Rambler's Top100
Статьи ИКС № 07-08 2015
Алексей РОКОТЯН  08 сентября 2015

Переносимость фиксированных номеров Стоит ли овчинка выделки?

Сопоставимы ли затраты на FNP (Fixed Number Portability) с ожидаемым эффектом от этого мероприятия?

Алексей РОКОТЯН, канд. техн. наук, независимый эксперт

После запуска переносимости абонентских номеров в сотовых сетях в конце 2013 г. некоторые государственные органы, прежде всего Минэкономики и антимонопольное ведомство, начали поднимать вопрос о продолжении – внедрении переносимости номеров между сетями фиксированной телефонии. Понятно, что сама по себе возможность смены оператора без смены абонентского номера – благо для абонента. Но все имеет свою цену.

Технические основы и условия внедрения переносимости номеров

Сначала сделаем короткий экскурс в сетевое обеспечение переносимости номеров вообще. Если среди читателей вдруг есть люди, полагающие, что «переносимость – это очень просто», возможно, им будет интересен этот раздел.

Исторически маршрутизация вызовов в сетях телефонной связи строилась на основе анализа абонентского номера, структура которого содержит однозначную информацию о его принадлежности сети связи того или иного оператора, поскольку все они имеют непересекающиеся ресурсы телефонной нумерации. Например, в местном телефонном номере всегда содержится информация о его принадлежности тому или иному коммутатору (телефонной станции), на котором данному абоненту выделен данный номер и к которому через соответствующий абонентский комплект подключен его терминал.

При установлении соединения телефонные станции по анализу соответствующих знаков номера вызываемого абонента всегда могут однозначно выбрать правильное направление от коммутатора, обслуживающего терминал вызывающего абонента, до коммутатора, в который включен терминал вызываемого абонента, а последний в цепочке коммутатор – выбрать правильный абонентский комплект. Этот алгоритм установления соединения реализован во всех без исключения телефонных станциях и является типовым.

При внедрении переносимости абонентских номеров – в мобильной телефонии (MNP) или в фиксированной телефонии (FNP) – однозначное соответствие между цифрами абонентского номера и направлением, которое должна выбирать телефонная станция при установлении соединения, нарушается. Для перенесенных номеров маршрутизация по традиционным алгоритмам приводит к невозможности корректного установления соединения.

Возникает необходимость в анализе дополнительной информации о фактической принадлежности данного абонентского номера к телефонной сети того или иного оператора (так называемый маршрутный номер). Для хранения маршрутных номеров, связанных с абонентскими номерами абонентов, воспользовавшихся переносимостью, используется специальная база данных перенесенных номеров (БДПН). При установлении соединения коммутатор, в отличие от традиционного алгоритма, должен осуществить запрос информации, содержащейся в БДПН, и в зависимости от полученного маршрутного номера выбирать направление установления соединения.

Поскольку при внедрении на какой-либо телефонной сети (местной телефонной связи, подвижной радиотелефонной связи) переносимости абонентских номеров перенесенным может оказаться любой абонентский номер, выделенный для использования в пределах данной сети, и этот перенесенный номер может оказаться на сети любого оператора в составе данной сети, то функционал обработки вызова, учитывающий переносимость, должен быть внедрен на всех телефонных станциях в составе сети и применяться при обработке всех вызовов в ее пределах. Иначе корректное оказание услуг просто не гарантируется.

Игнорировать переносимость номеров на данной сети могут только коммутаторы, работающие вне этой сети. При этом обеспечение корректного установления соединения возлагается на коммутаторы сетей, в пределах которых перенесен абонентский номер.

Именно так реализуется сегодня переносимость в мобильной связи. Требования осуществления запроса в БДПН и правильной маршрутизации вызовов на перенесенные номера обязательны только для коммутаторов сетей подвижной радиотелефонной связи. Коммутаторы фиксированных телефонных сетей могут не запрашивать БДПН и маршрутизировать вызовы, направленные от фиксированных абонентов к мобильным, по традиционным алгоритмам. При этом правильное установление соединения гарантируется коммутаторами подвижных сетей. Правда, оператор исходящей телефонной сети в этом случае несет дополнительные издержки на оплату транзита вызова в сети оператора-донора (оператора, из сети которого абонент ушел со своим номером).

