Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2015
Наталия КИЙ  Евгения ВОЛЫНКИНА  Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ  Нина ШТАЛТОВНАЯ  Михаил ТАРАСОВ  Дмитрий МАРТЫНОВ  02 марта 2015

Блог, еще раз блог!

Блогеры высказываются о пятой графе, о рисках киберугроз, о конкурсах и премиях, об информатизации медицине. Спрашивают: Умрет ли бизнес? Главное событие телекома?

Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

Пятая графа  персональных данных

Михаил ЕМЕЛЬЯННИКОВ

>>>> Сенатор Совета Федерации Жанна Яновна Иванова 2 февраля внесла в Государственную Думу законопроект, возвращающий в паспорта россиян «пятую графу» – сведения о национальности. Не предложение «об изменениях отдельных федеральных законов», как это стало модным в последнее время, а вполне себе самостоятельный закон. Это явно становится трендом российского законотворчества – аналогичный законопроект уже вносили почти год назад. Тогда инициаторы-коммунисты шли еще дальше, предлагая россиянам указать заодно и свое вероисповедание. Но проект завернули, убоявшись новых расходов. Сейчас с бюджетом все хорошо, свободных денег много, и можно наконец-то заняться сакральным. Кроме того, совсем недавно нездоровый интерес к национальности рождающихся, брачующихся и умирающих проявили в Минюсте, обосновав его вопросами статистики, но предусмотрев сугубую добровольность указания этой специальной категории персональных данных, требующей письменного согласия граждан на обработку при обращении этих самых граждан в органы записи актов гражданского состояния.

Когда я читаю о таких новациях, у меня всегда первым появляется вопрос – зачем? Чего в супе так не хватает, что туда срочно надо добавить экзотические специи, которые существенно поменяют его вкус?

Национальность – специальная категория персональных данных. Каждое снятие копии с паспорта, где указана национальность, потребует получения согласия субъекта в письменной форме, предусмотренной частью 4 статьи 9 закона «О персональных данных».

Ох, повеселимся.

 

Михаил ТАРАСОВ

Инфобезопасность – в чем проблема?

Михаил ТАРАСОВ

>>>> Ужасающие факты о росте во всем мире киберпреступности сообщает нам известная консалтинговая фирма PwC. Рост инцидентов, связанных с нарушениями инфобезопасности, и соответствующие финансовые потери компаний составляют многие десятки процентов в год! Но вот в абсолютном выражении эти финансовые потери трудно увидеть даже в телескоп.

Например, PwC отмечает, что «в мировом масштабе средний расчетный показатель ежегодных подтвержденных финансовых убытков, связанных с инцидентами в сфере кибербезопасности, составил $2,7 млн, что на 34% больше, чем в 2013 г.». При этом PwC считает даже средними компаниями те, у которых годовой доход достигает $1 млрд! Посчитайте теперь, какой процент составляют 3 миллиона от 1 миллиарда, – что-нибудь увидите? Направленность исследования PwC видится ясной – увеличивайте бюджеты на инфобезопасность и будет вам счастье.

Однако элементарный анализ рисков может показать, что дешевле потерять из-за киберпреступников 0,003% дохода, чем вкладывать проценты и проценты дохода, чтобы увеличивать защиту от киберугроз. Вероятно, прагматичные компании так и делают, о чем как раз может свидетельствовать факт, сообщаемый PwC: «В 2014 г. во всем мире было выделено на 4% меньше средств на обеспечение информационной безопасности, чем в 2013 г.».

      

Нина Шталтовная

Ложка дегтя в информатизацию медицины

Нина Шталтовная

>>>> Недавно пришлось походить по врачам. Хорошая ведомственная поликлиника. Компьютеры появились в ней года три-четыре назад.

И вот на приеме пожилой доктор, заполняя в компьютере поля дневника врача, сетует: «Это уже четвертая программа, и каждую нужно осваивать заново, так как везде все по-разному. А мне это тяжело. Или вот на днях на приеме тяжелый больной, а у меня завис компьютер».

Через неделю прихожу к другому врачу. Она тоже считает, что новый пользовательский интерфейс, который заново приходится изучать в каждой новой программе, – это неудобно. Но это, оказывается, полбеды. Потому что главная проблема в том, что накопленные данные из старой программы в новую нужно переносить вручную. Автоматического портирования нет. И она приходит каждый день к семи утра (с восьми – прием) и час сидит и набивает ручками данные тех больных, которые придут сегодня. Заведующая отделением, между прочим.

Пользовательский интерфейс, может, и нужно было менять от программы к программе, тем более что писались они разными компаниями. А вот что перенос данных можно было сделать автоматическим – это стопудово. Просто эти требования надо было прописать в техзадании. То ли уважаемый заказчик про них забыл, то ли не придал значения, то ли сделал из этого статью экономии. Другое дело, что здесь могут встать вопросы интеллектуальной собственности. Но и они, мне думается, не являются неразрешимыми.

