Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 1 2022
Антон САЛОВ  24 февраля 2022

Облачные итоги – 2021

Облачный рынок в России перешел в стадию зрелости, и на нем установились свои правила. 

Ковидная гибридизация

2021 г. прошел под знаком гибрида. Пандемия не закончилась, но сидеть по домам все устали, поэтому большая часть офисных работников перешла на гибридный режим: они вернулись в офисы, но несколько дней в неделю работали из дома. А во время очередной волны заболеваемости большинство снова отправлялось на «удаленку». Эта синусоида гибридных рабочих процессов и сохраняет спрос на облачные услуги на высоком уровне. Почти каждая офлайн-встреча в переговорной с телепрезентацией сопровождается онлайн-ссылкой для тех, кто подключается дистанционно, на конференциях часть спикеров подключается онлайн, часть выступающих и зрителей – обязательно в зале.

Потребность в постоянных трансляциях на большие аудитории в сочетании с ростом популярности онлайн-кинотеатров вывела в лидеры PaaS провайдеров сервисов CDN. Провайдеров этих немного, и в топ-5 рейтинга PaaS-провайдеров, составленного iKS-Consulting, вошли сразу два игрока (CDNvideo и NGENIX), у которых CDN – базовая услуга. Для такой страны, как Россия, это вполне закономерно, если учесть размер территории, законы физики и не до конца ликвидированное цифровое неравенство. Ключевые облачные PaaS-провайдеры, не имевшие до того CDN-сервиса («Яндекс», Сбер и пр.), в 2021 г. предложили его в партнерстве, по модели white label.

Отметим, что в России к еще независимым игрокам CDN обычно присматриваются более крупные провайдеры (от телекомов до банков), а в мире все ровно наоборот – лидирующая глобальная CDN Akamai приценивается к Linode.

Легкие облачка или сплошная облачность?

«Осознанность» использования облачных сервисов в нашей стране существенно ниже, чем в мире в целом. Согласно опросу Statista, проведенному в России в первой половине 2021 г., в предшествующем году 55% респондентов пользовались облачным хранением документов или медиафайлов, 35% с помощью облака создавали документы а-ля Google Docs и 20% делали резервную копию данных со смартфона в облако. И лишь 30% луддитов сознались, что не использовали ни один из вышеперечисленных сценариев. 

Тем не менее ряд экспертов облачных провайдеров оценивают проникновение облаков в РФ в 14%. Так, топ-менеджеры «Яндекса» и «Вымпелкома», подводя итоги года, сетовали на слабое проникновении облачных услуг в бизнес. При этом генеральный директор «Вымпелкома» Александр Торбахов препятствием для развития cloud native-приложений считает большой объем унаследованного-софта. А по мнению Тиграна Худавердяна, управляющего директора «Яндекса», у облаков в России сейчас время «голубого океана» («голубой океан» – отрасли, которые еще не существуют. – Прим. ред).

Я понимаю игроков, которые серьезно включились в облачную гонку лишь в последние несколько лет, инвестируя в облачную инфраструктуру, ЦОДы и разработки. Им нужно оправдывать свою позицию мантрой «рынок уже созрел, но проникновение невелико». Возможно, проникновение IaaS, а особенно PaaS, невелико, однако SaaS забрался в каждую мало-мальски офисную компанию – через BPaaS «Контура» и «Калуги-Астрал», через UCaaS «Манго Телеком», через облачные системы автоматизации коммерческой деятельности «МойСклад» и «1С». Поэтому эксперты «1С» оценивают проникновение облаков в бизнес на уровне существенно выше 70% даже без учета «теневых» ИТ. 

Вместе с тем подсчеты типа «глобальный облачный рынок – $333 млрд, наша экономика – 2% от мировой, значит, наш облачный рынок должен быть $6 млрд» не работают. Облака растут быстрее, чем другие ИТ, и разрыв увеличивается. У Microsoft в России в лучшие годы выручка была 2–3% мировой, но эти годы прошли. Сегодня наш рынок в лучшем случае составит 1% от глобального облачного рынка.

На этом фоне прозвучала обсуждавшаяся в профессиональных кругах в конце года новость о том, что Сбер готовится в начале года запустить собственную CRM для бизнес-клиентов. Напомню, у компании уже было подобное предложение на базе CRM FreshOffice. Из плюсов называлась интеграция с рядом экосистемных сервисов Сбера. Это вполне может быть интересно b2b-клиентам «небанка», которые еще не используют ни Bitrix24, ни AmoCRM, ни Pipedrive. Со стратегической точки зрения все правильно: проверили гипотезу с партнером, спрос гипотезу подтвердил, переписали все сами и отказались от партнера (благо инвестиции искать на рынке не надо), запустили для своей базы и ни с кем не делимся. Эту стратегию используют многие крупные корпорации на пути цифровой трансформации.