Таким образом, для внедрения переносимости абонентских номеров в пределах местной телефонной сети (будем говорить о FNP) необходимо:

  1. Реализовать функционал установления соединения по запросу маршрутного номера на всех АТС всех операторов, образующих данную местную телефонную сеть.
  2. Обеспечить функционирование БДПН и ее доступность всем операторам, сети которых образуют данную местную телефонную сеть.
  3. Реализовать у всех операторов, сети которых образуют данную местную телефонную сеть, бизнес-процессы взаимодействия при перенесении абонентского номера из сети оператора-донора в сеть оператора-реципиента.

Поскольку за время предоставления услуги MNP бизнес-процессы взаимодействия операторов при перенесении номера уже достаточно отработаны, этот опыт вполне может быть применен и при внедрении FNP. Поэтому дальнейший анализ направлен главным образом на сетевые аспекты реализации FNP, обеспечивающие корректное установление соединений с терминалами абонентов, использующими перенесенные абонентские номера.

Технические препятствия внедрению FNP

Основная техническая проблема при внедрении FNP – низкая техническая готовность коммутационного оборудования местных телефонных сетей к внедрению более сложных, чем традиционные, алгоритмов установления соединения FNP. Это обусловлено следующим.

Во-первых, в отличие от сотовой связи коммутация на местных телефонных сетях децентрализована, и количество коммутаторов существенно (на два порядка!) больше. Всего на местных телефонных сетях страны насчитывается около 40 тыс. АТС, зачастую небольшой емкости (сравним это количество с примерно четырьмя-пятью сотнями коммутаторов сетей подвижной связи).

Во-вторых, в целом парк местных АТС достаточно старый, доля современных АТС, в которых доступен функционал установления соединения, необходимый при FNP, невелика. По данным «Ростелекома» (из доклада Минкомсвязи в Правительство РФ по вопросам FNP, июль 2014 г.), монтированная емкость коммутаторов, потенциально готовых к внедрению FNP путем незначительного апгрейда программного обеспечения, составляет менее 15% общей емкости местных телефонных сетей данного оператора. Эти данные представляются вполне адекватными.

В-третьих, обычно в качестве препятствия к внедрению FNP указывается недостаточная цифровизация местных телефонных сетей. По данным «Ростелекома», в эксплуатации еще находятся почти 15 тыс. аналоговых АТС, в основном небольшой емкости. Аналоговые (электромеханические, квази­электронные) АТС реализуют алгоритм установления соединения на аппаратном уровне, и его изменение невозможно без переделки (т.е. фактически замены) станции. Но с точки зрения внедрения FNP не имеют технических перспектив и цифровые АТС поставки 90-х и даже начала 2000‑х гг., также присутствующие на местных телефонных сетях в больших количествах (только у «Ростелекома» их около 20 тыс.). Эти коммутаторы давно не развиваются технически, модернизация их программного обеспечения прекращена производителями. Поэтому, если при установке коммутатора оператор не приобрел функционал SSP (Service Switching Point – пункт коммутации услуг, именно этот функционал требуется для реализации запроса маршрутного номера в БДПН), то он уже не может быть внедрен на действующем коммутаторе. Потребность в SSP до сего дня была минимальной, на оконечных коммутаторах он, как правило, не нужен, и операторы его в подавляющем большинстве случаев не заказывали. К тому же значительная часть производителей АТС и не пыталась реализовать SSP на оборудовании российской поставки в силу невысокой востребованности этого сложного функционала. Поэтому готовность коммутационного оборудования местных телефонных сетей России к FNP оценивается как весьма и весьма низкая, а соответствующие затраты операторов на модернизацию коммутаторов, в том числе цифровых (во многих случаях выливающуюся в замену коммутатора или существенной его части – процессора), как очень высокие.

В-четвертых, количество действующих (построивших сети связи и оказывающих услуги) операторов местной телефонии в РФ превышает 4000, в регионах с развитым рынком количество операторов может превышать несколько сотен. При внедрении FNP подготовка сетей и информационных систем к переносимости затронет каждого из них.

В-пятых, внедрение FNP в отдельно взятом регионе или крупном городе по количеству участников может представлять собой более сложную задачу, чем внедрение MNP во всей РФ (сейчас в MNP по всей стране участвуют 68 операторов подвижной радиотелефонной связи, включая виртуальных).

