Rambler's Top100
Статьи ИКС № 01-02 2012
Александра КРЫЛОВА  Сергей Владимирович ЛЫСАКОВ  02 февраля 2012

Сергей ЛЫСАКОВ. Mobilis in mobile, подвижный в подвижной среде

Пожалуй, именно этот жюльверновский девиз лучше других передает суть жизненной позиции нашего героя. Продуктивное мировоззрение помогает ему прокладывать курс бизнеса за рамки настоящего времени, преодолевать бездорожье на спортивном джипе, одновременно двигаясь в мейнстриме и сопротивляясь его навязчивому давлению.

Сергей Владимирович ЛЫСАКОВ, президент Stack Group Мозаика для картины мира

Родители мои были геологами, поэтому появился я на свет в румынской Трансильвании, откуда спустя три месяца был перевезен в Ессентуки, где жил мой дед по отцу, казак. По известным причинам он не афишировал свое происхождение, но иногда вспоминал свою бурную молодость: как в годы гражданской встретил в Средней Азии бабушку и как ему пришлось ее завоевывать, поскольку она происходила из старинного купеческого рода.

В Ессентуках отец продолжил работу в Кольцовской экспедиции, занимавшейся поиском и разведкой месторождений урана. Поэтому еще мальчишкой я часто бывал в геологических партиях, где у геофизиков были всевозможные интересные железки, транзисторы, лампы. С этого все и началось. Проблемы, чем занять свободное время, не было: моя детская жизнь была заполнена безумно интересными вещами.

Сколько я себя помню, всю дорогу мастерил какие-то электронные штуковины, загружая одновременно и голову, и руки, последние часто за головой не успевали.

Школу я окончил в неполные шестнадцать, но моих особых заслуг в этом не было. В СССР конца 60-х в образовании проводили эксперименты: школьную программу можно было изучать и десять, и одиннадцать, и девять лет. В нашей школе детей воспитывали личностями, говорили: «Ребята, смотрите по сторонам, анализируйте увиденное, делайте выводы – словом, развивайте ваше сознание». У нас были очень сильные преподаватели. Физик, пришедший к нам из вуза, дополнял свой предмет элементами философии. Обществоведению и истории нас учили люди, прошедшие войну и много повидавшие в жизни. Уроки математики тоже выходили за рамки программы.

Своеобразное переплетение физики с общественными науками в моей голове, наверное, и задало вектор дальнейшего движения.

 Досье «ИКС»

Сергей Владимирович Лысаков родился в 1957 г. В 1980-м окончил факультет радиоэлектроники летательных аппаратов МАИ, с 1981 г. – сотрудник Института биохимии и физиологии микроорганизмов (ИБФМ) АН СССР, с 1987 г. возглавляет Вычислительный центр ИБФМ.

В 1991 г. стал соучредителем компании Stack, в 1996 г. вместе с Д. Крюковым запускал первую русскую поисковую систему «Рамблер». В настоящее время президент Stack Group.

В 2004-м был инициатором создания первой независимой сети коммерческих дата-центров в России. В 2008 г. предложил концепцию модульного инфраструктурного решения дата-центров.

Увлекается джип-триалом: вместе с сыном Дмитрием создал автомобиль класса «прото», на котором семейный экипаж участвует в чемпионатах Европы в составе российской сборной. Президент серии «Формула-Триал», организованной им вместе с единомышленниками для популяризации этого вида спорта в России.

Определение образов

Свою первую специальность – регулировщика радиоаппаратуры – я получил, когда год после школы отработал на заводе, выпускавшем аппаратуру для исследований, связанных с радиоизотопами. Получил и очередную «прививку» творчества: в нашем отделе и пожилые сотрудники, и молодые ребята вечно что-то изобретали. Потом был факультет радиоэлектроники МАИ, где также сложился круг общения из студентов и преподавателей, очень полезный для развития сознания. 

Поскольку профильным предприятием для нашей кафедры было НПО «Астрофизика», мне довелось попробовать себя в одном из самых революционных тогда направлений – поучаствовать в создании лазерной пушки, которая должна была подавлять любые средства предполагаемого противника, в том числе разделяющиеся боеголовки. Сейчас это звучит неправдоподобно, но мы занимались определением образов в режиме реального времени. Системы, подстраивающие линзы на базе кристаллов, мы своими руками делали. Иными словами, воочию увидели и попробовали немало прорывных технологий.

Электронные штуковины» занимали и голову, и руки В эпицентре информационного взрыва

После института я был принят на работу в НИИ биохимии и физиологии микроорганизмов (ИБФМ), расположенный в наукограде Пущино, где жили мы с женой-однокурсницей. Именно там произошла моя встреча с единомышленниками, в числе которых был и Дмитрий Крюков. Тогда же начала формироваться наша команда, в которой со временем становилось всё больше и больше талантливых и неравнодушных людей.

