Rambler's Top100
Статьи
Николай НОСОВ  26 декабря 2022

Время постправды

В распространении сфальсифицированной, недостоверной и заведомо ложной информации, или, на современном языке, фейков, нет ничего нового. Но теперь фейки все чаще становятся оружием в информационной войне. Бороться с ними можно только открытостью и правдой.

Сначала слухи передавали из уст в уста, потом добавилась печатная продукция, затем радио. Менялись и масштабы воздействия – если в Средневековье на основании слухов об использовании колдовства на костер отправляли одного человека, то работа «Радио тысячи холмов» в Руанде привела к самому эффективному геноциду в новейшей истории и за 100 дней лишила жизни около миллиона человек.

На протяжении веков развития цивилизации менялись лишь технологии и каналы доставки контента. Качественный скачок произошел в 21-м веке благодаря достижениям информационных технологий, всеобщей цифровизациии и массовому распространению интернета. Теперь каждый человек имеет легкодоступный канал связи с каждым, может стать СМИ, вещать на широкую аудиторию, распространять любую, в том числу фейковую информацию. 

Общедоступные цифровые технологии позволяют, редактируя фотографии, видео и сканы документов, создавать правдоподобные изображения и даже дипфейки – фальшивые видео с заменой одного лица на другое. А распространители фейков могут использовать таргетированную рекламу и подгонять содержимое фейка под профиль человека, используя информацию из публикаций в интернете, чатов, мессенджеров и социальных сетей.
Начало массовому распространению фейков, как заявил генеральный директор АНО «Диалог» и АНО «Диалог Регионы» Владимир Табак при подведении итогов работы по противодействию фейковой информации, положила эпидемия коронавируса. В Сети стали появляться самые нелепые слухи – о чипировании людей  Биллом Гейтсом, о том, что вакцинированные общаются с вышками сотовой связи 5G и даже притягивают металлические предметы.
Источник: «Диалог Регионы»
Рис. 1. Динамика роста числа фейков в 2023–2024 гг. с учетом усиления и сохранения тренда их роста

Обострившаяся в феврале геополитическая ситуация и начало СВО вызвали новую волну фейков. По данным АНО «Диалог регионы», в 2022 г. количество фейковой информации – массива ссылок, идущих за уникальным фейком, – выросло в шесть раз по сравнению с 2021 г.: c 1,5 млн до 9,3 млн (рис. 1). Причем прогнозируется дальнейшее увеличение числа фейков – до 22 млн в 2024 г.

Количество уникальных фейков прямо коррелирует с политической обстановкой в стране: наибольшее число пришлось на март – начало СВО и сентябрь – начало частичной мобилизации (рис. 2).
Источник: «Диалог Регионы»
Рис. 2. Число уникальных фейков в 2022 г.

Массовые вбросы в интернет ложных сведений привели к тому, что люди стали скептически относиться к любой информации. Это отразилось на поисковых запросах – интерес к тематике фейков за последний год вырос на 68%. «Пользователи понимают, что наступило время постправды», – пояснил В. Табак. 

Совсем не безобидное вранье

Фейки могут создаваться по экономическим мотивам, с целью обмануть аудиторию и выманить деньги, например на лечение несуществующего ребенка, или монетизировать трафик, возросший из-за уникальной фальшивой новости или подделанного медиа. Мотивы могут быть психологическими – желание повысить самооценку и авторитет автора в глазах окружающих или выставить в неприглядном виде других людей. Целью может быть и нанесение урона престижу и авторитету конкурирующей фирме на рынке или отдельному государству в глазах общества или на международной арене. 
Источник: «Диалог Регионы»
Рис. 3. Наиболее популярные фейки

Чаще всего (61%) встречаются ложные заявления/намеренная дезинформация (рис. 3), чуть реже – использование архивных или постановочных видео или даже кадров из художественных фильмов, как, например, для «доказательства» геноцида мусульман в Мьянме. Больше всего недостоверной информации можно встретить в отечественных соцсетях. Практически половина всех фейковых сообщений приходится на площадки «ВКонтакте» (24%) и «Одноклассники» (21%). За ними сразу идет Telegram (20%) и лишь потом соцсети запрещенных и признанных экстремистскими международных компаний, аудитория которых сильно уменьшилась из-за блокировок Роскомнадзора. 

Распространение фейков, как считают 79% граждан, представляет реальную опасность для общества (рис. 4). Такие данные привела начальник Управления Президента Российской Федерации по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи Татьяна Матвеева.
Источник: Управление Президента РФ по развитию информационно-коммуникационных технологий и инфраструктуры связи 
Рис. 4. Воздействие фейков на общество

За слова надо отвечать

Фейки не только вводят граждан в заблуждение, но сеют панику и используются для пропаганды, становясь оружием в информационной войне. Это вызывает озабоченность государства. В цифровом обществе блогеры имеют аудиторию, зачастую превышающую аудиторию традиционных СМИ, но при этом не несут ответственности за истинность размещаемой информации. Серьезные СМИ проверяют информацию по нескольким источникам и за счет этого проигрывают в скорости блогерам в конкурентной борьбе за читателей.