Высказываемые некоторыми специалистами идеи о возможности не реализовывать новые алгоритмы установления соединения в условиях переносимости абонентских номеров на отдельных коммутаторах и пропускать весь трафик через транзитные (например, зоновые) коммутаторы, имеющие возможность осуществлять запрос БДПН, не являются решением проблемы по следующим причинам:

 

  • такой способ не позволяет обеспечить правильное установление соединения, когда номера вызывающего и вызываемого абонента, один из которых перенесен, принадлежат ресурсу нумерации, закрепленному за одной и той же АТС (при традиционном способе установления соединения такие вызовы принципиально не направляются на транзитные коммутаторы);
  • телефонная станция, не имеющая возможности обрабатывать маршрутный номер, не в состоянии корректно установить соединение с «чужим» абонентским номером, перенесенным в зону обслуживания данной устаревшей АТС;
  • в обычной телефонной сети местный трафик примерно в 10 раз превышает междугородный и внутризоновый, проходящий через зоновый транзитный узел. Пропуск всего трафика данной АТС через зоновый транзитный узел потребует существенного расширения как пучков каналов самой местной АТС на транзитный узел, так и емкости транзитного узла, а также модернизации транспортной сети между этими коммутационными узлами. Весьма вероятно, что такая реконструкция, если она вообще возможна, не будет дешевле замены устаревшей АТС на более современную.

 

Вывод из этих рассуждений очевиден. Внедрение FNP потребует кардинальной, дорогостоящей и длительной реконструкции местных телефонных сетей во всех населенных пунктах, в которых переносимость будет вводиться, причем эта реконструкция затронет всех операторов, оказывающих услуги местной телефонии в этих населенных пунктах.

Оценка стоимости внедрения FNP

Минкомсвязь в уже упомянутом докладе оценивает затраты только «Ростелекома» на подготовку местных сетей к FNP в 61,4 млрд руб. и в пять лет. Эти оценки более или менее адекватны в масштабах сети связи общего пользования, даже с учетом известной склонности операторов преувеличивать свои затраты на реализацию невыгодных проектов. Экспертно можно оценить общесетевые затраты по меньшей мере в 70–80 млрд руб. (с учетом альтернативных операторов и крупных существенных операторов, не входящих в «Ростелеком», например МГТС). И это – только сетевая составляющая. А есть еще затраты на ИТ-системы. При внедрении MNP они были даже больше, чем затраты на подготовку коммутаторов. У FNP сетевая составляющая гораздо массивнее, но и затраты на внедрение сотнями и тысячами операторов бизнес-процесса переноса номера тоже не стоит сбрасывать со счетов. В итоге стоимость проекта FNP по всей стране – не менее 100 млрд руб. Фиксированные телефонные сети не имеют таких инвестиционных бюджетов.

Еще одна специфическая проблема, которую следует иметь в виду при внедрении FNP, связана с наличием абонентской линии (АЛ) в сети фиксированной телефонной связи. MNP такой проблемы не имеет в принципе. Для перенесения абонентского номера из сети одного оператора местной телефонии в другую в общем случае необходимо иметь возможность организовать АЛ в помещение абонента из сети оператора-реципиента. А распределительная сеть оператора-реципиента может и не присутствовать в здании, в котором размещается абонент.

Указанная проблема в ряде случае не возникает, например:

 

  • при переезде абонента из зоны действия сети одного оператора в зону действия другого оператора в пределах одного поселения;
  • когда оператор-реципиент имеет сеть в здании, в котором находится абонент.

 

Однако в общем случае проблема технической организации АЛ к новой сети связи при FNP есть, и не во всех случаях она имеет удовлетворительное решение. Не вдаваясь в правовые особенности различных режимов использования АЛ, ограничимся констатацией, что этот фактор существенно ограничивает возможный позитивный эффект от внедрения FNP.

Таким образом, FNP с точки зрения возможности использования АЛ для обеспечения данного сервиса имеет перспективы прежде всего в крупных городах, да и то не повсеместно.

Так же FNP не может быть реализована в поселении, в котором действует только один оператор местной телефонии.

В то же время в крупных городах, в которых расположены большие объемы коммутационного оборудования, в том числе устаревшего, и действует много операторов, переход к предоставлению FNP потребует существенно больших общесетевых затрат. Это внутреннее противоречие необходимо учитывать при принятии решения о внедрении FNP.

Потенциальное влияние FNP на операторов связи

В целом рынок фиксированной телефонии в мире и в РФ находится на спаде, задействованная емкость местных телефонных сетей постепенно сокращается, равно как и доходы операторов, рентабельность сервиса невелика.

В то же время внедрение на коммутаторах функционала SSP (или более современных технологий, обеспечивающих в том числе переносимость абонентских номеров, например современной сетевой архитектуры IMS) потребует от операторов местной телефонии серьезных инвестиций, сопоставимых как минимум со стоимостью замены всех устаревших АТС (в том числе цифровых коммутаторов старых поставок) на новые. Причем от такой реконструкции не следует ожидать роста доходов операторов, по крайней мере в части услуг местной телефонии.

