Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2012
Светлана АПОЛЛОНОВА  02 февраля 2012

Статус отечественного. Примем на веру?

Завершился очередной акт «драмы российского производства», которая вот уж два года разворачивается в министерских кабинетах. Статус отечественного телекоммуникационного оборудования утвержден осенью 2011 г. Однако это событие не стало финалом истории. Судьбу статуса будет решать Межведомственный экспертный совет, положение о котором должно вот-вот увидеть свет.

Светлана Александрова АПОЛЛОНОВАНапомним, что в марте 2011 г. Минюст отправил на доработку проект приказа Минпромторга и Минэкономразвития, дающий критерии определения статуса отечественного производителя телекоммуникационного оборудования («ИКС» №4’2011, с. 30). Через полгода новый его вариант был зарегистрирован Минюстом.

Приказ Минпромторга и Минэкономразвития РФ от 17.08.2011 № 397/1032 «Об утверждении параметров, в соответствии со значениями которых телекоммуникационному оборудованию, произведенному на территории Российской Федерации, может быть присвоен статус телекоммуникационного оборудования российского происхождения» комментирует Светлана АПОЛЛОНОВА, член общественной рабочей группы по выработке критериев статуса «отечественного производителя», председатель совета Ассоциации производителей электронной аппаратуры и приборов.

– Насколько в новом документе учтены рекомендации общественной рабочей группы, имевшей с авторами первоначального проекта принципиальные разногласия по ряду позиций – юридическому статусу производителя, правам на интеллектуальную собственность, по конструкторской документации, по классификации оборудования, методике расчетов уровня локализации оборудования, контролю и ответственности?

– В основном наши предложения учтены. За исключением предложенной формулы расчета процентов локализации для разных типов оборудования. Кроме того, авторы приказа решили использовать термин «российский аналог» при том, что нет четкого его толкования, нет единой базы данных по «аналогам». Но больше всего тревожит, что коллеги из ЭКОСа и Минпромторга тщательно вычеркнули все, что касается проверки сведений, представленных заявителем, и ответственности за недостоверную информацию. В приказе фигурирует Межведомственный экспертный совет при Минпромторге, от решения которого будет зависеть присвоение статуса отечественного производителя. Но членам совета придется верить или не верить предоставленным сведениям, не имея права провести проверку с выездом на место. Есть, впрочем, замечание, что в инициативном порядке компания-заявитель может пригласить посмотреть на производство. Но неужели кто-то всерьез полагает, что производитель будет организовывать такие визиты, если это необязательно?.. Другими словами, приказ стал восхитительно коррупциогенным.

– Сейчас Минпромторг готовит приказ с положением о деятельности экспертного совета. Общественность принимает участие в этом процессе?

– Участвует, но по ряду позиций опять идет борьба. Так, мы считаем, что в экспертный совет должны входить не конкретные лица, а общественные организации и ведомства. В зависимости от того, какой тип оборудования рассматривается, внутри этой организации или ведомства выбираются специалисты, которые проводят экспертизу. Такое предложение, позволяющее минимизировать коррупционные риски в совете, мы направили в Минпромторг. Но нас не услышали. Назначаются персоналии. Если человек в отъезде или заболел, он не может кем-то себя заменить, а должен письменно послать свое мнение. То есть совершенно ясно, к кому идти «с чемоданом».

Второй момент: от всех общественных организаций в совете участвуют по одному человеку, а от ЭКОСа – четверо. Более того, по основным типам оборудования создаются отдельные рабочие группы, которые не входят в Межведомственный экспертный совет, но в него входят руководители этих групп, назначенные Минпромторгом. Это дополнительные голоса. А поскольку решение совета принимается простым большинством голосов, это большинство наберет Минпромторг, как ни считай. Между тем среди «большевиков» есть хорошие специалисты в области радиоэлектроники, но не в сфере телекоммуникаций. В этой ситуации голос каждого компетентного эксперта должен быть услышан, и введение права вето – единственный цивилизованный способ решить проблему. И, наконец, у совета не только нет никаких прав на проверку, но он не несет никакой ответственности за принятые решения.

– Как вам видится дальнейшее развитие событий?

