Rambler's Top100
Статьи ИКС № 2-3 2009
Борис ПЕТРОВ  10 марта 2009

Зимняя оттепель?

Период с 28 апреля 2008 г. по 21 января 2009 г. может быть занесен в Книгу рекордов радиочастотного спектра. За почти сорокалетнюю историю своего существования Государственная комиссия по радиочастотам еще ни разу так долго не отдыхала между своими заседаниями.  А, может, отдыхала не зря…

Этот «отпуск» не был бы так заметен, если бы продолжал действовать механизм принятия оперативных решений ГКРЧ, который замечательно работал более 30 лет, пока не был сломан в 2004 г. после вступления в силу нового закона «О связи». Интересно, что буква закона ничего такого не «прописывала», но вот ее чиновничье-административная интерпретация…

Однако – к теме. Январское заседание ГКРЧ – событие эпохальное не только в силу того, что его ждали более девяти месяцев. На нем рассматривались весьма острые вопросы и был принят ряд непростых решений. Не касаясь всякого рода текучки и бюрократических изысков, остановлюсь лишь на том, что заслуживает внимания читателей.

На мой взгляд, главное решение января – «О порядке использования полосы радиочастот 2300–2400 МГц для мобильного широкополосного беспроводного доступа». Впервые ГКРЧ признала ресурс для ШБД ограниченным, а это значит, что в соответствии со ст. 31 закона «О связи» радиочастоты будут выдаваться по итогам открытого конкурса. Это огромный шаг вперед к цивилизованным порядкам и сближению с международными правилами. Хотя решение – еще не конкурс. Администрации связи предстоит нелегкий поиск точек соприкосновения с силовыми ведомствами, представители которых (на данном заседании) почему-то активно возражали против применения ст. 31 именно в этом диапазоне частот. А ведь закон, как известно, для всех полос частот един.

Говорили на заседании о возможном проведении конкурсов и в других полосах WiMAX, однако там ситуация намного сложнее. Во-первых, неясно, будет ли жив WiMAX к тому времени, когда завершится анализ загрузки спектра в этих полосах; во-вторых, частоты, которые можно будет без опасения выставить на конкурс, еще придется поискать.

Другое важное решение – о цифровом звуковом вещании. Как ни странно, именно звуковое вещание первым получило пропуск в цифровой мир. А вот телевидение, несмотря на всю шумиху вокруг цифровизации, неистовую борьбу за место в мультиплексах, дискуссии о том, кто должен платить за цифровые телевизионные приемники, и прочую суету, буксует, вязнет в болоте бюрократических проволочек, тонет в ворохе куртуазных концепций и из последних сил цепляется за старые аналоговые технологии.

Интересно, что более года назад ГКРЧ приняла решение о «замораживании» назначений новых частот для аналогового и цифрового телевидения. Тогда комиссия запретила даже принимать к рассмотрению новые заявки и разрешила продолжить только уже начатые на тот момент работы по расчету ЭМС. Кажется, 13 месяцев – срок вполне достаточный, чтобы обработать все документы, принятые на рассмотрение до 17 декабря 2007 г.

Но оказалось (согласно докладу директора департамента цифрового телевидения), что по каким-то неведомым причинам в радиочастотной службе скопилось более 10 тыс. заявок на цифровые и аналоговые каналы, заключения по которым вещатели еще не получили. И заключения эти лежат где-то в недрах бюрократического аппарата, ожидая решения ГКРЧ. Почему? Для тех, кто «понимает в частотах», ситуация более чем странная, никоим образом не вписывающаяся в правовое поле регулирования использования радиочастот в России. И тем более удивительная, что для того, чтобы отдать эти документы операторам, решения ГКРЧ никогда не требовалось. Поэтому, как и следовало ожидать, члены комиссии попросили департамент ЦТВ с ней разобраться и доложить о результатах на следующем заседании комиссии.

Такой внимательный подход радует и дает основания полагать, что новый состав ГКРЧ намерен регулировать спектр не «по понятиям», а именно так, как того требует Регламент радиосвязи – на основе справедливого и равноправного доступа к ресурсам всех пользователей.

Еще одно приятное событие январского заседания – упрощение процедуры получения частот для радиорелейных систем диапазона 8 ГГц. В ситуации, когда на получение частот уходит иной раз до двух лет, а число согласующих ведомств и необходимых документов постоянно увеличивается, упрощение процедуры – скорее исключение из правил и поэтому позволяет надеяться на потепление радиочастотного климата.

И, наконец, долгожданное дополнение перечня разрешенных для ввоза радиоэлектронных средств. Здесь главное – не сам перечень, а тот факт, что ГКРЧ признала несуразность этого документа и поручила таможенному комитету разработать и согласовать такие правила ввоза, которые не заставляли бы дилеров нервно вздрагивать от слов «радио» и «ГКРЧ» и не требовали бы собирать Государственную комиссию (состоящую, между прочим, из вторых лиц трех десятков министерств и ведомств), чтобы разрешить ввозить в Россию новый тип радиоуправляемых игрушек для дошкольников.
Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!