Рост экосистем и борьба по правилам

Рынок вошел в стадию зрелости. Это выражается в том, что на нем появились капиталы – ВТБ, Сбера, «Тинькофф» и других финансовых систем. Одни специализируются исключительно на облачных платежах, другие создают собственных облачных провайдеров или инвестируют в сторонних. ЦОДы и провайдеры укрупняются под крылом профильных игроков, к которым у нас относятся в том числе телеком-операторы. Они скупают ИТ-активы класса managed services (управляемые услуги ЦОДов, системная интеграция и аутсорсинг на базе ЦОДов), консолидируют ЦОД-инфраструктуру. Рынок консолидируется на всех уровнях. Империя бизнес-SaaS «1С» выглядит первопроходцем, но ей в затылок дышит лидер ЦОДов и IaaS-услуг – «Ростелеком», которому финансовые патроны подает ВТБ. Госбанк собирает портфель облачных активов разного профиля – «Ростелеком», Т1 и др., – чтобы ответить на вызовы экосистемы Сбера, в которой есть место и провайдеру SberCloud, и различным отраслевым SaaS-услугам в сфере управления финансами, логистикой, недвижимостью, коммуникациями и пр.

В итоге цена входа на рынок инфраструктурных и платформенных сервисов за последние пару лет выросла существенно. Уже нельзя создать миллиардный облачный бизнес на базе традиционного поставщика ИТ, инвестировав в базовую ЦОД-инфраструктуру, активы автоматизации и команду в десяток человек. Нельзя заработать на перепродаже западных облачных решений и их интеграции. Эту нишу плотно заняли Softline, КРОК, МОНТ и другие игроки традиционной софтверной дистрибуции и интеграции. Лидеры облачного рынка скупают целые ЦОДы, выставляя из них на улицу низкомаржинальных и токсичных майнеров, начинающих провайдеров и загибающихся хостеров. Команды с компетенциями покупаются целиком, если где-то произошла смена власти или кто-то не удовлетворен менеджментом или владельцами. 

В этой гонке установились четкие правила. Если ты крупный непрофильный игрок со свободным капиталом и амбициями лидера – делай IaaS/PaaS на базе собственных ЦОДов, скупай разработчиков, инвестируй в R&D. Если ни своего ЦОДа, ни свободного капитала нет, то твой профиль – managed services, системная интеграция 2.0, работа в партнерстве с глобальными и локальными гиперскейлерами. Клиентом владеть в перспективе ты не будешь, но в моменте, на миграции и поддержке заработаешь.

О пользе стратегов

А что в сегменте SaaS? Рынок горизонтальных решений уже занят либо лидерами офисных сегментов – Microsoft 365, Google Workspace, Zoho, Bitrix25, либо империей бизнес-SaaS «1С», включая решения для управления проектами, CRM и др. Можно, конечно, выделить Miro (стартап инструментов для совместной работы, который по итогам последнего раунда инвестиций получил оценку $17,5 млрд), но он добился успеха во многом за счет зарубежных рынков. А на российском рынке любой SaaS-инструмент конкурирует с зарубежными аналогами и предубеждением к облакам. 

Вертикальные решения, направленные на цифровизацию тех или иных отраслевых бизнес-процессов, могут легко занять лидирующие позиции в своих нишах, например, решения B2B-Center в закупках, ATI.SU в грузоперевозках или Alphaopen в цифровизации многоквартирных домов. Да, эти решения ограничены бюджетом на цифровизацию отрасли, который определяется ее размером. Далеко не всегда эти решения можно масштабировать за пределы территории бывшего Союза. Но для небольшой компании вырасти, занять нишу и на пике формы продать бизнес стратегу – вполне понятный путь. И не факт, что на этом пути компании помогут внешние каналы продаж или акселераторы/инкубаторы. А правильный стратегический партнер из профильной же сферы, вовремя вошедший в бизнес, – отличный бустер роста компании.

Пик пандемийных ограничений прошел, но спрос на активы, показавшие свою востребованность во время «удаленки», остался. Поэтому стратеги скупают ЦОДы, коммуникационные платформы и сервисы дистанционного взаимодействия – системы видеоконференций, вебинаров и др.

Один из таких стратегов – Андрей Кузяев, совладелец «Эр-Телекома». Он приобрел «дочку» голландской телекоммуникационной компании Linxdatacenter, владеющую облачной платформой и двумя крупными ЦОДами, инвестировал в «Юджин», как в свое время купил «Энфорту», россыпь домофонных компаний и ряд региональных ШПД-операторов, включая «Акадо».

А значит, конкуренция за облачные активы на телеком-рынке все больше обостряется. Тот, кто полагается лишь на внутреннюю разработку, проиграет битву. В облаках телекомы конкурируют с гиперскейлерами с куда большими ресурсами, поэтому использование инструментов для неорганического роста позволяет сохранять лидерство.

Антон Салов, независимый эксперт, RCCPA
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!