– Пессимистичный сценарий: если сейчас не разомкнуть порочный круг, если допустить, чтобы Минпромторг единолично контролировал выполнение собственных решений, то в результате все преференции получат не российские компании, а те же зарубежные. Они просто усилятся, а наши совсем задохнутся. Продолжим дрейфовать в сторону сырьевого придатка и окончательно погубим нашу телекоммуникационную промышленность, поскольку имеющиеся мозги утекут за границу, а новых, судя по тому, что происходит в сфере образования, не появится. Этот сценарий воплотится, если мы сейчас не доработаем положение о работе экспертного совета: что он может, что должен и за что отвечает.

Оптимистичный сценарий: руководство нашей страны услышит глас народа, проявит политическую волю – и повернется лицом к реальному сектору экономики. Во-первых, заработает сам механизм приказа в поддержку отечественного производства. Вообще, когда два года назад вышло соответствующее распоряжение председателя правительства РФ, резонанс был огромный. В условиях падения западных рынков российский показывал стабильность, зарубежные инвестиционные компании сыпали предложениями. Но эти два года простоя сильно скомпрометировали саму идею поддержки отечественного. Появились сомнения в том, что политическая воля действительно присутствует в данном вопросе. Поэтому механизм должен быть запущен; сказав «а», государство, хочется верить, выговорит и следующие буквы алфавита.

И во-вторых, мы видим большие перспективы в разработке национальных стандартов и тех новых технологий, которые во всем мире только начинают осваиваться. Так, недавно на НТС Минкомсвязи была представлена идея АПЭАП вместо LTE в сельской местности и малонаселенных районах использовать технологию когнитивного радио. При желании, если мы наберем силу, оборудование этого стандарта можно будет экспортировать и в страны, которые не хотят информационно зависеть от тех же США, а это полмира.

Что вселяет оптимизм: наконец российские производители стали сплачиваться. До последнего времени было очень тяжело договариваться даже между собой, а теперь появляются некие если не кластеры, то сообщества единомышленников, где каждый выполняет свою часть общей работы. Если идея будет поддержана государством, это даст отечественным производителям телекоммуникационного оборудования хороший шанс развивать свое, причем не 20-летней давности, а именно то, что сейчас на острие технологий. Тогда мы не окажемся в позиции вечно догоняющих, как получилось с WiMAX и LTE, которые мы решили осваивать, когда за рубежом эти технологии разрабатывали уже несколько лет. Нам надо браться за то, что и в мире только начинает развиваться, – и идти вместе. Мы – успеем.

Беседовала Лилия ПАВЛОВА

Российский производитель может взять реванш на инновациях

Сергей МИШЕНКОВ, советник министра связи и массовых коммуникаций РФ Попробуем разобраться, почему российские операторы стараются брать западное оборудование. Выводя за скобки методы экономического стимулирования, надо признать: по срокам поставок зарубежные производители опережают российских – просто потому, что у них больше денег, налажены сети продаж, они поддерживаются своими государствами.

Кроме того, за 20 лет, прошедших с начала рыночных реформ в отрасли связи, у операторов сложились определенные отношения с зарубежными поставщиками, они привыкли к этим компаниям и менять привычки им вроде незачем.

У нас бытует мнение, что отечественной промышленности уже не существует, что у нас нет заводов, нет мощностей. Ответственно заявляю: заводы есть, мощности есть. Но они действительно не загружены.

Между тем в основе многих разработок зарубежных гигантов – труд наших соотечественников. Наши мозги востребованы во всем мире, и задачей государственной важности я считаю создание условий для того, чтобы российские разработчики хотели трудиться в отечественных компаниях. А российскому оператору, я полагаю, все же лучше иметь дело с российским производителем просто потому, что до него быстрее «достучаться». При этом качество оборудования одинаковое, поскольку программы для него писали те же российские инженеры.

Минкомсвязи занимается регулированием операторской деятельности и по действующему закону «О связи» не может решать вопросы производственных предприятий. Тем не менее в тех направлениях, где разрабатывается что-то совершенно новое, у российских производителей есть возможность взять реванш.

Этот приказ делался два года, причем нельзя сказать, что это были два года открытого сотрудничества. Это были два года борьбы, в которой применялись разные методы. Сколько теперь потребуется времени, чтобы механизм поддержки отечественного производителя заработал? Я оптимист. Не могу сказать, когда мы победим, но что победим – это точно.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!