В 1987 г. благодаря академику Г.К.Скрябину, ученому секретарю Президиума АН, была начата работа по созданию Всероссийской коллекции микроорганизмов (ВКМ) с ее последующей интеграцией в общемировой фонд таких культур. Наша роль в этой программе состояла в обеспечении ее программной и технологической основ, в том числе в прокладке первого IP-канала за пределы Москвы и в создании сети, обеспечивающей связь ученых с зарубежными коллегами и научными ресурсами. Сеть мы строили в тесном контакте с ядерщиками из соседнего Протвино, которые работали в ЦЕРНе. Одновременно велась разработка программного обеспечения – создавалась база данных штаммов микроорганизмов, которая стала частью международной коллекции.  

М а т р и ц а   м и р о в о з з р е н и я  

– Какими остались в вашей памяти 90-е годы?

Они открыли стране новые возможности для общения с  дальним зарубежьем на уровне людей, а не корпораций. В процессе этого общения происходило расширение научного познания и взаимообогащение. Созданная нами сеть произвела среди сотрудников института – биологов, генетиков – настоящий фурор и буквально взорвала сложившиеся у них за десятки лет стереотипы. Если раньше было нормальным послать статью за рубеж почтой, а потом месяц ждать ответа, то, отправив ее по сети, отклик можно было получить через час.

– Какой основной урок вы получили на том этапе своей жизни?

– Наверное, потребность быть в постоянном движении – тогда будут и средства к существованию, и, что самое главное, средства для развития. И в жизни, и в экономике работает простой биологический закон: выживает и побеждает тот, кто быстро модифицируется. Поэтому, когда «Рамблер» за рекордно короткое время достиг вершины популярности и, став уже порталом, начал жить по законам медиабизнеса, мы с Дмитрием Крюковым передали этот инструмент тем, кто был готов поддерживать его дальше. Убедившись, что построенные в 2006–2008 гг. дата-центры сети SDN стабильно обеспечивают весь спектр базовых услуг, занялись разработкой новых модульных решений для дата-центров. Сегодня часть задач, связанных с этим направлением, успешно решена. Скоро мы рассчитываем объявить о запуске площадок, которые позволят дальше развиваться и нам, и нашим клиентам.

– В принятии стратегических решений вы руководствуетесь логикой или интуицией?

– Логический подход уместен только в конкретной ситуации, когда нужно сделать выбор в каком-то диапазоне. А строить планы на долгосрочный период мне помогает мировоззрение как некий свод позиций и моделей поведения, заложенных в генах и определенных в юности. Основная функция сознания – это различение. И потому принятие любого осознанного решения требует различить подчас почти одинаковые явления. Если процесс различения прекратится, то о движении, о развитии можно забыть и заняться накопительством.

– Вы авторитарный руководитель?

– Авторитарный в меру необходимости. Есть линейные процессы, у них есть определенные законы, которые должны работать. Но, по большому счету, если сотрудник в состоянии ранжировать приоритеты, то ему никакого авторитарного руководства не требуется. Нам удалось сохранить атмосферу и человеческие ценности, заложенные еще в 90-х.

– А по какому принципу вы пополняете команду новыми членами?

– По совпадению матрицы мировоззрения. С одной стороны, у нас работать легко, с другой – люди из больших компаний вначале испытывают шок. Основные процессы у нас выстроены особым образом, и это требует пере-осмысления. Тот же, кто приходит к нам за большой зарплатой, довольно быстро понимает, что мы не фабрика денег.

– В экстремальных гонках на джипах вы с сыном – одна команда, да еще и работаете вместе. Не устаете друг от друга?

– У нас слишком разные занятия, а потому бывает, что я и не встречаюсь в течение дня ни с сыном, ни с женой, ни с племянником (они тоже работают в нашей компании).

– За какие горизонты вы пытаетесь заглянуть сегодня?

– На текущий момент в России нет инфраструктуры в широком смысле этого слова. Нужно создать условия для появления в сфере ИТ чего-то, способного «вырастать» и существовать в подвижной экосистеме, где все процессы и объекты находятся в постоянном взаимодействии. А следующий этап – это облака, новый протокол взаимодействия уже на уровне бизнеса. Дальше я заглядывать не берусь, чтобы не впасть в дешевый популизм.

– Хорошо, а какого будущего вы хотели бы для вашей трехгодовалой внучки?

– Главное, чтобы у нее было продуктивное мировоззрение, чтобы она не впала в то потребительство, которое в мире сейчас проповедуют направо и налево, чтобы у нее была своя точка зрения. А чем заниматься? Тем, к чему душа лежит.

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!