE заявляют чуть ли не все операторы – от мала до велика. Но цели, которых они на самом деле добиваются, в реальности могут быть очень далеки от массового внедрения LTE в жизнь российских абонентов.

Алексей ПАВЛЮЦ, заместитель генерального директора компании «Воентелеком» Еще несколько лет назад аналитики оптимистично прогнозировали скорое строительство сетей LTE с последующим счастьем для абонентов и операторов. Однако теперь мы слышим от них несколько другие слова: если у оператора уже есть сеть 3G, то, скорее всего, строить сети LTE ему просто не нужно, нерационально, потому что сети 3G далеко не исчерпали своего потенциала развития, и можно еще довольно долго увеличивать пропускную способность сети, не меняя принципиально ее технологических свойств и структуры. А ведь для большинства телекоммуникационных операторов эволюционность технологического развития их сетей является одним из ключевых факторов бизнеса.

Заметим также, что огромным преимуществом технологии 3G по сравнению с LTE является ее текущая обратная совместимость с технологиями предыдущих поколений. Это означает, что абонент, находясь в зоне действия сети своего оператора, всегда имеет хоть какой-то канал доступа в Интернет: от очень медленного GPRS (в любой точке сети) до очень быстрого 3G (рядом с базовой станцией и в отсутствие поблизости других абонентов) с промежуточным вариантом в виде EDGE. Стабильно работающего и доступного по цене абонентского решения, которое позволяло бы точно так же гладко переходить от LTE через 3G к EDGE и GPRS, на рынке сейчас нет, и в самом лучшем случае оно появится к концу 2012 г., а на массовом рынке – вряд ли раньше 2013–2014 гг. При этом даже сейчас «прозрачность» 2G–3G обеспечивается сложными протоколами и работает весьма небезупречно, добавление третьего неизвестного в это уравнение только усугубит ситуацию. Так что дыры в LTE-покрытии будут восприниматься абонентом еще более болезненно.

Особенность технологии LTE состоит в том, что развернуть сеть LTE на существующей сети оператора путем простого добавления какого-то небольшого объема оборудования не получится. LTE — это достаточно серьезный технологический скачок для индустрии беспроводной связи, т.е. преемственность этой технологии по отношению ко всем предыдущим на порядок меньше, чем у предыдущих технологий друг к другу. Сотовый оператор, имеющий сеть 3G и развернувший сеть LTE сегодня, фактически получит две сети, которые между собой почти никак не взаимодействуют, и обе эти сети ему надо будет обслуживать. Для такого оператора LTE сейчас скорее имиджевый проект, нежели рабочая лошадка, на которую делается какая-то серьезная ставка. А говорить о стабильном, готовом сквозном решении 2–4G вряд ли получится ранее 2014 г.

Часто приходится слышать заявления, что любая сеть LTE требует мощной транспортной сети, а таковые есть только у крупных операторов (которые у нас за последние годы все стали универсальными). Но идея, что в наше время надо обязательно иметь абсолютно всё свое, мягко говоря, несостоятельна. Согласитесь, что задачи построения и эксплуатации беспроводной сети, привлечения и обслуживания абонентской базы «немного» отличаются от задачи межоператорского взаимодействия и обслуживания 55 тыс. км оптических кабелей по стране. Каждый должен заниматься своим делом. Никакого дефицита магистральных сетей у нас в стране нет. Оптоволоконных кабелей проложено предостаточно, в том числе с хорошей связностью, а уж в большинстве крупных городов (где как раз все и хотят строить сети LTE) количество оптики превышает спрос с очень большим запасом, а цены на присоединение и трафик данных стремительно падают. Так что если оператор не ставит себе целью работать в режиме полного натурального хозяйства, то он может нисколько не комплексовать по поводу отсутствия у него глобальной магистральной сети, этот сервис по сходной цене он без труда найдет на рынке.