 

Дмитрий МАРТЫНОВ

92 – курс или год?

Дмитрий МАРТЫНОВ

>>>> Неужели 92-й год? Разница между сегодня и 92-м существенная. В отличие от 92 г. в стране существует новый класс – бизнесмены. Да, тогда они тоже были, но их было катастрофически мало. А теперь много. Это те люди, которые освоились, которые понимают, как устроен их бизнес. Причем это реальное понимание, а не головокружение от тучных времен. Не было у нас тучных времен уже давно.

Бизнесмены есть. Они приспособились делать бизнес здесь. Они не уедут. Их никто там не ждет. Они не умеют делать бизнес там. Не такие уж и сумасшедшие деньги они заработали здесь, чтобы долго и беззаботно жить там. Они привязаны к России своим бизнесом. Умрет ли их бизнес? Вряд ли... Даже, скорее, нет. У каждого из них в отличие от нас есть какие-то дополнительные органы чувств. Кто чувствует происходящее складом в миллион долларов, кто – связями в муниципалитете. Такой обвал – большая неприятность, однако она открывает и новые возможности. Качественные работники сильно дешевеют, работают усерднее. Цены на топливо падают вместе с рублем.

Все будет сильно зависеть от того, поведется ли правительство на энергетическое лобби. Будет ли пресекаться резкий рост тарифов ЖКХ. Повысят ли цены на общественный транспорт и т.д. Если по этим вопросам все будет отработано грамотно и другие госинституты не просядут по качеству своих услуг, то дна достигнем скоро. Думаю, что уже с марта-апреля начнется медленное, но стабильное движение в обратную сторону.

 

Наталия КИЙ

Без прогнозов

Наталия КИЙ

>>>> Когда на сайте мы запускали голосовалку «Главное событие телекома и ИТ – 2014», намеренно смешали факты и тренды. Потому что неизвестно, что важнее: скажем, введение оплаты радиочастотного спектра за полосу, решение о хранении персональных данных россиян на их родине или то, что бизнес перестает подчиняться законам экономики и уходит в тень политики. Первое безусловно благотворно, как и RAN sharing и последующий за ним spectrum sharing, поскольку позволит эффективнее работать сотовой связи.

Второе – географическое ограничение места хранения наших персданных, с одной стороны, сужает границы информационного пространства, за вхождение в которое боролись последние 20 лет. Ну а с другой стороны, хотя бы будет способствовать росту рынка российских дата-центров, объем которого, по данным iKS-Consulting для коммерческих ЦОДов, вырос на 30%, а к 2018 г. увеличится почти в два раза. При таком высоком по сравнению с остальной ИТ-сферой росте рынок услуг коммерческих дата-центров продолжает занимать небольшие проценты в общем пироге ИТ-услуг – всего 7% (это уже данные IDC).

Но что бы там ни насчитали аналитики, есть новые тренды, которые меняют больше, чем события рынка и технологические новации. То, что бизнес становится вторичен по отношению к политике и государство переходит в режим частичной экономической автономности, меняет ландшафт рынка и делает его заметно менее предсказуемым.

 

Евгения ВОЛЫНКИНА

О конкурсах и премиях

Евгения ВОЛЫНКИНА

>>>> Недавно на выставке CSTB на стенде одной компании довелось услышать, что за представленную здесь систему они только что получили премию «Большая Цифра». Однако никакие конкурсные комиссии по стендам не ходили.

Захотелось разобраться, как же выбираются победители этой премии, да и других подобных наград и призов, которые часто вручаются на выставках. Тем более, что было с чем сравнить – буквально днем ранее довелось присутствовать на конференции, на которой обсуждалась подготовка к выставке по медицинским информационным технологиям MedSoft (ее проводит Ассоциация развития медицинских информационных технологий). На этой выставке уже третий год подряд будет проводиться конкурс на лучшую информационную систему медицинского назначения в нескольких номинациях. Ее организаторы еще при подготовке к самому первому конкурсу начали с разработки анкет для участников.

Подход к выбору членов конкурсной комиссии тоже представляется вполне разумным. Все понимают, что абсолютно независимых экспертов с Марса вызвать нельзя, фактически все эксперты работают в компаниях, присутствующих на этом рынке, в том числе и в компаниях, которые участвуют в конкурсе. Кстати, в этом году в одной из номинаций планируется ввести новый пункт программы: исполнение на представленных системах нескольких тестовых заданий! Опять же тестовые задания разрабатываются гласно, чтобы они не были заточены под системы конкретных вендоров.

Ну а теперь вернемся к «Большой Цифре». У меня нет никаких оснований подозревать участников конкурса в обмане, но согласитесь, что прочитать список технических характеристик системы, представленных производителем, и иметь возможность оценить, как она реально работает, – это разные вещи.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!