В этих условиях экономика многих небольших операторов может не выдержать резкого роста потребности в инвестициях для модернизации коммутационного (как минимум) оборудования, и они могут оказаться вынужденными уйти с рынка. Это негативно скажется на уровне конкуренции (а основным драйвером внедрения FNP выдвигается как раз рост конкуренции), а также на уровне занятости в соответствующем регионе. Тут в проекте FNP заложено внутреннее противоречие, обусловленное большим количеством мелких операторов в сегменте местной телефонии. Мера, направленная на развитие конкуренции, но слишком дорогостоящая для операторов, может привести на практике к снижению конкуренции и вымыванию мелких игроков.

Крупные операторы местной телефонии («Ростелеком», МГТС, другие существенные операторы, крупные альтернативные операторы) экономически способны в течение определенного срока (для каждого оператора своего) провести необходимую реконструкцию сетей и подготовиться к FNP. Однако это потребует от них серьезного напряжения ресурсов, тем большего, чем большую долю в их доходах составляет местная телефония, и негативно скажется на всех прочих инвестиционных программах.

Очевидно, что реальная заинтересованность во внедрении FNP отдельных операторов связана с их ожиданиями положительного эффекта от привлечения к себе определенного количества корпоративных клиентов в крупных городах. Однако ожидаемый ими эффект вряд ли сопоставим с отраслевыми затратами на реализацию столь дорогостоящего проекта.

Оптимизм отдельных органов исполнительной власти в вопросе внедрения FNP понятен, поскольку переносимость абонентских номеров способствует (с поправкой на вышеизложенное) росту конкуренции и отвечает интересам действующих абонентов. Однако при принятии окончательного решения необходимо адекватно оценить стоимость проекта и сопоставить затраты с ожидаемым эффектом. Нельзя также не учитывать и очевидно негативное влияние FNP на общий темп развития отрасли и инвестиции в остальные проекты, имеющие для операторов связи коммерческую (в отличие от FNP) направленность.

В то же время уже полуторагодичный опыт предоставления MNP говорит о том, что переносимость номеров – не слишком востребованный сервис. Потенциальная клиентская база у него есть, но она не превышает нескольких процентов – и это для мобильной связи.

Абонентов фиксированной связи в несколько раз меньше, чем абонентов сотовых сетей. Не во всех случаях фиксированная переносимость реализуема из-за проблем с организацией абонентской линии к сети нового оператора или отсутствия реальной альтернативы в населенном пункте.

Таким образом, можно уверенно прогнозировать, что доля фиксированных абонентов, которые смогут воспользоваться FNP, будет ниже, чем доля тех, кто перенес свой мобильный номер, причем в основном это будут корпоративные, а не частные абоненты (для корпоративного сегмента проще решается проблема организации абонентской линии). Абонентам-гражданам FNP во многих случаях будет просто недоступна.

В сухом остатке

В целом проект FNP представляется весьма дорогостоящим (не менее 100 млрд руб. в масштабах страны), имеющим длительные сроки реализации. По мнению автора, возможный положительный эффект от внедрения FNP несопоставим (много меньше) с затратами на его реализацию. Необходимо также учитывать реальную угрозу ухода с рынка многих мелких альтернативных телефонных компаний, уже сейчас с трудом сводящих концы с концами на падающем рынке.

В то же время средства, которые придется потратить на FNP в случае принятия соответствующего регуляторного решения, могут принести гораздо больший эффект, если вложить их в развитие современных мультисервисных сетей или в иные проекты, связанные с реальным ростом качества и разнообразия услуг, оказываемых абонентам.

Автор не считает, что искусственное (и чрезмерно дорогостоящее) подстегивание конкуренции на съеживающемся рынке фиксированной телефонии поможет хоть как-то задержать этот процесс и принести реальную пользу абонентам. 

Т е м   н е   м е н е е

Если все-таки вставать на путь реализации FNP, нужно подойти к этому проекту системно и не принимать скоропалительных решений, как то было при внедрении MNP.

Представляется необходимым осущестить следующие мероприятия*:

1. Разработка и утверждение системно-сетевых решений по реализации FNP в РФ:

a) выбор способа установления соединения при обеспечении переносимости местного абонентского номера;

b) определение формата маршрутного номера при FNP (в формате маршрутного номера, принятом при реализации MNP, количество операторов связи не может превышать 99, что явно недостаточно для Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных регионов);

c) формирование требований к коммутационным системам местных телефонных сетей при реализации FNP, порядку их взаимодействия при установлении соединения;

d) определение способа реализации БДПН для FNP (технические решения, принятые при реализации MNP, могут быть неоптимальны для FNP в силу намного большего количества участников, не обладающих часто необходимыми ресурсами. Поэтому обязательно надо рассмотреть целесообразность распределенного построения централизованной БДПН, позволяющего при установлении соединения взаимодействовать в режиме онлайн непосредственно с коммутаторами местных телефонных сетей);

e) определение технических критериев готовности местной телефонной сети к внедрению FNP, при которых затраты операторов местной телефонии не вызывают чрезмерного негативного влияния на локальный рынок и развитие сетей.

2. Обследование состояния инфраструктуры местной телефонной связи с точки зрения внедрения FNP:

a) получение в Роскомнадзоре текущего среза информации о количестве действующих операторов местной телефонной связи во всех городских поселениях и муниципальных районах РФ (цель – определение потенциального количества участников FNP и выявление муниципальных районов/поселений, где FNP невозможна из-за отсутствия альтернативы оператору);

b) получение информации о готовности действующих местных АТС к внедрению FNP во всех городских поселениях/муниципальных районах, где действует более одного оператора местной телефонии. Оценка затрат операторов на модернизацию коммутаторов на основе определенных технических требований и взаимодействия операторов с вендорами (если таковые имеются – некоторые уже ушли с рынка).

3. Выявление мест (города, муниципальные сельские районы), в которых целесообразно проведение пилотных проектов (количество операторов невелико, готовность сетей достаточно высока, что позволяет осуществлять пилотные проекты с разумными затратами и в не слишком длительные сроки). Выбор в качестве пилотного региона Москвы, Санкт-Петербурга или Казани очевидным образом не является оптимальным, поскольку местные телефонные сети в этих городах весьма сложные и большие, имеют значительное количество устаревшего оборудования, количество операторов также весьма велико и в целом проект будет очень сложным, дорогим и длительным.

4. Формирование нормативной базы FNP. Следует учитывать, что для операторов любая переносимость номеров – прежде всего обременение, а не коммерческий проект. Поэтому необходимо четко формулировать обязанности операторов. Применение критерия «при наличии технической возможности» (которая, как уже отмечалось, является обременением, и оператор заинтересован, чтобы она не появилась никогда) делает весь проект бессмысленным. В число необходимых НПА должны входить:

a) изменения в закон «О связи», узаконивающие саму возможность FNP и соответствующие обязанности операторов. При этом нужно зафиксировать, что перечень местных телефонных сетей, в рамках которых действует FNP, и сроки внедрения переносимости в них устанавливаются Правительством РФ. Повсеместное внедрение FNP чревато негативными последствиями для отрасли и рынка;

b) изменения в Правила оказания услуг телефонной связи, узаконивающие процедуры переносимости абонентского номера во взаимодействии абонента и оператора;

c) требования к сетям местной телефонной связи и коммутационному оборудованию при внедрении FNP;

d) изменения в Российскую систему и план нумерации в части внедрения маршрутного номера при FNP;

e) порядок организационно-технического взаимодействия операторов местной телефонии и оператора БДПН при осуществлении перенесения абонентского номера;

f) требования к БДПН и ее оператору, вытекающие из внедрения FNP.

5. Принятие решения Правительства РФ о назначении опытных зон FNP и сроках реализации пилотных проектов.

6. Постоянный мониторинг подготовки к внедрению FNP в опытных зонах, управление проектом со стороны отраслевого регулятора.

7. Опытная эксплуатация FNP в опытных зонах на протяжении как минимум полутора-двух лет. После этого возможно обсуждение решения о распространении (или не распространении) полученного опыта по стране и условий такого распространения.

 _____________________________________________________________

* Вообще говоря, MNP тоже надо было внедрять похожим образом. То, что это не было сделано, существенно усложнило процесс внедрения и, безусловно, негативно сказалось на всем проекте. До сих пор ни один сотовый оператор не рискует начинать массовую рекламу и продвижение MNP, маркетинговые акции, связанные с MNP. MNP остается нишевой и не слишком востребованной возможностью именно потому, что внедрение проходило в авральном порядке и последствия аврала не ликвидированы до сих пор. Впрочем, это другая тема…

 

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!