В принципе запустить сеть LTE сможет любая компания, у которой есть для этого техническая и управленческая компетенция, достаточные инвестиционные ресурсы и мотивация к выполнению этого проекта. Многие крупные операторы обладают почти всеми перечисленными составляющими успеха, за исключением одной – мотивации. Одна из причин отсутствия мотивации к внедрению LTE у операторов 3G-сетей названа выше. Другая причина касается публичных компаний (а это большинство сколько-нибудь крупных российских операторов). Основной критерий их деятельности, интересующий акционеров, – рост капитализации. Как повлияет на капитализацию компании получение частотного ресурса для LTE? Вырастет на одном только появлении этой новости в СМИ. Как изменится курс акций после публикации плана строительства сети? Опять же поднимется. Как повлияет на капитализацию реализация этого плана в долгосрочной перспективе? Практически никак! Потому что для капитализации сотового оператора важна динамика абонентской базы и доходов, база у наших операторов многомиллионная, а основные доходы – не из БШПД, так что добавление 50–100 тыс. подписчиков LTE с точки зрения увеличения доходов – капля в море.

Если исходить из всего этого, рациональные действия операторов в деле «освоения» LTE становятся логичными и понятными. Неважно, что частотный ресурс пока не нужен, – он понадобится потом, это вложение в будущее, но уже сейчас его наличие благотворно повлияет на капитализацию компании. Кроме того, при разделе любого ограниченного, заведомо невосполнимого и уникального ресурса, коим является радиочастотный спектр, бизнес старается использовать любую возможность захвата этого ресурса и/или ограничения доступа к нему других участников рынка. Получение любого ограниченного ресурса позволяет заблокировать развитие на рынке тех или иных процессов, с которыми иначе потом придется бороться. Не буду утверждать, что развитие LTE вовсе не нужно существующим крупным операторам, но сейчас оно для них просто преждевременно по упомянутой уже причине – из-за наличия сетей 3G с незаконченным инвестиционным циклом, имеющих большой запас для развития. Поэтому самой рациональной стратегией для сотовых операторов сегодня является запуск всевозможных пилотных проектов, публикация по их поводу пресс-релизов, наработка опыта построения и эксплуатации и соответствующее «воспитание» производителей. А массовое развертывание LTE-сетей для сотового оператора, бизнес которого приносит ему немалый стабильный доход, сейчас экономически бессмысленно и имеет только политическое значение.

Кроме технологических проблем с развертыванием и эксплуатацией LTE-сети действующих операторов сотовой связи поджидают и проблемы совсем другого рода. LTE – это не только несовместимая с 3G технология, но и совершенно другая бизнес-модель, интеграция которой с устоявшейся бизнес-моделью сотового оператора – задача более чем нетривиальная. Если втискивать LTE в рамки старой бизнес-модели, то мы получим трафик по рублю за мегабайт, и вряд ли такой LTE-сервис будет пользоваться спросом у абонентов (зато у оператора будет замечательная незагруженная сеть, обеспечивающая очень высокие скорости). А если мы опираемся на «себестоимость бита» LTE, нерентабельной становится передача данных по сетям 2–3G. Совершенно непонятно, как предоставлять одну услугу, использующую три разные технологии, с себестоимостью реализации, отличающейся чуть ли не на порядок. Как результат: я не знаю ни одного коммерческого внедрения, где услуги сети LTE не тарифицировались бы отдельно от всех остальных сервисов. Поэтому, если мы хотим затормозить развитие беспроводного ШПД, то лицензии на право предоставлять услуги в LTE-сетях надо давать только тем операторам, которые имеют устойчивые бизнес-модели в других секторах беспроводной связи.

Таким образом, получается, что в достаточно массовом внедрении технологии LTE сейчас реально заинтересован только тот оператор, которому, образно говоря, нечего терять: тот, кто с нуля создает новые возможности, формирует для себя новую нишу на рынке, а не расширяет существующую, тот, кто не связан с прежними бизнес-моделями, которые неизбежно будут размываться, а то и уничтожаться быстро дешевеющим беспроводным доступом к глобальной сети. Ну а реальные последствия сколько-нибудь массового развертывания беспроводных широкополосных сетей доступа в виде принципиально иной организации телекоммуникационного бизнеса мы увидим лет через 7–10. Но это уже тема для другого разговора.  икс 

Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!
Поделиться: