Rambler's Top100
 
 
Статьи ИКС № 01-02 2013
29 января 2013

Хелена НОРРМАН. Логика пополам с интуицией

Гуманитарий в сфере высоких технологий? Карьера нашей героини доказывает, что человек с гуманитарным складом ума и открытостью в общении может стать хорошим коммуникатором между технарями и всем остальным миром.

 
Хелена Норрман старший вице-президент Ericsson по коммуникациям 

Д о с ь е   « И К С »

Хелена Норрман родилась в Сёдертелье (Швеция). В 1993 г. окончила университет Линчёпинга, получив диплом магистра международного бизнес-администрирования. В компании Ericsson работает с 1998 г. В 2006 г. назначена руководителем подразделения внутренних коммуникаций, в 2008 г. – вице-президентом по внутренним и маркетинговым коммуникациям, с мая 2011 г. – старший вице-президент Ericsson по коммуникациям.

Лучшее решение

Город Сёдертелье, в котором я родилась, находится примерно в 20 км к югу от Стокгольма. В нем располагается штаб-квартира компании Scania. В этой компании, в подразделении по продаже грузовиков, работал мой отец. А у мамы был магазин тканей и товаров для рукоделия. Вот такая диверсификация бизнеса в масштабах семьи. Но так как Scania – это крупная международная компания с производственными площадками в разных странах мира, в том числе в Латинской Америке, то в детстве я успела поучиться в нескольких школах в Швеции и в Бразилии, где некоторое время работал отец. Из школьных предметов меня больше всего интересовали иностранные языки и общественные науки. Потом я сделала попытку поступить в Стокгольмскую школу экономики (это лучшая в Швеции финансовая школа), но мне совсем чуть-чуть не хватило баллов, и я решила отправиться в бизнес-школу университета Линчёпинга (это около 180 км от Стокгольма).

Теперь я считаю, что это было самым лучшим решением, которое я когда-либо принимала в жизни. В университете Линчёпинга я училась на отделении международного бизнес-администрирования со специализацией на странах Латинской Америки, т.е. в учебную программу помимо предметов, имеющих отношение к бизнесу, входили испанский, португальский и английский языки. Так нас готовили к работе в крупных компаниях, производящих продукцию на экспорт.

Разумеется, студенческие годы запомнились не только учебой. Тогда мы вместе с друзьями много путешествовали и объехали всю южную Европу, были в США, Аргентине, Бразилии и других странах Латинской Америки (тут очень пригодилось знание языков). Конечно, ради путешествий приходилось подрабатывать, поэтому параллельно с учебой я много работала. Примерно тогда же состоялась моя первая поездка в Россию: на пасхальных каникулах мы с родителями и сестрой приехали в Санкт-Петербург (в то время Ленинград) и в составе тургруппы осмотрели все традиционные достопримечательности. Город был прекрасен, но холод стоял жуткий.

Рецессия с выходом

Ко времени моего окончания университета в 1993 г. в шведской экономике началась рецессия, и все экспортные компании закрыли свои двери для молодых специалистов. Я долго искала работу, но везде слышала одно и то же: «нет», «нет» и «нет». Наконец я получила временное (на полгода) место стажера в одном небольшом PR-агентстве, где должна была заниматься заключением договоров с клиентами. Тогда я, честно говоря, даже не знала, что такое PR, но довольно быстро втянулась, и мне понравилось. Моим первым клиентом стала компания, специализировавшаяся на продаже садовых пылесосов и воздуходувок для уборки листьев. За ней последовали и другие компании, из которых запомнились Coca-Cola и 3M.

К моменту окончания моей стажировки рецессия тоже стала заканчиваться, и на PR-агентство нахлынуло такое количество клиентов, что моя работа из временной превратилась в постоянную. Чуть позднее, примерно в середине 1990-х, на рынке активно начали появляться ИТ-компании. Некоторые из них обращались в наше агентство, но сотрудники опасались браться за таких клиентов, потому что ничего не знали об информационных технологиях. А мне это направление показалось интересным, и я решила попробовать поработать с ИТ-компаниями.

Конечно, было нелегко, мне пришлось немало потрудиться, чтобы разобраться в новых технологиях и, как и положено специалисту по PR и коммуникациям, научиться доносить эти знания до других людей, в том числе до широкой публики. Через некоторое время пришло понимание того, что, несмотря на отсутствие какого-либо технического образования, я могу быть полезна ИТ-специалистам в поиске контактов с потенциальными клиентами. Ведь самая большая проблема крупных высокотехнологичных компаний, на мой взгляд, как раз в том, что им сложно объяснить другим людям, чем они на самом деле занимаются и как можно использовать их продукты. Я пыталась помочь им доступно представить пользователям и клиентам результаты своей работы. Помогало мне то, что изначально я ничего не знала о высоких технологиях. Но на первых порах с этим было связано немало забавных ситуаций.

С друзьями объехали всю ЕвропуТелефоны и не только

Когда в 1998 г. я пришла в PR-подразделение компании Ericsson, то буквально через три недели меня отправили в Южную Африку, на выставку Africa Telecom. К тому моменту я знала о компании Ericsson лишь то, что она продает телефоны. И больше ни-че-го! И вот с таким багажом я прибываю на выставку, где должна рассказывать представителям СМИ о том, чем занимается компания Ericsson. По счастью, на нашем стенде был специалист по радиорелейному оборудованию СВЧ-диапазона Mini-Link. Я попросила его объяснить, как это все работает, после чего уже «со знанием дела» начала рассказывать журналистам не только об этом оборудовании, но и о принципе работы микроволновок. С тех пор прошло немало лет, и теперь я могу любому вполне доступно рассказать о большей части оборудования Ericsson. Но устройство системы Mini-Link я запомнила на всю жизнь.

Вот уже почти 15 лет я работаю в подразделении глобальных коммуникаций. В эти годы моя профессиональная деятельность протекала и в Швеции, и в Великобритании, приходилось общаться с сотрудниками компании в других странах мира. С одной стороны, все люди разные. Одни и те же вещи в разных странах воспринимаются по-разному, и приходится адаптировать стратегию и тактику PR-деятельности компании к местным условиям. С другой стороны, во всех странах людям нравится, когда с ними общаются открыто и искренне, в том числе их руководители всех уровней. Если ты говоришь правду и открыт для общения, то тебя уважают. Поэтому в целом все люди одинаковы.

 

Блиц.      С  м е ч т о й   о   с а д е                           

– Когда вы впервые стали руководить людьми?

– Произошло это в 2002 г., под моим началом оказалось три человека. Скоро я возненавидела эту должность и сказала себе, что больше никогда не буду начальником! Но потом я поменяла свое решение, потому что изменила свой взгляд на роль руководителя. Поначалу я считала, что руководитель – это человек, на которого работают другие люди. Но потом поняла, что основная задача руководителя состоит в том, чтобы помогать своим подчиненным расти и развиваться, и такая роль руководителя мне понравилась. Лидер должен задать направление движения и убедиться в том, что все участники имеют возможность внести свой вклад в общее движение в этом направлении.

– Что вы цените в своих коллегах?

– Ценю, если можно так выразиться, естественных людей, тех, кто не пытается казаться тем, кем не является на самом деле. Уважаю честность, потому что в нашей профессии важно доверять друг другу. Также ценю обязательность и инновационность, способность к нестандартному мышлению. Вообще я люблю работать с людьми, с которыми работать весело.

– А если сотрудник вам возражает?

– Это происходит довольно часто. Думаю, что это хорошо, когда у людей есть собственное мнение, и правильно, что они его высказывают. Это означает, что проблему нужно обсудить, вот и всё.

– В принятии решений вы руководствуетесь логикой или интуицией?

– Я проходила много психологических тестов и всегда оказывалась где-то посередине. Если сравнивать с людьми инженерного склада ума, то у меня превалирует интуиция, а для гуманитария у меня очень структурированное мышление. Так что логика и интуиция у меня проявляются, наверное, в зависимости от ситуации.

– В каких случаях вы можете пойти на компромисс, а в каких – нет?

– Я никогда не иду на компромисс, если это может нарушить доверие. Мне приходится иметь дело с инвесторами и финансистами, а в этой работе есть области, где необходимо строго следовать законодательству, и тут не может быть никаких компромиссов.

– Что делаете в свободное от работы время?

– Стараюсь как можно больше времени проводить со своей семьей – мужем и двумя сыновьями, им сейчас шесть и девять лет. Еще одно хобби – мой сад. Возможно, это память о тех садовых пылесосах, с которых начиналась моя карьера в PR.

– Вы задумывались о том, что будете делать на пенсии?

– Буду заниматься своим садом. Только сначала перееду на юг Швеции, в более теплый климат, там цветы растут лучше.

Записала Евгения Волынкина

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!