Контроль над блогерами с аудиторией свыше 3 тыс. пользователей пытались ввести еще в 2014 г., внеся поправки в закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». К владельцам сайтов и учетных записей стали применять все ограничения, установленные в России для СМИ. Но из-за несогласованности позиций ведомств закон так и не заработал – несмотря на выявляемые нарушения, ни одному из блогеров штраф не выписали. В июле 2017 г. с внесением новых поправок норму отменили, но проблема осталась.

Следующая попытка контроля интернета была предпринята в 2020 г. С 01.02.2021 вступил в силу закон о самоконтроле социальных сетей (№ 530-ФЗ), в соответствии с которым интернет-площадки обязаны сами выявлять и блокировать социально опасную информацию. Новый закон тоже вызвал критику. Пользователи площадок пишут когда и что угодно, а владельцам трудно оперативно выявлять ложный или противоправный контент. Кроме того, они не всегда обладают необходимой для этого экспертизой. 

Екатерина Ларина, директор департамента развития массовых коммуникаций и международного сотрудничества Минцифры России, сообщила, что рассматривается возможность введения мягкого контроля фейков. Предполагается штрафовать площадку не сразу после выявления фейка регулятором, а лишь в случае умышленного нарушения, о котором владелец знал, но мер не принял. Или же если заявление о выявленном фейке поступило от авторизованного субъекта, например фактчекинговой платформы или СМИ, то в случае отсутствия возражений автора фейк удаляется. Если возражения есть, в спор вмешивается модератор, принимающий окончательное решение. И только при отсутствии реакции на заявление владелец площадки несет наказание.

Чему верить, что проверить

Для выявления фейков АНО «Диалог Регионы» развернула фактчекинговый сервис «Лапша Медиа», включающий сайт (https://lapsha.media) с функцией проверки информации, чат-бот в «Вконтакте», медиамониторинг и базу фейков. С момента запуска платформы поступило более 85 тыс. запросов на проверку публикаций и сообщений. 

Среди партнеров сервиса «Лапша Медиа» – площадки Lenta.ru, ТАСС, 360tv и Высшая школа экономики. Мониторинг открытых источников проводится в автоматическом режиме с использованием технологий машинного обучения. Отобранные потенциальные фейки ежедневно проверяются экспертами на достоверность и по самым значимым из них публикуются материалы.

В целом проект выглядит интересным. Правда, практическая его полезность пока не до конца понятна. Недавно увидел на сайте Lenta.ru новость: «Бегемот проглотил ребенка и выплюнул его живым». Несмотря на широко распространенное заблуждение, бегемоты не питаются детьми. У травоядных по-другому устроен желудок. Бегемот – опасное животное и может напасть на человека. Но не для того, чтобы проглотить, а для того, чтобы растоптать или перекусить, что иногда и происходит. Так что публикация смотрится как фейк. Послал с редакционного адреса на сайт «Лапша Медиа» запрос на проверку публикации, указал ссылку, но не получил ответного сообщения, что заявка принята и находится в обработке. Впрочем, через пять часов получил ответ, что это не фейк, и ссылку на первоисточник – The Daily Telegraph. В английском издании, правда, говорится не «проглотил» (оказался в желудке), а «оказался в больших челюстях животного». А это большая разница. Но, видимо, умышленное искажение истины в заголовке для привлечения трафика фейком не считается. На запрос с личного адреса о проверке публикации на портале «Женский рай» о том, что у Никиты Михалкова могут отобрать виллу в Италии, ответ получил через сутки. Для новости это не слишком оперативно, в комментариях ее бросились обсуждать тут же. Ответ гласил: «Ряд юристов отмечает, что собственность за границей автоматически попадает под санкции. Информация о конфискации на данный момент не зафиксирована». 

Проблема фейков действительно стоит остро, но нет уверенности, что ее можно решить законодательными и техническими средствами. Если пост прямо нарушает законодательство, автор должен отвечать по закону. И здесь представляется логичным подход Минцифры. Если нет – разумнее рассчитывать на саморегулирование отрасли. На заре перестройки огромной популярностью пользовалась газета «Спид-Инфо». Помню статью «Мумия изнасиловала археолога», причем многие ей верили. Где теперь это СМИ и каков уровень доверия «желтой» прессе? По аналогичному сценарию будут развиваться и электронные СМИ, верить будут только авторитетным изданиям. Конечно, останутся сторонники «плоской Земли» и прочих экзотических и конспирологических теорий, но это будут маргинальные группы, не оказывающие существенного воздействия на общество.

Сложнее с фейками, создаваемыми в рамках информационной войны. В Великую Отечественную поступили просто – отобрали у населения радиоприемники. И некому было слушать немецкие фейки: «Сталин сдался, война проиграна».
Источник: «Диалог Регионы»
Рис. 5. Число фейков в неделю по регионам

Сегодня в лидерах по числу фейков – западные приграничные регионы – Севастополь, Крым, Белгородская область. Темами фейков становятся обстрелы и нападения диверсионных групп, подделки государственных документов об эвакуации из приграничных территорий. Все это воздействует на население, но запретами проблему не решишь. Доступ в интернет не перекроешь – остается бороться, разоблачая фейки и распространяя правду. Проводить прямые репортажи с мест событий, вести открытый диалог населения с властью. Бороться правдой с постправдой. Что, конечно, гораздо сложнее.
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!